Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш обещает помощь и поддержку президенту Афганистана Карзаю. Атака российских властей на западные нефтяные концерны не пройдет бесследно, предупреждают американские наблюдатель. Консультант – самая прибыльная профессия


Юрий Жигалкин: Президент Буш обещает помощь и поддержку президенту Афганистана Карзаю. Атака на западные нефтяные концерны не пройдет бесследно, предупреждают американские наблюдатель. Консультант – самая прибыльная профессия. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Президент Буш встретился во вторник в Белом Доме с президентом Афганистана Хамидом Карзаем. Визит афганского лидера в Вашингтон проходил на фоне тревог по поводу набирающегося сил и решимости «Талибана».


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Президент Афганистана, в частности, выразил озабоченность активизацией на юге страны сил «Талибана». Джордж Буш сказал, что цель талибов – заставить союзников по коалиции покинуть Афганистан и снова захватить власть в этой стране. Но цивилизованный мир с этим никогда не согласится, - сказал Буш. Кроме афганских правительственных войск, талибам противостоит 40-тысячная военная группировка НАТО, более половины которой оставляют американские военнослужащие.


Насколько оптимистичные прогнозы можно сейчас строить относительно нормализации жизни в Афганистане? Об этом я беседовал с п рофессором Школы государственного управления имени Кеннеди Гарвардского университета Робертом Ротбергом.



Роберт Ротберг: Сейчас самая главная проблема - это подавление сопротивления «Талибана», который, казалось, был разгромлен в 2002году. Он набрал силу, опираясь, как считают, на поддержку из Пакистана. Насколько будут успешны попытки нейтрализовать этот всплеск активности талибов, пока непонятно. И это создает тревожное ощущение в регионе.



Аллан Давыдов: Значит ли это, что решение афганской проблемы должно опираться в основном на военную силу?



Роберт Ротберг: В долгосрочном плане лучшей альтернативой режиму талибов являются совершенствование государственного управления в Афганистане и обеспечение жизненно важными товарами и услугами, организация водоснабжения и строительство дорог. Но самая ближайшая задача и единственный способ совладать с «Талибаном» - это его подавление силой. После чего откроются несравнимо более широкие возможности для реализации долгосрочных планов восстановления страны. Хочу особо отметить, что талибы нападают не только на военных, но и на тех, кто строит дороги и прокладывает водопроводы. В понедельник мы узнали, что застрелена руководитель управления по делам женщин провинции Кандагар Сафия Амаджан. Это еще раз подтверждает, что талибы не хотят прогресса в Афганистане, они хотят сохранить все как было. И с этой точки зрения очень важно применять против них военную силу.



Аллан Давыдов: Ожидается, что в среду Джордж Буш одновременно примет в Белом доме президента Афганистана Карзая и президента Пакистана Мушаррафа, дабы попытаться сгладить их разногласия в вопросе о причинах бесконтрольности ситуации на афгано-пакистанской границе, способствующей жизнедеятельности талибов и других террористических групп.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.


Угрожая разорвать контракты с западными компаниями, разрабатывающими нефтегазовые месторождения на Сахалинском шельфе, Россия рискует потерять гораздо больше, чем она может потенциально выручить, оттеснив иностранные фирмы от сахалинской нефти. Так американские эксперты комментируют новые претензии российских природоохранных ведомств к консорциуму, возглавляемому концерном «Шелл».


Насколько, так сказать, легитимными выглядят эти претензии? Я задал этот вопрос профессору Маршаллу Голдману, содиректору Центра российских исследований Гарвардского университета.



Маршал Голдман: Для них наверняка есть некие основания, известно, например, о нескольких эпизодах разлива нефти. Но также необходимо осознавать, что эти месторождения среди самых тяжелых для разработки, что цены на металл и другие материалы взлетели многократно с середины девяностых годов, когда заключались контракты. На мой взгляд, нет никаких сомнений в том, что эта кампания затеяна теми силами в российском руководстве, кто возбужден перспективой высоких цен на нефть и считает, что Россия с ее почти неограниченными финансовыми возможностями может позволить себе любые технологии, может, если потребуется, нанять западные компании для ведения работ. Как потеснить ныне нежеланных контракторов? Вменить им в вину нарушение обязательств по охране окружающей среды, которые даже не были включены в контракты.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, есть ли у западных компаний действенные средства защиты от таких нападок или российские власти, по сути, вольны в своих действиях?



Маршал Голдман: Конечно, власть в их руках. Это российская территория и традиционные предупреждения со стороны западных правительств о том, что атаки на западный бизнес в России подорвут интерес к ней иностранных инвесторов вряд ли кого испугают в Москве. Правительство России утопает в нефтедолларах. Но я не сомневаюсь, что расплата за такое поведение наступит, и много раньше, чем считают те, кто ведет атаку на западные нефтяные компании. Россияне не должны удивляться, почему «Северстали» было отказано в приобретении «Арселора», или почему, позволяя «Внешторгбанку» приобрести пять процентов пакета акций «Аэробуса», его акционеры гарантировали, что российские владельцы акций не будут касаться управления компанией. Никто на Западе не хочет иметь дело с компаниями, за которыми маячит российское правительство.


Эти атаки на «Шелл» и «Шеврон», как и убийство заместителя председателя Центрального банка лишь укрепляют Запад во мнении, что в России царит произвол, что лучше подальше держаться от всего, что связано с русскими деньгами. Российские власти могут делать все, что угодно на своей территории, они доказали это, но они не должны рассчитывать на то, что их и российские компании признают в качестве равноправного партнера в мире. И в перспективе это сильно ударит по интересам России.



Юрий Жигалкин: Говорил экономист профессор Маршалл Голдман.


Во вторник два видных корпоративных преступника были приговорены к тюремному заключению, хотя чистосердечное раскаяние и сотрудничество со следствием помогли одному из осужденных отделаться сравнительно мягким наказанием. Шесть лет в тюрьме общего режима проведет Эндрю Фэстоу, бывший финансовый директор и один из авторов бухгалтерских трюков, позволивших «Энрону» искусственно раздуть доходы и стоимость акций компании. Разоблачение многолетних приписок привело пять лет назад к крушению компании, обесцениванию акций и потери сбережений, хранившихся в акциях тысячами работников «Энрона». Приговаривая Фэстоу к щадящему сроку, судья отметила его раскаяние, готовность вскрыть финансовые махинации руководства компании и отказ от 30 миллионов долларов, заработанных им во время службы в «Энроне». Не раскаявшийся и не признавший вины бывший глава разорившейся телефонной компании «Уорлдком» Бернард Эбберс пойдет в тюрьму с высоко поднятой головой, но ему придется провести там 25 лет. Взывая к милосердию судьи, его адвокаты говорили, что это означает смертный приговор для 65-летнего сердечника Эбберса. Апелляционный суд не внял этим призывам.


За полтора года после введения запрета на курение в служебных помещениях и общественных местах в городе Колорадо-сити число людей, доставленных в больницу с сердечным приступом, упало на 27 процентов в сравнении с предыдущим полуторагодичным периодом. Это первое подобного рода исследование, статистически подтверждающее давние утверждения специалистов о губительном воздействии никотина и на людей курящих, и особенно на тех, кто вынужден делить с ними пространство в общественных местах и на работе. Считается, что около 35 тысяч некурящих американцев погибает каждый год в результате так называемого вторичного курения. Если результаты исследования в Колорадо-сити, запретившего курения в ресторанах, барах, магазинах, культурно-спортивных учреждениях, в офисах, подтвердятся опытом других городов, некурящая Америка может стать реальностью. Ведь запрет на курение – простой способ спасти жизнь людей и сэкономить миллиарды на медицине.


Не во врачи, в адвокаты или банкиры, а в консультанты, возможно, скоро пойдут выпускники колледжей, желающие разбогатеть. Редкая пока ныне специальность – консультант, обслуживающий политический истэблишмент, – превратилась в одну из самых высокооплачиваемых специальностей. Во время последних выборов президента и членов Конгресса 600 консультантов заработали около 2 миллиардов долларов.


Какие только консультанты не требуются современному политику. Действительно, какие? Слово – Яну Рунову.



Ян Рунов: В 1976 году кандидат в депутаты нижней палаты Конгресса тратил, в среднем, на свою избирательную кампанию 87 тысяч долларов. В 2004 году средние расходы достигли 1 миллиона. Кандидату в верхнюю палату – Сенат – для победы нужно было в 1976 году собрать свыше 600 тысяч долларов, а в 2004 году - 7 миллионов. На президентских выборах 2008 года, как предсказывают стратеги Республиканской и Демократической партий, каждый из двух ведущих кандидатов израсходует на политическую борьбу по 500 миллионов долларов.


Означает ли это, что в Америке на выборные должности всё труднее попасть человеку не очень богатому? На этот вопрос координатор исследовательского проекта Сэнди Берго ответила отрицательно.



Сэнди Берго: Вы должны собрать деньги. Сами вы не обязательно должны быть богаты, но вы должны суметь убедить других, что в вас стоит вкладывать деньги. Встречаются кандидаты, готовые тратить собственные деньги, но пока гораздо чаще бывает, когда кандидат нанимает консультантов, специалистов по сбору средств на политическую кампанию. Проблема в том, что политик оказывается в таком случае в той или иной степени в моральном долгу перед щедрыми сторонниками, которые своими деньгами поддержали его избрание.



Ян Рунов: Как давно стала заметной профессия политического консультанта?



Сэнди Берго: Этот феномен развился за последние лет 30 одновременно с развитием политической рекламы на телевидении.



Ян Рунов: В 2004 году больше всех заработали медийные консультанты президента Буша и его соперника сенатора Джона Керри. На втором месте по заработкам, вслед за медийными консультантами, идут эксперты по пропаганде с использованием почты – direct - mail . А на третьем - специалисты по сбору денег на избирательную кампанию. Итак, профессия, которой ещё 30 лет назад не было, становится самой дефицитной, а потому самой высокооплачиваемой. Она требует не только специфических знаний, но и обширных связей. Поэтому среди консультантов часто встречаются бывшие лоббисты, адвокаты, политики, побывавшие на выборной должности, то есть люди опытные и весьма искушённые.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Ян Рунов.


XS
SM
MD
LG