Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Russia Today собирается заговорить по-французски. Языков, на которых вещает главный пропагандистский рупор российского иновещания, явно не хватает – появились опасения, что в мире франкофонии искажают светлый образ страны победившей духовности и необходимо срочно исправлять положение и дать возможность французам, бельгийцам, швейцарцам и примкнувшим к ним африканцам или квебекцам узнать правду.

Добро бы это был обыкновенный распил государственного бюджета! Но, кажется, инициаторы расширения российского иновещания искренне верят в свою роль нравственного маяка для прогнившего Запада и не понимающего своего счастья Востока. И считают, что если просто перевести программу “Время” на все доступные российским пропагандистам языки, все сразу волшебным образом изменится. Мир, конечно, продолжит говорить по-английски, по-французски и даже на иврите – но в категориях, предлагаемых Russia Today. А по-украински или по-белорусски мир говорить не будет, потому что зачем?

Вот казалось бы, в условиях диверсионной войны, развязанной Кремлем против соседней страны, и повального отключения российских телеканалов в Украине единственным возможным пропагандистским решением было бы переводить программу “Время” не на французский, а на украинский. Но подчиненные Маргариты Симоньян хотят действовать на нервы Франсуа Олланду, а не Петру Порошенко – просто потому, что у Порошенко язык смешной, а на языке Олланда написана половина “Войны и мира”. А это означает, что язык Олланда достоин того, чтобы на нем говорить правду о “русском мире”.

Инициаторы расширения российского иновещания искренне верят в свою роль нравственного маяка для прогнившего Запада и не понимающего своего счастья Востока

Если серьезно, то хорошо, что организаторы телевизионного перевода – зачастую молодые и невежественные люди, многие из которых никогда не бывали в здании советского иновещания. Когда главным средством пропаганды было радио, а не телевидение, Москва говорила на всех существующих и несуществующих языках, включая эсперанто. Для охмурения зарубежных диаспор использовались пропагандистские мощности союзных республик, так что из Киева ежедневно рассказывали украинцам Канады и Соединенных Штатов, как хорошо в стране советской жить, а из Риги, Вильнюса или Таллина просвещали покинувших родину после советской оккупации бывших жителей независимых Латвии, Литвы и Эстонии. И что, помогло Советскому Союзу уцелеть это натужное многоязычье? Или, может быть, канадские украинцы или латыши из Швеции поверили, что их страны действительно процветают под чутким руководством шовинистов из брежневского политбюро?

Читатель, наверное, скажет, что такие тексты не могут появиться на сайте Радио Свобода. Потому что Радио Свобода – тоже иновещание и его создатели испытывали по отношению к Советскому Союзу примерно тот же интерес, какой Russia Today испытывает к Франции. Но одно очевидное отличие все же есть. Радио Свобода вышло в эфир тогда, когда у жителей Советского Союза не было никакой возможности получать альтернативную информацию. И речь идет отнюдь не только об идеологии или культуре. Даже об аварии на Чернобыльской АЭС и о правилах поведения в зараженной радиацией зоне мы, жители первой в мире страны победившего презрения к людям, узнавали от Радио Свобода и других западных “голосов”.

А у жителей стран, с которыми вело диалог советское иновещание, а теперь ведет диалог Russia Today, информационные альтернативы есть. В каждой цивилизованной стране не просто показывают новости, но еще и до хрипоты спорят об их интерпретации. В каждой цивилизованной стране потребитель информационной продукции сталкивается с таким валом новостей и мнений, что не имеет возможности отвлекаться на безумие и бесчестие, даже если это безумие оплачивается из российского государственного бюджета.

Когда я был школьником, Радио Свобода глушили. Зато чудесный ежемесячный журнал “Корея сегодня” свободно продавали в киосках и желающий узнать о том, как товарищ Ким Ир Сен руководит на месте работой плавательных бассейнов и передовых хозяйств, имел неограниченные возможности. Наверное, какая-нибудь пхеньянская Маргарита убеждала своего руководящего на месте Мастера, что с каждым новым номером ее журнала образ Северной Кореи в мире изменяется до неузнаваемости. А я потешался – потому что по сравнению с северокорейским жителем все же имел несколько иные возможности для познания мира. И хочу заверить будущих организаторов франкоязычной версии Russia Today, что информационный выбор потенциального зрителя их нового телеканала просто не сравним с выбором советского школьника. И сколько бы кремлевский Мастер ни руководил на месте обустройством Крыма и просвещением погрязшего в распутстве Запада, никакая Маргарита не спасет его от превращения в посмешище.

Виталий Портников – киевский журналист, обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG