Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Маяк" как альтернатива глушению


Объект №600 в Литве для глушения "западных голосов"

Объект №600 в Литве для глушения "западных голосов"

Почему в СССР, несмотря на решение партии, не прекратили выпускать коротковолновые приемники

Вот уже больше месяца Государственная радиовещательная компания "Маяк" отмечает свой полувековой юбилей. На ее сайте можно прочесть: "Радиостанция "Маяк" появилась благодаря специальному решению Советского правительства в противовес "западным" станциям".

1 августа 1964 года, когда в эфире и многомиллионной сети советских "радиоточек" прозвучали позывные – фраза всем знакомой мелодии "Подмосковных вечеров", – несомненно памятная дата в истории "советской цивилизации". Многолетний процесс, предшествовавший первой передаче "Маяка", полон дат и событий, ныне всеми уже забытых. Однако без знания их невозможно понять, почему был создан этот мощный информационно-развлекательный ресурс.

***

О том, что постоянно возрастающие затраты на глушение западных "голосов" приносят лишь ограниченный эффект, партийное руководство страны было уведомлено вскоре после смерти Сталина. Справка о внутреннем и зарубежном радиовещании США. 22 марта 1954 г.:

"По утвержденному плану в соответствии с Постановлением Совета Министров от 23 августа 1954 года для забивки иностранных станций должно быть установлено более 800 передатчиков, из них около 100 мощных передатчиков. Всего по забивке иностранных станций должно работать около 1000 передатчиков. Следует подчеркнуть, что введение в действие всех намеченных технических средств радиозащиты создаст еще большие помехи приему советских радиопередач.
При всем том следует учесть, что сама по себе забивка иностранных передач не является достаточно эффективной. Хотя на нее расходуются огромные средства (так, строительство станций-глушителей, предусмотренных Постановлением от 23 августа 1954 года, обойдется свыше 1 млрд рублей), она не дает и практически не может дать полного заглушения антисоветских передач на всей территории СССР. По справке Министерства связи, приложенной к проекту Постановления от 23 августа 1954 года, полное заглушение враждебных радиопередач при условии выполнения плана строительства 800 передатчиков специально для забивки будет достигнуто лишь в 64 крупнейших городах СССР. Почти на всей остальной территории СССР антисоветские радиопередачи все равно будут по-прежнему прослушиваться. […] Но даже в указанных выше 64 городах полное заглушение антисоветских радиопередач будет возможно только при том условии, если наши враги не введут в эксплуатацию ни одной новой радиостанции для вещания на СССР, что мало вероятно. Вернее будет предположить, что в ответ на строительство станций-глушителей противник будет вводить новые мощные радиостанции для антисоветского радиовещания. Таким образом, прием иностранных радиостанций будет по-прежнему возможен на преобладающей части территории СССР. Разница будет лишь в том, что этот прием можно будет вести на меньшем количестве волн, чем сейчас".

В 1958 г. Юрий Жуков, председатель Госкомитета Совета министров СССР по культурным связям с зарубежными странами, основываясь на этих данных, секретно высказался за частичное прекращение глушения:

"Прекращение забивки антисоветских передач дало бы возможность пополнить технические средства зарубежного радиовещания мощностями около 4070 кВт, т. е. увеличить эти мощности на 30%. […] Мы считали бы возможным сохранить забивку лишь в наиболее крупных центрах, направляя главным образом против передач станций "Освобождение", "Кавказ", "Байкал" и им подобных, занятых наиболее активной пропагандой подрывной деятельности на территории СССР. Все высвобождающиеся таким образом мощности следовало бы передать на активное вещание, направленное против буржуазной радиопропаганды".

Для организации "активного вещания" Жуков предложил использовать американский опыт руководства и принятия планов информационной работы. Тогда Президиум ЦК оставил эти предложения видного мастера пропаганды без внимания.

Продолжая наращивать мощности и сеть глушилок, становящихся, по сведениям КГБ, все менее эффективными, партийное руководство попыталось найти другой "технический" способ сокращения постоянно растущей аудитории зарубежных радиостанций. – Президиум ЦК КПСС поручил Высшему совету народного хозяйства (ВСНХ СССР) "принять меры по прекращению выпуска радиоприемников с коротковолновым диапазоном". Но решение это не было выполнено. В СССР по-прежнему производились приемники, позволявшие ловить "голоса". Почему? – Этот вопрос еще пару лет назад задал автор одного из "высоколобых" российских изданий (Computerra). Вместо ответа, которого у него не имелось, он предложил три беспомощно иронические версии:

– поскольку "добро" на массовое производство приемников с КВ-диапазонами дали на самом верху", Госдеп уже в ту далекую пору манипулировал верхушкой советской власти;

"руководство страны настолько было уверено в превосходстве советской идеологии над идеологией буржуазной, что не страшилось конкуренции, а глушилки стояли больше для порядка"; "Подвариант: "голоса" служили прививкой – вроде коровьей оспы: послушал, переболел в легкой форме, выздоровел, и далее живешь неуязвимым для западной пропаганды".

"короткие волны выполняли роль липкой ленты. Понаслушается несознательный гражданин прелестных речей – и давай болтать налево и направо. Тут его можно выявить, провести профилактическую беседу и сделать еще одним ухом и глазом нашего Аргуса"

Других ответов историки пока не придумали. Потому и вопрос о производстве в послевоенном СССР коротковолновых приемников и кремлевских попытках прекратить его старательно обходят.

...В 1963 году эти вопросы чрезвычайно интересовали руководство ЦК. Ясно было, что министерство радиотехнической промышленности секретное партраспоряжение не выполнило. Его главе, министру Калмыкову, отдан был приказ организовать выпуск приемников, по которым вражьи голоса услышать было бы невозможно. Главе КГБ Шелепину – "выяснить, почему не вып[олнено] решение о выпуске приемников". Озабоченные проблемами идеологии, пропаганды и нового расклада в международной жизни Хрущев и его коллеги по партруководству в очередной раз решили разобраться с иностранным радиовещанием на Советский Союз.

Сохранившаяся неправленой стенограмма заседания Президиума ЦК КПСС от 23 апреля 1963-го сберегла ход несколько косноязычных рассуждений "высшего разума партии":

ХРУЩЕВ. …давайте поручим товарищу Устинову с тем, чтобы с Калмыковым рассмотреть и разработать вопрос о том, чтобы производить радиоприемники, которые бы работали только на прием от наших станций.

КОСЫГИН. Без коротких волн.

ПОНОМАРЕВ. Быстро любители приспосабливают и практически трудно это сделать.

ХРУЩЕВ. Приспосабливают не все.

ИЛЬИЧЕВ. Приспосабливают как раз тогда, когда коротковолновые выпускают. Мы им сами даем возможность.

БРЕЖНЕВ. Выпустили 9 млн. штук.

ХРУЩЕВ. Почему это сделали?

ИЛЬИЧЕВ. Было решение, не выполнили. Самое главное было возражение Министерства торговли: потребитель не берет без коротких волн, они же соображают, не берут, и затоваривается.

ХРУЩЕВ. А надо сократить производство.

КОСЫГИН. Других не будет, эти будут брать.

ХРУЩЕВ. А давайте посмотрим: может быть, произвести эти, а те заменить.

[…] В городах трансляцию через сеть. Я не знаю, может быть, налог увеличить на индивидуальное пользование радиоприемниками и меньше – на репродукторы.

КОСЫГИН. На средних и длинных они ничего не поймают.

ХРУЩЕВ. Товарищ Косыгин, вопрос борьбы с буржуазным влиянием – это серьезный вопрос.

КОСЫГИН. Конечно.

ХРУЩЕВ. Мы этим делом не занимались, а это серьезный вопрос. Вот американцы, они занимаются этим: они заменили все радиоприемники, которые работают на коротких волнах.

ГРОМЫКО. Не радиоприемники заменили, а производство заменили.

ИЛЬИЧЕВ. Тут процесс простой: они запретили выпуск частей. То, что выпустили – нет запасных частей, некуда деваться, и начали покупать это. Вот так и нам надо.

ХРУЩЕВ. Вот это "свободный мир". Он понимает, как надо вести борьбу с коммунистическим наступлением. А вот мы, коммунисты, ротозеи, не понимаем, нам нужен только милиционер. А они знают: просто экономически, вот запчасти не сделали, вышли из строя, покупай другие. Давайте мы так сделаем.

Одним словом, надо организовать более разумное наступление на противника и не давать ему возможности с нашей стороны, не облегчать ему возможность вести пропаганду на нашу страну.

СУСЛОВ. Не подставлять бока.

Оставлю здесь без комментариев и косноязычие высших руководителей страны, и их слабую осведомленность об обсуждаемом вопросе (разумеется, никто в Америке выпуск коротковолновых приемников и запчастей к ним не запрещал; возможно, это утверждение – ошибочная интерпретация сведений о сокращении производства радиоламп в связи с массовым распространением приемников на полупроводниках). Не стану комментировать и ту легкость, с которой партийный синклит решает лишить подведомственное население того, что у него есть…

Один из ответов на вопрос, почему в 1963-м и раньше (и позднее – вплоть до отмены глушения иностранных "голосов") власти не удалось избавиться от производства бытовых коротковолновых радиоприемников, на заседании Президиума ЦК был нащупан правильно ("потребитель не берет без коротких волн, они же соображают, не берут, и затоваривается"). До другого они не додумались. Причина регулярного невыполнения партрешений по коротковолновым приемникам таилась во внутренней противоречивости интересов советских ведомств. Обязанный решением Президиума ЦК "производить радиоприемники, которые бы работали только на прием от наших станций", Дмитрий Устинов – в ту пору заместитель председателя Совета министров и глава Военно-промышленной комиссии, обязан был также выполнять и другие партийные решения, в частности, осуществление во многом демонстративных мероприятий по частичному перепрофилированию военной промышленности на производство продукции гражданского назначения и широкого потребления. План такого рода конверсии имелся у каждого советского предприятия, работавшего на "оборонку", в том числе и у радиозаводов, осваивавших в ту пору полупроводники. Ну, что могли без особых дополнительных усилий выпускать такие предприятия "в мирных целях", да еще такое, чтобы находило сбыт, в котором можно победно отчитаться? – Разумеется, приемники с коротковолновым диапазоном.

Так и тянулось. До самого конца советской власти…

***

В 1962-м я, мальчишкой после школы, зарабатывал себе "производственный стаж" для вуза (еще одна придумка партии!) на одном из таких заводов – п/я 40. Продукция – штурманское радиооборудование для бомбардировщиков, аппаратура для спутников и радионачинка для экспортируемых в Индию истребителей. "Конверсия" обрушилась и на наш завод. Поначалу попытались производить в "моем" механическом цехе электродоильники. Получилось очень качественно – делали-то с "военным" стандартом "допусков и посадок", он был выше, чем на "гражданке". Но и наше, слесарей-инструментальщиков, жалование было существенно выше. (Даже я, начинающий, получал 120 руб. в месяц; это при средней советской зарплате 1962 г. 84 руб.) По словам заводского экономиста, "этот доильник дороже трех коров – кому он на хрен нужен?"

Перешли на производство бытовых приемников. Компактных, на японских полупроводниках, используемых для "основной продукции". Мы бегали в сборочный радиоцех сравнить их с еще невиданной тогда и казавшейся очень красивой "Спидолой". Наши казались нам лучше! С диапазоном КВ-частот от 11 метров, с двумя регуляторами "тонкой настройки" эти безымянные невзрачные коричневые пластмассовые коробочки могли отстроиться от воя глушилок и звучали многоголосьем гигантского и недосягаемого нам мира.

Первой партией новых изделий наградили "ударников коммунистического труда". Одним из них оказался мой бригадир и наставник Боря Зимилев. Передовик производства, член партии, женатый, морально устойчивый и аскетически худой (язва желудка – мог закусывать лишь квашеной капустой и не употреблял "красного"). Кроме неспособности улыбаться (его не могли заставить улыбнуться даже при фотографировании на "доску почета") имел лишь одну слабость, тщательно скрываемую от начальства, но нам, его бригаде, известную. Он люто ненавидел. Во-первых, Хрущева (за сокращение армии, по ходу которого капитан Зимилев, не дослужив до пенсии, оказался в слесарях). Во-вторых, американцев – за ленд-лиз. (Боря служил на Чукотке, где в качестве закуси к спирту и антиобледенительной жидкости для стекол самолетов ему был доступен лишь ленд-лизовский шпиг, 20 лет хранившийся в условиях вечной мерзлоты. На нем мой бригадир и заработал мучившую его язву.)

Свою награду Боря держал на рабочем месте, а в конце смены запирал в ящик. И когда не ухал пресс и не включали фрезерный автомат, слушал латиноамериканские танго и передачи Уиллиса Конновера (на это желудочный антиамериканизм ударника производства не распространялся). Именно тогда я впервые без особых помех услышал гречаниновские позывные Свободы, почему-то воспринимавшиеся нами как стилизованная мелодия "Во поле березонька стояла" и голос моей будущей коллеги Галины Рудник…

Но в серийное производство этот замечательный приемник не пошел. Говорили, что его стали разворовывать по блокам еще до сборочной линии. Вместо него в рамках конверсии стали производить электробритву "Агидель", скопированную с модели "Филлипса"…

***

А в искоренение слушанья "вражеских голосов" посредством прекращения выпуска коротковолновых приемников партийная верхушка, похоже, и сама не очень верила. Не случайно, завершая обсуждение этого вопроса в апреле 1963-го Хрущев безнадежно заметил: "Будут некоторые слушать, пусть слушают". Поэтому позднее решено было продолжать наращивать глушение, дополнив его "отвлекающим моментом" – круглосуточным советским вещанием в формате 5/25. (Каждые полчаса 5 минут новостей и затем 25 – музыкальной задушевности.)

***

Много лет спустя после снятия Хрущева я иногородним гостем заехал к своему бывшему бригадиру. На холодильнике в кухне, где мы, закусывая квашеной капустой, до ночи обсуждали разные разности, в том числе и мемуары Хрущева, отрывки из которых Боря слышал по "голосам", а я читал в "Шпигеле", молча отдыхала коричневая пластмассовая коробочка с "расширенным" КВ-диапазоном. Зато из подвешенной над столом радиоточки каждые полчаса звучали мелодичные позывные "что ж ты милая смотришь искоса" и дикторша вкрадчивым голосом напоминала нам, что мы слушаем "Маяк", и рассказывала о достижениях и итогах трудового дня…

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG