Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Через несколько дней в Уэльсе пройдет саммит НАТО, а перед этим Барак Обама встретится в Таллине с президентами трех балтийских стран. Известный британский кремлинолог Эдвард Лукас советует ему воспользоваться примером Джона Кеннеди, который в июне 1963 года сказал в своей знаменитой речи: Ich bin ein Berliner – "Я – берлинец". Лукас рекомендует президенту США продекламировать в Таллине строку из песни времен Поющей революции: Eestlane olen ja eestlaseks jään – "Я – эстонец и останусь им". Тем самым будет обозначен рубеж, переступать который Путину воспрещается.

Это эффектно с точки зрения риторики, но красноречие необходимо подкреплять делами. К тому времени, когда Кеннеди назвал себя берлинцем, Берлинская стена существовала уже почти два года. Реальность предупреждения должна быть подтверждена итогами саммита. Но с итогами как раз большая проблема. Стратегические решения давно назрели. Еще в марте группа бывших высокопоставленных чиновников, дипломатов, членов Конгресса и экспертов-международников, общим числом 52 человека, направили президенту Обаме открытое письмо на эту тему. Они писали, что агрессия России в отношении Украины ставит крест на "Основополагающем акте Россия – НАТО", подписанном в Париже в 1997 году (иными словами – отношения вернулись в холодную войну). В этом документе стороны обязуются уважать суверенитет и территориальную целостность других государств и отказываются от применения силы против любого другого государства, а НАТО заверяет, что не собирается дополнительно размещать свои существенные боевые силы на постоянной основе (подразумевалось: на территории новых стран – членов НАТО). В числе прочих мер авторы письма призывали президента пересмотреть это обязательство.

Спустя несколько дней после публикации письма Барак Обама выступил в Брюсселе перед европейской молодежью. Он заявил, что осложнения в связи с поведением России – это не новая холодная война, хотя Россия и "посягает на истины, которые еще несколько недель назад считались абсолютными". В начале апреля на очередной встрече министров иностранных дел стран НАТО генеральный секретарь организации Андерс Фог Расмуссен назвал украинский кризис "призывом к пробуждению" союзников. А госсекретарь США Джон Керри подчеркнул: "Каждый из нас должен доказать принимаемыми решениями и увеличением бюджетных ассигнований, что мы будем выполнять свои обязательства друг перед другом".

В конечном счете политическая воля упирается именно в вопрос о деньгах

В конечном счете политическая воля упирается именно в вопрос о деньгах. Нельзя разместить войска в Восточной Европе и Балтии, если на это нет средств. В настоящее время доля Европы в глобальном ВВП составляет 26 процентов, США – 23 процента. Тем не менее США оплачивают 70 процентов оборонных расходов организации (в годы холодной войны Америка платила половину). Страны – члены НАТО предали забвению принятое в 2006 году коллективное обязательство тратить на оборону не менее двух процентов своего бюджета. Сегодня из европейских государств этому критерию отвечают лишь Великобритания, Греция и Эстония, а в среднем европейцы тратят на оборону 1,6 процента бюджета, и цифра эта из года в год сокращается, тогда как Америка – 4,5 процента. Растущая "асимметрия вкладов" выражается и в том, что некоторые члены НАТО предпочитают боевым действиям "мягкие" гуманитарные операции – проще говоря, покуда одни воюют, другие отсиживаются в хлеборезке и каптерке.

Судя по всему, саммит в Уэльсе эту асимметрию не исправит – вряд ли европейские налогоплательщики похвалят свои правительства за увеличение оборонных расходов. Европа привыкла к беззаботному сибаритству. Ей трудно адаптироваться к мысли о неизбежности новой холодной войны. Генералы, бьющие в набат, представляются ей обломками прошлого. Но, судя по всему, и Вашингтон не проявляет должной настойчивости. Публичная дискуссия о новой стратегии НАТО идет вяло. Дипломаты, готовящие саммит, "погрязли в бюрократической рутине", как сказано в одной из статей. Занижению ожиданий способствует и позиция некоторых лидеров. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан объявляет о конце "эры либеральных демократий" и требует от Киева автономии для венгров Закарпатья. Премьер-министр Словакии Роберт Фицо поддержал Россию в военном конфликте с Грузией и промолчал по поводу крымского "референдума". Он против развертывания элементов ПРО в Польше и Чехии, а возможное размещение сил НАТО в Словакии уподобил советскому вторжению 1968 года. И все-таки дождемся саммита. Именно он покажет, как далеко готов пойти Запад в конфронтации с Россией.

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG