Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фамилия Ивана Грозного


Книжники. На обложку книги "Слово – история – культура" поместили старинную гравюру

Книжники. На обложку книги "Слово – история – культура" поместили старинную гравюру

Кто мы? Что мы? И откуда? Лингвисты задают эти вопросы и отвечают на них

У кого-то подспудно, у кого-то явно, но у многих носителей русского языка живо атавистическое представление о том, что имя, фамилия и название могут определять судьбу. Неважно, что утрачена существовавшая в старину народная традиция, когда, желая оберечь от сглаза ребенка, давали ему какое-нибудь неблагозвучное имя. К примеру, Некрас или Злоба. Сейчас ничего такого, конечно же, не происходит. Зато широкое хождение имеют псевдонаучные изыскания, где намешано всего понемногу –​ городских легенд, народной этимологии и даже мистицизма. В качестве примера сошлемся на письмо человека, обратившегося в Информационно-исследовательский центр "История фамилии". Бедняга сокрушается: "Три мои бывшие жены носят мою фамилию. Мне кажется, что они высасывают мою энергетику".

В помощь тем, кто заинтересован в подлинном знании в области ономастики, то есть науки об именах и названиях, в середине сентября выйдет в свет новая книга "Слово история культура". Это – совместный труд трех авторов, Антонины Щербак, Владимира Максимова и Михаила Горбаневского. У книги, по словам Михаила Горбаневского, необычная структура. Читатель может почувствовать себя участником лингвистической интеллектуальной игры:

– Мы отталкивались от вопросов и ответов, которые прошли успешную апробацию на сайте Центра "История фамилии", которым руководит мой младший коллега Владимир Максимов, и в Центре "Русист" филологического факультета Тамбовского университета имени Державина, где работает наш третий соавтор профессор Антонина Щербак. Эта книжка, в общем, научно-популярная, просветительского характера. Однако замечу, что за кажущейся легкостью, за игровой формой – результаты многолетней научно-исследовательской работы.

Книга "Слово – история – культура" состоит из нескольких глав, в которых собраны вопросы о происхождении той или иной группы конкретных названий. Это вопросы о происхождении антропонимов, то есть имен, отчеств, фамилий, псевдонимов и прозвищ людей; вопросы о происхождении топонимов, то есть географических названий; наконец, вопросы о происхождении других собственных имен. А именно – планет, созвездий, народов, божеств и праздников. Еще в отдельной части книги мы собрали вопросы о происхождении и значении собственных имен, которые упоминаются на страницах произведений художественной литературы и в фольклоре. Например, почему Достоевский дал имя своему персонажу Раскольников.

Точно так же, как это принято при проведении различных конкурсов, олимпиад и, если угодно, экзаменов, под каждым вопросом предлагается 3-4-5 вариантов ответа, из которых надо выбрать правильный.

Верна ли моя догадка, что ответы читатель может найти во второй половине книги?

– Именно так. Наверное, это самое интересное. Потому что каждый ответ представляет собой экскурс в историю этого слова и фактически научно-популярную заметку.

Есть еще отдельный, немножко нестандартный, чуть-чуть политизированный раздел, который мы называем "Для размышления". В нем собраны вопросы, которые требуют от человека продемонстрировать не только знания в области истории русского языка,

Как вы относитесь к тому, что проспект Победы в столице одного из субъектов Российской Федерации, названный в честь 10-летия победы над фашизмом, был переименован руководителем этого субъекта в честь Владимира Владимировича Путина?

но и обозначить его систему ценностей. Например, такой вопрос: Как вы относитесь к тому, что проспект Победы в столице одного из субъектов Российской Федерации, названный в честь 10-летия победы над фашизмом, был переименован руководителем этого субъекта в честь Владимира Владимировича Путина?

Это вы про город Грозный? Когда случилось переименование, много шума было, а сейчас об этом знаменательном событии как-то подзабыли.

– Это я про Грозный. Проспект Победы был переименован личным указом президента Кадырова. Он имеет на это право, но мы не вторгаемся в юридические вопросы. Мы просто пытаемся дать возможность сформулировать позицию в отношении этого. Там тоже есть вопросы и варианты ответов.

Или, например, вопрос о Вятке. О городе Кирове, в котором Киров, кстати говоря, ни разу не был. Точно так же как Калинин ни разу не был в Калининграде. Вопрос о том, оставить ли на географической карте название Киров, восстановить ли название Вятка или, может быть, восстановить название Хлынов – это тоже было одно из наименований этого города.

Помимо нашей воли, так уж разворачиваются сегодняшние события, еще один из вопросов по топонимике оказался в тревожном контексте. "Какой город не переименовывался в 20-м веке? Мелитополь, Мариуполь, Луганск, Донецк или Днепропетровск".

Мне известно, что в Центр "История фамилии" люди в основном обращаются для того, чтобы выяснить происхождение собственной фамилии. Эта сторона ономастики нашла отражение в вашей книге?

– Конечно же. Один из вопросов звучит так: какую фамилию носил Иван Грозный?

Маловероятно, что кто-то решил бы, что Грозный это и есть фамилия. Однако не исключаю, что нашлись бы люди, сообщившие, что Романов. Хотя, разумеется, династия Романовых возникла много позже. Правильный же ответ никакую. Во времена Ивана Грозного на Руси фамилии были еще далеко не у всех. Поголовно их не имели крестьяне. Редко священнослужители. И уж точно фамилия как способ идентификация не нужна была царю. Зачем? Он и так один-единственный, ни с кем не спутаешь.

– Возможно, кто-то еще вспомнил бы фразу из классического кинофильма – "Рюриковичи мы". Но вы правы. В то время фамилий в нашем нынешнем понимании, то есть передающейся по наследству, от отца к детям, а от них – к их детям еще не было. Фамилии как обязательный для всех отличительный антропоним возникли гораздо позже, – сообщает Михаил Горбаневский.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG