Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Электронный дневник молодой белорусской оппозиционерки вышел в виде книге


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Кирилл Кобрин : В независимом пресс-центре в Москве сегодня прошла встреча журналистов с авторами новой книги "Партизанская республика". В ней опубликованы свидетельства участников акций протеста 19-25 марта этого года против фальсификации выборов в Беларуси. В числе авторов издания Даша Костенко, известная своими "Мартовскими дневниками", которые она вела в Интернете в ходе белорусских событий. У микрофона Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева : "Эту книгу я издала от обиды", - этими словами открыла пресс-конференцию редактор издания "Партизанская республика" Екатерина Филиппова. В книге собраны воспоминания участников мирных акций протеста в марте этого года во время выборов президента Беларуси. Хроника основных событий с момента, когда небольшая кучка молодежи, несогласная с ходом выборной кампании, разбила первые палатки на Октябрьской площади в Минске, ее позже называли Белорусским майданом, до дня освобождения их из камер Окрестина. В этой тюрьме участники акции, арестованные по различным обвинениям, провели от 10 до 15 суток. Екатерина Филиппова говорит не только об обиде за ребят, скорей о том, что события этих смутных дней не потеряли свою значимость сегодня.



Екатерина Филиппова : А мне сказали, причем, сказали люди совершенно демократических взглядов - ну что там три человек вышли на площадь, это не событие. Мне стало очень обидно. Захотелось что-то сделать, чтобы хоть какие-то люди поняли, что это событие. Ненасильственный массовый протест - это всегда событие, а не только тогда, когда его называют революцией, когда он приводит к смене власти, к триумфу новых элит.



Ольга Вахоничева : Чуть более 100 страниц в книге занимают известные многим "Мартовские дневники" Даши Костенко, выпускницы жуфака Белорусского университета. Она, сама того не ожидая, оказалась в центре событий на белорусском Майдане и первой начала описывать все, что с ней происходило. Чтобы донести правду, это первая и главная причина - почему Даша стала вести эти записи.



Дарья Костенко : Я не хочу принимать правила театра абсурда. Эта книга обо всех этих событиях. Когда мы ее писали, мы не думали, что это будет опубликовано. Это жест отчаяния в ответ на весь поток лжи на неравенство, в информационной сфере. Так получилось, что она вышла. Так получилось, что мы простояли на площади четыре дня. Я этого не ожидала, что мы продержимся так долго.



Ольга Вахоничева : Дарья говорит, что страх - это главное чувство, с которым она живет по сей день. После выхода из Окрестина, где она с единомышленниками провела 10 дней, жизнь ее круто изменилась. По словам Костенко, перед ней закрылись многие двери, ей мешали получить второе высшее образование, ее друзей преследуют до сих пор. Вот что рассказывает еще один из авторов "Партизанской республики" Игорь Яковлев.



Игорь Яковлев : Выписано постановление на проведение обыска у меня. Изъято у меня было где-то порядка 18 различных вещей, 10 пустых компакт-дисков, изъят системный блок компьютера. Когда я поинтересовался, когда мне его вернут, мне было сообщено, что не раньше начала декабря, поскольку во всей стране имеется только пять специалистов, которые способны производить экспертизы изъятого системного блока. В процессе проникновения в квартиру, был перерезан домофон. Написанное заявление на тему того, а, собственно, не хило было бы его вам починить, последовал соответствующий ответ, что мы этого не делали, а твоих родственников так называемая оппозиция подговорила написать соответствующее заявление с целью очернений действующей власти.



Ольга Вахоничева : Публикация "Партизанской республики" увеличивает личный риск, каждого, кто на страницах этой книги изложил свои воспоминания, уверены ребята. "Если бы пришлось все повторить сначала, вы бы пошли на площадь?", - спросил одни их журналистов. "Да, - не раздумывая сказала Даша Костенко. - Потому что самое важное лекарство против угрозы тоталитаризма - это моральные принципы и совесть".



Кирилл Кобрин : Электронные дневники участницы оппозиционных митингов в Минске опубликованы на бумаге в виде книги. Но особую ценность таким свидетельствам (и в случае Белоруссии, и в случае важных событий в других местах - от Багдада до Нового Орлеана) придает ощущение непосредственного участия, возникающее у того, кто читает такой блог. Кстати говоря, и факт превращения электронного дневника в бумажный, изданный в виде книги, не редкость сегодня. Например, знаменитый дневник так называемой багдадской блоггерши был напечатан в Великобритании и тут же получил литературную премию. Но все-таки между Интернет-дневником и книгой есть существенная разница - жанровая, да и психологическая тоже. В чем она? Я спросил об этом у петербургского философа, переводчика и автора электронного дневника Ольги Серебряной.



Ольга Серебряная : Разница существенная. Но вот есть такая отечественная поговорка, которая, на мой взгляд, устарела, - бумага все стерпит. На самом деле, сегодня с таким уровнем Интернет-пользования, какой имеется в нашей части суши, я имею в виду Восточную Европу, включая Россию, бумага не должна все терпеть. Какие-то не очень важные вещи, непродуманные, может быть, которые имеют сиюминутную эмоциональную ценность, очень хорошо смотрятся в Интернет-дневнике, и не вполне адекватно на бумаге. Вот, собственно, разница-то и в том, что в книге должна быть некая мысль, существо, чего Интернет-дневник может и не иметь.



Кирилл Кобрин : А вот какое впечатление производил дневник этой девушки из Минска, когда он появлялся в сети?



Ольга Серебряная : Я, может быть, выскажу субъективное мнение, но на меня он произвел такое впечатление, что ничего из ряда вон выходящего нет. Девушка ходит на митинг, выполняет какие-то рутинные процедуры, я имею в виду участие в качестве наблюдателя в выборах. Причем сама понимает, что смысла в них особого нет, но, тем не менее, выполняет. Никакого героизма. Обычный Интернет-дневник.



Кирилл Кобрин : Но, тем не менее, ощущение опасности там присутствует, безусловно, и ощущение того, что мы, читатели, присутствуем при разворачивании политической драмы.



Ольга Серебряная : Я бы сместила акценты. Потому что, вообще, в жизни присутствует ощущение опасности. Когда мы живем в государстве, которое нельзя назвать правовым, а таковым нельзя назвать ни Россию, ни Белоруссию, нас могут арестовать за что угодно, например, за то, что у нас дома стоит незарегистрированный модем.



Кирилл Кобрин : Давайте теперь вернемся к сравнению бумажной книги и Интернет-дневника. Вот сейчас эти дневники напечатаны. Потеряется ли это ощущение непосредственного участия? Это будет еще одна книга или, может быть, она сыграет какую-то важную роль в нашем психологическом восприятии событий в Минске?



Ольга Серебряная : Я не думаю. Потому что как бы события уже утратили свою актуальность в известном смысле. А для того, чтобы книга продолжала влиять, в ней должна быть субстанция влияния, которая в данном случае, на мой взгляд, отсутствует. Поэтому просто она будет пропадать в бездне напечатанной литературы.



Кирилл Кобрин : Что, по вашему мнению, должно быть в изданном на бумаге Интернет-дневнике, чтобы он привлек непосредственное, острое внимание помимо литературных достоинств?



Ольга Серебряная : Там должна быть мысль. Из книги должно быть понятно, чего же хочет это молодое поколение. Я знаю, чего они не хотят. Я просто не вижу того, чего они хотят.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG