Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спасительный кредит для Киева


Штаб-квартира Международного валютного фонда в Вашингтоне

Штаб-квартира Международного валютного фонда в Вашингтоне

Международный валютный фонд обсуждает, сможет ли он дальше кредитовать Украину. Отказ грозит Киеву катастрофой

Исполнительный совет Международного валютного фонда на плановом заседании 29 августа обсуждает росийско-украинский конфликт и возможность продолжения кредитования Украины. В последнее время из-за разногласий с высшим руководством страны свои посты в украинском правительстве покинули министр экономики Павло Шеремета и общественная активистка, уполномоченный правительства по вопросам антикоррупционной политики Татьяна Черновол.

30 апреля Международный валютный фонд утвердил рассчитанный на два года кредит Украине на общую сумму более 17 миллиардов долларов. Решение Фонда, по единодушному мнению экспертов, было необычайно щедрым: размер займа в 9 раз превосходил квоту Украины в МВФ. Тем не менее кредит этот, как говорят финансисты, "потраншевый". Он выделяется частями таким образом, что предоставление каждой последующей очереди, транша, зависит от выполнения заемщиком требований, прописанных в кредитном договоре. Как правило, МВФ обусловливает кредитование комплексными макроэкономическими реформами в стране-получателе. На заседании 29 августа Исполнительный совет Фонда рассмотрит просьбы Украины о смягчении требований к ходу реформ в бюджетной сфере, а также об объединении третьего и четвертого траншей кредита, всего на сумму 2,2 миллиарда долларов, и досрочной передаче их Киеву до конца сего года.

Европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер и министр топлива и энергетики Украины Юрий Продан обсуждают условия предоставления финансовой помощи Киеву. Март 2014 года

Европейский комиссар по энергетике Гюнтер Эттингер и министр топлива и энергетики Украины Юрий Продан обсуждают условия предоставления финансовой помощи Киеву. Март 2014 года

Согласно заявлению правительства Украины, прогнозы экономической конъюнктуры и состояния бюджета резко ухудшились вследствие боевых действий на востоке страны, нанесших урон угольной промышленности региона, а также неослабного экономического давления со стороны России. Это и вынуждает Киев обратиться к МВФ с нештатной просьбой о консолидации двух кредитных траншей, с расчетом на то, что она будет удовлетворена, несмотря на очевидную пробуксовку мероприятий по стабилизации украинской экономики, согласованных сторонами всего четыре месяца назад.

В апреле, на момент утверждения ссуды, МВФ предполагал, что объем производства на Украине сократится в текущем году на 5 процентов, а затем экономика начнет постепенно возрождаться. Этот прогноз оказался излишне оптимистическим: только утрата Крыма, по оценкам, уменьшит ВВП Украины на 3,7 процента, а реальное сжатие производства за весь год может легко превысить расчетную цифру вдвое. Одобряя кредит весной, МВФ отступил от обычной практики и не потребовал от Киева реструктуризации своего внешнего долга. Не исключено, что МВФ все же предъявит это требование Украине ввиду продолжающегося обесценения ее национальной валюты и сокращения золотовалютных запасов. Курс гривны относительно доллара, по подсчетам аналитиков агентства Bloomberg, с начала года понизился на 39 процентов. Последнее обстоятельство тем более тревожно, что Центральному банку Украины, вероятно, придется в экстренном порядке помогать коммерческим банкам расплачиваться по задолженностям перед иностранными кредиторами.

Сокращение ВВП Украины на 5 процентов, о чем Международный валютный фонд предупреждал весной, или на 6,5 процента, согласно последним официальным прогнозам, во что это конкретно транслируется в осязаемых, материальных терминах? На вопрос отвечает бывший ответственный сотрудник МВФ, а ныне ведущий специалист Института American Enterprise Десмонд Лахман:

Понижение ВВП на 6,5 процента – это ужасно. Для сравнения вспомним, какая паника царила в США в 2008-2009 годах на пике большой рецессии, когда объем производства сократился на 3,5 процента

– Понижение ВВП на 6,5 процента – это ужасно. Для сравнения вспомним, какая паника царила в США в 2008-2009 годах на пике большой рецессии, когда объем производства сократился на 3,5 процента. С ростом безработицы, который произошел в ту пору, мы до сих пор не можем полностью справиться. Но 6,5 процента – это еще не конец. Согласно последним прогнозам, сокращение ВВП Украины в нынешнем году достигнет 10 процентов из-за потери Крыма, закрытия производственных мощностей на востоке страны и падения курса гривны. Спад такого масштаба – это настоящая катастрофа.

По оценке Десмонда Лахмана, уменьшение ВВП на 10 процентов повлечет за собой рост безработицы – от 5 до 7 процентов. И это при том, что и текущие показатели занятости на Украине далеко не блестящие. Можно только гадать, замечает эксперт, как увеличение безработицы скажется на перенапряженном госбюджете и на доступе населения к услугам социальной сферы. Что касается инфляции, то обычно с наступлением рецессии цены падают. Но на Украине наблюдается обратное – цены растут. Причина в том, что из страны бежит иностранный капитал, обменный курс гривны катится вниз, а это, в свою очередь, приводит к удорожанию импортных товаров, вес которых в потребительской корзине населения очень большой.

Международному валютному фонду приходилось иметь дело с экономическими бедствиями подобного размаха, напоминает Десмонд Лахман, и последний пример такого рода – Греция:

– ВВП Греции упал на 25 процентов, что соответствует цифрам самого страшного экономического кризиса на Западе, разразившегося в 1929 году. На пике рецессии 2008-2009 годов ВВП Португалии или Ирландии сжался на 15 процентов. Но повторю: для такой страны, как Украина, и 10-процентное падение производства – явление катастрофическое. Социальные последствия этого для населения будут ужасными.

– Пытался ли когда-нибудь Международный валютный фонд провести комплекс мероприятий по стабилизации экономики в стране в то время, когда в ней происходит масштабный вооруженный конфликт?

Украина имеет большое геополитическое значение для ключевых участников МВФ – США, Евросоюза, Канады, Японии, Австралии. Позиция этих игроков обязывает Фонд предпринять все мыслимые шаги, чтобы удержать Украину на плаву

– Я могу припомнить ряд случаев, когда стабилизационные программы осуществлялись в условиях повышенных политических рисков. Полагаю, что к ним можно отнести и Украину. Что делает данный случай уникальным, так это то, что Украина имеет большое геополитическое значение для ключевых участников МВФ – США, Евросоюза, Канады, Японии, Австралии. Позиция этих игроков обязывает Фонд предпринять все мыслимые шаги, чтобы удержать Украину на плаву. У России же в МВФ, в отличие от ООН, слишком малый вес, чтобы попытаться заблокировать предоставление помощи Киеву. Когда страна переживает глубокую рецессию, бегство иностранного капитала, а в придачу еще и вооруженный конфликт, МВФ, я уверен, откажется ее кредитовать, ибо шансы на возврат кредита государством-должником ничтожны. Устав МВФ запрещает кредитовать заведомо несостоятельных просителей. Фонд, однако, понимает, что Украина в глазах главных пайщиков – это особая статья, и что допустить ее общий экономический крах по сути означает расчистить России путь к установлению своего господства над этим государством, – говорит Десмонд Лахман.

Украина в глазах главных пайщиков – это особая статья, и допустить ее общий экономический крах по сути означает расчистить России путь к установлению своего господства над этим государством

Приобретая в декабре 2013 года украинские гособлигации на 3 миллиарда долларов, Россия вписала в сделку необычное условие: если отношение украинского долга к ВВП превысит 60 процентов, Москва будет вправе потребовать от Киева ускоренного возврата всей суммы займа. Киев принял это условие, хотя знал, что стоит ему вступить в силу, как аналогичные требования посыплются от других кредиторов. На момент предоставления займа отношение украинского долга к ВВП составляло 40 процентов. С тех пор под двойным влиянием уменьшения ВВП и увеличения номинальной суммы долга в результате девальвации гривны это отношение, констатирует аналитик Института American Enterprise, достигло примерно уровня 75 процентов:

– Этот пункт, об отношении долга к ВВП, очень необычен. Он редко фигурирует даже в контрактах на приобретение гособлигаций коммерческими банками, не говоря уже о сделках, в которых и продавец, и покупатель – суверенные государства. Ясно, что это условие давало России сильный рычаг влияния на экономическую политику Украина, и Янукович на это согласился. Не исключаю, что этот пункт договора станет предметом ожесточенных споров.

Это вполне логично вытекает из беспрецедентной ситуации, в которой государство-кредитор еще и осуществляет вооруженную агрессию в отношении государства-должника, замечает Десмонд Лахман. По его словам, во избежание кризиса МВФ должен будет, как бы ему этого ни хотелось, способствовать переговорам Украины с Россией о реструктуризации долга. То есть либо убеждать Москву простить Киеву часть задолженности, либо отодвинуть сроки ее погашения. Москва, разумеется, может заупрямиться и не пойти на компромисс. Памятуя, однако, об истории с банкротством Греции, России не следует уповать на то, что банкрот, получив средства МВФ на урегулирование отношений с кредиторами, начнет в первоочередном порядке рассчитываться с суверенными держателями своих облигаций, а не с частными лицами и организациями.

В минувшую пятницу ведущее кредитное агентство Fitch понизило рейтинг Украины с -В до ССС, что означает крайне высокий риск суверенного дефолта. Из всех 104 стран, аттестуемых Fitch, только у Аргентины, уже находящейся фактически в состоянии банкротства, рейтинг сегодня ниже, чем у Украины.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG