Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жертвы дела о раскрашенной звезде


Руфер Владимир Подрезов на заседании суда

Руфер Владимир Подрезов на заседании суда

Шесть человек оказались под арестом из-за того, что на московской высотке появился украинский флаг

Еще два человека арестованы по делу о раскрашивании в цвета флага Украины шпиля и звезды высотки на Котельнической набережной в Москве. 28 августа Таганский суд Москвы отправил в следственный изолятор 19-летнего Владимира Подрезова, который ранее был задержан в Санкт-Петербурге. В СИЗО Подрезов пробудет как минимум до 19 октября. В тот же день Тверской суд Москвы на два месяца арестовал и свидетеля по этому делу Кирилла Ишутина, предъявив ему, правда, обвинение в хранении наркотиков.

Утром 20 августа звезда на шпиле высотки на Котельнической набережной в Москве оказалась раскрашенной в цвета украинского флага, на самую высокую точку здания был водружен украинский флаг. Вскоре по обвинениям в хулиганстве и вандализме были задержаны четверо парашютистов-бейсджамперов – Александр Погребов, Алена Лепешкина, Евгения Короткова и Алексей Широкожухов. Таганский суд Москвы отправил их под домашний арест. В суде молодые люди вину отрицали, заявив, что на крыше были, но звезду не перекрашивали. Это подтвердил и киевский руфер Григорий, известный в сети как Mustang Wanted, взявший на себя ответственность за перекрашивание звезды и поднятие украинского флага и высказавший готовность предстать перед российским судом – в обмен на освобождение украинской летчицы Надежды Савченко.

Адвокат Вадим Лисицын, представляющий интересы арестованного 28 августа жителя Санкт-Петербурга Владимира Подрезова, считает, что следователи не привели достаточных доводов для того, чтобы обосновать необходимость заключения Подрезова в следственный изолятор. Адвокат назвал это "юридическими фантазиями", а также пояснил, что его подзащитный привлекается к уголовной ответственности на основании действий, не описанных в уголовном кодексе. Это, по мнению адвоката, является "грубейшим нарушением":

­

– Обвинение моему подзащитному предъявлено в хулиганстве и вандализме. К великому сожалению, следствием не добыто никаких доказательств его причастности к данному преступлению. Таганский суд арестовывал моего подзащитного, основываясь буквально только на одном постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, т. е. больше никаких документов, свидетельствующих о причастности моего подзащитного к данным происшествиям, следствием не представлено. Я считаю, что он заключен под стражу незаконно.

– С вашей точки зрения, насколько правомерна квалификация дела по высотке одновременно по двум статьям – “Хулиганство” и “Вандализм”?

– Описывать одно и то же действие двумя составами, я считаю, вообще неприемлемо. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указывается, что Подрезов совершил хулиганство, т. е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное по мотивам политической и идеологической ненависти группой лиц по предварительному сговору. Я считаю, что хулиганство мой подзащитный не совершал вообще никакого. Во-первых, все действия, какие ему вменяются, они были совершены, по мнению следствия, тайно, т. е. лица, проникавшие в здание, красившие звезду, устанавливающие флаг, действовали тайно. Никто их действия не пресекал и не пытался пресечь. Поэтому явное неуважение к обществу они никак не могли выразить. Во-вторых, указывается квалифицирующий признак по мотивам политической, идеологической ненависти. Такого мотива, такого квалифицирующего признака в Уголовном кодексе нет, о чем я сказал, выступая в защиту Подрезова в суде. Но судья почему-то на это никак не отреагировала. Я заявил, что нельзя привлекать человека к уголовной ответственности за действия, не описанные Уголовным кодексом. Это грубейшее нарушение всех фундаментальных правовых норм.

– Какова позиция самого Владимира Подрезова по этому поводу? Был ли он на этой высотке? Что он думает по поводу всего дела?

– Он был внутри высотки. Он является руфером, это его хобби, его интересует лазание по высотным зданиям, по крышам. Но его занятие заключается только в том, чтобы подняться на крышу, сделать селфи и выложить в интернет, продемонстрировать, что он покорил данную высоту, – все! Никаких других действий, замыслов у него не было. Он находился на 19-м этаже. Он поясняет, что не стал подниматься на звезду, вылезать на крышу из-за того, что там нужны были какие-то специальные альпинистские приспособления. У него, естественно, их не было, он и не полез. А полез только один Григорий Мустанг. С какой целью туда полез Мустанг, мой подзащитный не знает. Тот ему не говорил, что лезет установить флаг и покрасить звезду. Просто, когда Мустанг спустился, мой подзащитный видел, что тот вытирал руки от краски. Все!

– Получается, какая-то связь между вашим подзащитным и Мустангом была?

– Они знакомы. Они лазали по крышам. Это далеко не первая их крыша.

– А с теми четырьмя руферами, которые были задержаны?

– Они не знакомы, связи никакой нет. Я это также подчеркивал на судебном заседании. Я обращался к суду: "Ваша честь, продлите срок задержания на 72 часа для того, чтобы следователь смог добыть доказательства хотя бы того, что они знакомы". Получается, что людей обвиняют в преступлении, совершенном группой лиц по предварительному сговору, при этом эти люди ни разу друг друга в глаза не видели. Понимаете, в чем абсурдность обвинения? Судья меня не услышала.

– Получается, следствие это вообще никак не связало?

– Нет, я говорю: была пачечка документиков, представленных следователем для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу на Подрезова. Я внимательно со всеми ознакомился. Там только постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Больше ничего нет! Пустой материал. Как судья на основании этого сделала вывод, что ей достаточно представлено документов о причастности моего подзащитного к инкриминируемым действиям, я совершенно не могу понять. У меня 14 лет стажа адвокатуры и 22 года юридического стажа – и простите, но за это время таких юридических фантазий я не видел.

– У вас есть какое-то мнение, почему первых четырех подозреваемых отправили под домашний арест, а вашего подзащитного все-таки отправили в следственный изолятор?

– Я не являюсь защитником тех лиц, которые задержаны за прыжки с парашютами с высотных зданий, не знаю их позиции. Мой подзащитный утверждает, что он с ними не знаком. Почему произошло такое, почему разные меры пресечения – я не могу объяснить. Суд сослался только на тот факт, что после обыска в Санкт-Петербурге мать моего подзащитного Подрезова пояснила, что сын последние два года периодически проживает дома, т. е. не постоянно. Судья не вынесла постановление об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, основываясь на том, что он не живет по постоянному месту жительства.

– По поводу ситуации с Кириллом Ишутиным. Я знаю, что вы тоже следили за его делом. Каков его статус?

– Кирилл Ишутин проходит свидетелем по данному делу. Между моим подзащитным и Ишутиным была проведена очная ставка, в которой Ишутин пояснил, что мой подзащитный мог теоретически слышать призыв Мустанга подняться на высотку и установить там флаг Украины, т. е. этот вопрос обсуждался при лазании на другие объекты. Мустанг предложил: “Kто пойдет со мной?” Больше ничего Ишутин не пояснял. Также Ишутин объяснил, что предмет и цель их руферской деятельности – подняться и сделать селфи. Все! Больше ничего! Никаких хулиганских побуждений, никаких оскорблений, тем более политического мотива здесь нет, – говорит адвокат Вадим Лисицын.

За акцию в Москве руфер Мустанг удостоен премии Troublemaker Award (за нарушение общественного спокойствия). Премию основал бизнесмен Семен Дукач – выходец из России, живущий в США.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG