Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Месяц назад я предложил вниманию читателей сайта Радио Свобода текст "Неумение закончить войну". И вот в ночь с минувшего вторника на среду одна из войн, о которых я тогда писал, – война между Государством Израиль и не очень понятно кем и чем, закончилась.

Это была довольно странная война хотя бы уже тем, что и не скажешь, с кем она, собственно, велась. С палестинскими арабами? Но даже если не принимать в расчет миллионы палестинцев диаспоры (включая и тех, кто живет в Иордании, составляя большинство населения этой страны), а считать "палестинскими" исключительно арабов, живущих в границах подмандатной Палестины (и не являющихся при этом гражданами Израиля, хотя более полутора миллионов палестинских арабов такими гражданами являются), то большинство их, все-таки, находятся на Западном берегу, в Иудее и Самарии, а не в Газе. Газа по отношению к Западному берегу Иордана, конечно, имеет не тот статус, что родина Канта по отношению к остальной России, но если вдруг начнется война между Литвой и обособленной Калининградской областью, назвать ее литовско-российской будет все же нельзя. Соответственно, поэтому нельзя назвать и закончившуюся войну израильско-палестинской.

С сектором Газа? Но Израиль не претендовал и не претендует на то, чтобы оккупировать эту территорию вновь. Израильские силы дважды оккупировали сектор Газа – в начале ноября 1956 года и в июне 1967-го. Первый период израильского военного и гражданского контроля над этой территорией продлился четыре месяца, после чего она была возвращена под контроль Египта, второй – тридцать восемь лет, до второй половины августа 2005 года, после чего правительство Ариэля Шарона объявило о "размежевании" с сектором Газа. Не входя сейчас в изнурительную полемику о том, насколько реальным было это "размежевание" (факт, что все израильские вооруженные силы из сектора Газа были выведены, все еврейские поселения разрушены, а их жители принудительно эвакуированы в Израиль), укажу, что ни одна влиятельная политическая сила в Израиле не выступала и не выступает с требованием повторной, уже третьей, оккупации сектора Газа и установления там режима израильского военного и гражданского контроля.

Ситуация, прямо скажем, нетривиальная – война закончилась, а мы так и не можем сказать, против кого, собственно, она велась

С ХАМАСом? Семь лет назад я написал первую – и пока, увы, единственную – на русском языке книгу об этой радикальной исламистской организации, выпущенную Институтом Ближнего Востока, и могу поэтому достаточно авторитетно сказать, что деятельность ХАМАС никак не ограничивается сектором Газа. На Западном берегу, особенно в Хевроне, ее позиции также весьма сильны, а многолетний лидер ХАМАС Халед Машаль уже десятилетия проживает в других странах: то в Иордании, то в Сирии, то в Катаре. Кстати сказать, именно с похищения и зверского убийства троих еврейских подростков в районе Хеврона (а никак не сектора Газа) 12 июня и начался новый виток эскалации, приведшей в итоге к этой войне. Не будем, однако, забывать и о том, что ХАМАСом палитра палестинской вооруженной борьбы против Израиля отнюдь не исчерпывается: в середине июля были объявлены условия, сформулированные от имени тринадцати палестинских организаций сектора Газа, причем если ряд из них – малочисленные и маловлиятельные, то роль "Исламского джихада" недооценивать точно нельзя.

С исламистскими радикалами, с арабо-мусульманским миром? На этот вопрос не ответишь ни "да", ни "нет". С одной стороны, из всех двадцати с лишним признанных арабских стран ХАМАС на данном этапе поддерживает один Катар, что, прямо скажем, не очень много. Из неарабских стран мусульманского мира ХАМАС поддерживают Иран и Турция. Это – важные державы регионального значения, население каждой из них более чем вдесятеро превышает еврейское население Израиля, однако непосредственно война все же велась не с ними.

Ситуация, прямо скажем, нетривиальная – война закончилась, а мы так и не можем сказать, против кого, собственно, она велась. Как следствие, довольно сложно сказать, сколь успешной эта война была. Если считать, что воевал Израиль с палестинскими арабами, то, понятно, что эта почти двухмесячная война никак не приблизила стороны ни к миру, ни к взаимопониманию, ни к взаимоуважению. На Западном берегу Иордана и в Восточном Иерусалиме в последние два месяца неоднократно организовывались демонстрации солидарности с "братьями из Газы", принимавшие насильственный характер, при разгоне которых были не только многие десятки раненых, но и погибшие. Кроме того, сам факт обстрела Израиля тысячами ракет с территории, с которой Израиль вывел все свои силы, стал для подавляющего большинства евреев-израильтян веским доказательством против "политики дальнейших уступок". В этом смысле Вторая Ливанская война июля-августа 2006 года и три войны с сектором Газа в декабре 2008-го – январе 2009-го, ноябре 2012-го и в июле-августе 2014 года убили всякую надежду на то, что израильские руководители, равно как и израильские граждане, будут готовы двигаться по пути "уступок во имя мира", действуя на основе принципа "территории в обмен на мир". Стало более чем очевидно, что в обмен на территории Израиль получает не мир, а ракетные обстрелы, как от "Хизбаллы", подчинившей себе оставленный израильскими силами в мае 2000 года Южный Ливан, так и от ХАМАС из сектора Газа.

Очевидно, что каждая такая война отбрасывает мечту о палестинской государственности далеко за линию горизонта. В секторе Газа сейчас разруха, подобной которой, как говорят, не было никогда, по крайней мере на памяти нынешнего поколения. Четверть миллиона палестинцев потеряли жилье, их дома разрушены. При этом бежать им некуда; если у несчастных жителей Луганска есть хотя бы возможность уехать к родственникам и знакомым вглубь Украины или России, то у жителей Газы такой возможности нет. При этом главное, что волнует в этой связи власти сектора Газа, – подавить любые ростки ропота и недовольства. Двадцать пять человек, без суда и следствия расстрелянных хамасовскими убийцами при большом стечении народа на площадях Газы 22–23 августа именно за то, что они осмелились выражать недовольство тем, как командиры "сил сопротивления", прячась в бронированных бункерах под больницами, обрекают на гибель тысячи людей (а в Газе погибли более двух тысяч человек, ранены более десяти тысяч) – эти двадцать пять расстрелянных с мешками на головах, очевидно, отобьют у остальных охоту к критическому обсуждению действий властей.

То, что сотни тысяч жителей Газы оказались в крайне тяжелом положении, сомнению не подлежит. Однако у израильтян нет причин потирать руки: чужие страдания не могут никого сделать счастливее. Понятно, что соотношение сил между Государством Израиль и радикальными исламистскими вооруженными организациями таково, что добиться военной победы над Израилем никакой ХАМАС и никакой "Исламский джихад" не могут и не смогут. Факт, однако, в том, что и Израиль добиться над ними победы не смог: большинство руководителей ХАМАСа эту войну благополучно пережили, а статусу организации не было нанесено ущерба, напротив – ХАМАС доказал, что даже длительная по израильским понятиям война не способна привести к изменению его курса.

В последние два часа перед вступлением в силу соглашения о прекращении огня 26 августа из сектора Газа в сторону Израиля было запущено более шестидесяти ракет. Менее чем за час до вступления в силу соглашения о прекращении огня населенные пункты регионального совета Эшколь подверглись минометному обстрелу, в результате которого погибли двое израильтян и еще трое получили ранения. Выступая на пресс-конференции 27 августа, премьер-министр Израиля Нетаньяху сказал правду, констатировав, что ХАМАС был вынужден согласиться на прекращение огня, не добившись выполнения ни одного из своих требований. "ХАМАС настаивал на строительстве морского и воздушного портов, но не получил этого. ХАМАС требовал освобождения боевиков, вышедших из тюрем в рамках “сделки Шалита” и задержанных вновь во время операции по розыску трех похищенных подростков, но не получил этого. ХАМАС требовал, чтобы мы перевели ему денежные средства, но не получил этого. Он хотел видеть в посредниках Катар и Турцию, но и этого не произошло. ХАМАС, в конечном счете, не получил ничего", – заявил глава правительства.

Все это – правда, но это – лишь половина правды. Вторая половина состоит в том, что и Израиль, в конечном счете, не получил ничего. Израильские руководители требовали демилитаризации сектора Газа, во-первых, и отстранения ХАМАСа и передачи всей полноты власти официальным структурам Палестинской администрации (ХАМАСом оттуда изгнанным еще в июне 2007 года) – во-вторых, но закончили войну, не добившись ни одного из этих условий. В общем, понимая это, премьер-министр Израиля пошел на беспрецедентное попрание демократических норм: похваляясь за несколько дней до окончания боевых действий, что президиум правительства собирался для обсуждения ситуации 27 раз, Нетаньяху принял египетскую инициативу о прекращении огня единолично, уведомив министров лишь по телефону, не собрав заседания ни правительства, ни его президиума, не поставив вопрос на голосование. Во многих смыслах Нетаньяху, критиковавший правительство своего предшественника Ольмерта, закончившее восемь лет назад 35-дневную Вторую Ливанскую войну без демилитаризации Южного Ливана и без изгнания оттуда "Хизбаллы", сам оказался в той же ситуации.

Таким образом, сформировалась новая реальность, при которой "Хизбалла" и ХАМАС утвердились в качестве неизбежных участников ближневосточного военно-политического ландшафта. Это, в свою очередь, не может не усилить позиции их основного идейного и финансового спонсора Ирана. Израиль получил передышку до нового раунда, который неизбежно настанет – хотя невозможно сказать наверняка когда: относительная тишина на границе с Ливаном длится уже восемь лет. Если столько же времени будет спокойствие на юге Израиля, родные семидесяти погибших израильтян смогут найти хоть какое-то утешение в том, что их близкие погибли не зря. Мир их памяти.

Алек Эпштейн – историк и социолог, автор книг "Войны и дипломатия. Арабо-израильский конфликт в ХХ веке", "Израильская война против Хизбаллы", "ХАМАС в региональной политике" и других. Двухтомник Эпштейна "Ближайшие союзники? Подлинная история американо-израильских отношений" только что вышел из печати

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG