Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Историк Владимир Козлов: Скоро мы будем свидетелями очень многих выдающихся исторических открытий, связанных с семьей Романовых


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.


Марк Крутов: Сегодня в Санкт-Петербурге пройдет церемония перезахоронения российской императрицы Марии Федоровны. Историки и наблюдатели много говорят о гуманитарном аспекте перезахоронения, о том, что это воля самой императрицы, которая теперь окажется рядом с близкими, подчеркивают, что в России она провела более 50 лет, особый акцент делают на том, что Мария Федоровна была православной. Однако был ли смысл проводить столь пышную и растянувшуюся почти на неделю траурную церемонию в связи с не самым известным, можно даже сказать, полузабытым деятелем российской истории. Своим мнением на эту тему с нашим корреспондентом Лилией Пальвелевой поделился историк, руководитель Федеральной архивной службы России Владимир Козлов.


Лиля Пальвелева: Мария Федоровна умерла в эмиграции в 1928 году на своей родине в Дании и была похоронена в усыпальнице датских королей, там же, где и ее родители. Она - единственная из российских венценосцев, чья могила оказалась за пределами России. Между тем, в Петропавловском соборе давно было предусмотрено место для захоронения Марии Федоровны - рядом с могилой ее мужа и сразу же после его кончины.


Сейчас много говорят о чисто гуманитарном аспекте перезахоронения. О том, что это - воля самой императрицы, что теперь она окажется вместе со своими близкими. Подчеркивают, что в России провела более 50 лет, особый акцент делают на том, что исповедовала православную религию, так что и местом упокоения должен быть православный собор. Однако, был ли смыл проводить столь пышную, растянувшуюся почти на неделю траурную церемонию в связи с не самым известным, полузабытым деятелем российской истории? (Симптоматично, что даже имя, которое носила датская принцесса, пока не перешла в православие и не стала Марией Федоровной, все сейчас - даже ученые - пишут и произносят по-разному. Одни - Дагмар, другие - Дагмара).


«Мария Федоровна, действительно, всегда оставалась немного в тени, но это - один из наиболее ярких представителей царской семьи Романовых», - утверждает авторитетный историк, руководитель Федеральной архивной службы России Владимир Козлов.


Владимир Козлов: Первое, она ту традицию благотворительности, которая возникла в России в конце XVIII - начале XIX века, подняла на очень высокий уровень. Она свою тезку Марию (это мать императора Александра Первого и Павла Первого, и Николая Первого)… она развила еще больше. Она была руководителем Российского Красного Креста. Это первое ее значение, первый вклад в российскую историю - она помогала сиротам и недужным. Второе, женщина непубличная, она оказывала очень сильное влияние на политику, на Александра Третьего. Это очень сложно, конечно, восстановить, где и как, но безусловна одна вещь: у нее был очень серьезный конфликт с женой Николая Второго, очень серьезный, и она чувствовала надвигающуюся беду и, в общем-то, как мне кажется, пыталась что-то предпринять, но при таком безвольном сыне, совершенно бесцветном сыне сделать это было очень сложно. И вот, понимаете, две иностранки - Александра, жена Николая Второго, и Мария Федоровна, жена Александра Третьего - это как бы лед и пламень. Может быть, вот эта разность и поспособствовала тем событиям страшным и трагическим, которые произошли. Но она уже по определению, как вдовствующая императрица, ничего не могла сделать, тогда как царствующая императрица обладала определенными…


Лиля Пальвелева: А правда ли, что Мария Федоровна так до конца своих дней и не узнала о смерти сыновей и внуков?


Владимир Козлов: Я не могу это утверждать. Я могу сказать так: известно точно, что она не верила. Вот это точно. То есть, естественно, у нее сведения были о том, что убийство совершено, но она в это не верила, она думала, что еще в большевистских тюрьмах, очевидно, хранится все это дело. Вообще, все эти эпизоды, в частности, убийство ее сына и семьи сына, вы знаете, я думаю, что через какое-то время мы будем свидетелями очень многих выдающихся открытий исторических, и открытия эти будут связаны прежде всего и исключительно с архивами Западной Европы. Понимаете, многие архивы царствующих династий закрыты до сих пор. Многие дипломатические документы, в частности, переписка дипломатов разных стран, она до сих пор закрыта. И вот я жду такого момента, когда это не станет столь болезненным почему-то. Потому что наши архивы по этой теме были открыты еще с 1993 года.


Лиля Пальвелева: К сказанному Владимиром Козловым добавим: перезахоронение Марии Федоровны в известном смысле символично. Это последняя императрица, которая может быть захоронена в Петропавловском соборе.


XS
SM
MD
LG