Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перенасыщенность гуманитариями. Как обыграть Путина не по правилам. Равноапостольный Моторола. За две недели до Киева в другом смысле

Лайвблог о дискуссиях в сети


Близ Донецка

Близ Донецка

19:06 2.9.2014
Ольга Серебряная

«Было постановление Путина, что даже мелкими делами надо заниматься». «Гротеск давно стал главным воздухом». Россия перенасыщена гуманитариями. 7 полезных вегетарианских блюд из лебеды

Текст Ильи Шепелина публикует «Русская планета». Там все интересно – про биографию художника Сотова, про злую начальницу, про увлечение национализмом, работу дворником, нелюбовь к собакам и про то, откуда у Сотова появилась идея развешивать свои произведения на заборах. Но самый интересный кусок вот:

— Расскажите, что же произошло, когда по вашей заявке полиция возбудила дело о картине, оказавшейся дома у Алексея Навального.

— Меня тогда просто обманули. Никакого заявления я писать не хотел. Мне позвонили домой, представились сотрудниками администрации Владимирской области и сказали, что нам надо встретиться. Они меня на машине повезли к забору, где были размещены мои работы. Стали снимать меня на камеру.

И мне было от этого очень радостно и лестно, меня прямо расхваливали. Тут они в какой-то момент мне и говорят: «А у вас пропадают работы?» Отвечаю, что ради бога, пропадают и пропадают. Тогда меня спрашивают, не хочу ли я найти тех, кто забирает плакаты, тут же висела моя работа, а теперь ее нет. Я удивился еще: как они собираются кого-то искать? И зачем им мелочью такой заниматься, а не другими какими делами? Мне на это пояснили, что было постановление Путина о том, что даже мелкими делами нужно заниматься! <…>

— Но им же все равно требовалось, наверное, какое-то ваше заявление. Вы сами пришли в полицию?

— Нет, меня посадили в автомобиль, где люди представились полицейскими и показали удостоверения. Но я, правда, мельком посмотрел на документы. Я тогда еще в такой эйфории был из-за того, что меня засняли на камеру и хвалили. Меня редко кто хвалит. А уже темнело, я торопился домой. Я сел между ними в автомобиле и стал отвечать на их анкету, где родился, где учился и тому подобное. В какой-то момент они вернулись к теме необходимости найти мою работу, но это было среди множества пунктов того, о чем меня расспрашивали. В итоге мне протянули заполненный протокол, я попытался прочитать, вдруг расстрел подписываю, а там такой почерк, что не разобраться! Они еще и свет такой тусклый включили... Да и я домой торопился, так надоела вся эта тягомотина. Я вообще человек доверчивый. Поэтому поставил подпись и пошел.

И потом уже оказалось: подпись была под заявлением о том, что я хочу найти людей, забравших картину. Я им еще сказал на прощание, шутя: «Ну, если найдете — картину — звоните!» А на следующий день мне действительно позвонили: нашли, мол, мою картину. (Сотов подписал протокол 19 июня, а 20 числа в 6 утра следователи уже проводили обыск в квартире Навального. — РП) Я попросил, чтобы мне рассказали подробности. Мне пообещали перезвонить. Но так и не перезвонили.

— Но вы же в курсе, что потом происходило из-за вашей подписи в их протоколе?

— Потом родственники показали мне сюжет НТВ со мной. Причем меня так там показали, что сам себя не узнал, голос хриплым сделали, будто алкоголик какой-то! А из моих слов почти ничего не оставили, зато журналистка сказала, что я написал заявление о том, что хочу найти похитителей картины. Но я-то этого не говорил! Я сказал только, что расписался в протоколе. А в том сюжете НТВ я вообще впервые увидел Навального и узнал, кто он такой. Там говорилось, что он 100 миллионов рублей украл, что-то такое, и еще показали мою картину, снятой у него дома скрытой камерой.

— Теперь за вашу подпись в протоколе друзьям Навального (да и, возможно, ему самому) грозит до пяти лет заключения за организованную кражу.

— Батюшки! Мне говорили, что им два года грозит. Вот поэтому я сейчас свои работы и убрал с улиц города. Мне-то картину абсолютно не жалко! После этого скандала с Навальным я решил снять все свои картины с заборов, чтобы еще кто-нибудь не пострадал, забрав их с собой.

— Но теперь из этой истории развернуто уголовное дело.

— Да я сам потом ходил в полицию и хотел отозвать свою подпись. А мне там ответили, что не могут найти мое заявление! Пообещали позвонить, как найдут, но так и не звонили. Но я хотел отозвать заявление, оно не было моей инициативой, а ко мне просто вошли в доверие. А то, что произошло в остальном? — это просто политическая борьба, видимо, против Навального. Меня зацепили случайно.

— Если бы у вас была возможность подарить Навальному картину, за которую против него возбуждено дело, вы бы ее подарили ему?

— Да бога ради! Если это можно, то, конечно, сам подарил бы картину Навальному. Хотя ему ведь и так ее подарили на день рождения, как я понял. Если бы картина была бы у Навального, я был бы только рад. Правда, слышал, что она вроде бы сейчас в полиции.

Навальный публикует фотографии протокола, подписанного Сотовым и постановления о возбуждении уголовного дела и добавляет: То есть просто взяли в оборот простого владимирского дядьку, обманом взяли с него заявление. Заявление берут в 9 вечера, в 22-30 (как видно из отметки факса) Владимирское УФСБ отправляет рапорт в центральное ФСБ. В перерыве между 22-30 и четырьмя утра следующего дня аж целый генерал-майор ФСБ передает эти мощнейшие оперативные доказательства в СК. А в 4 утра ФСБ и СК проводят у меня дома обыск, причём оформляют его как экстренный и не терпящий отлагательства, без судебного решения. Теперь уже, как вы знаете, под это дело в главном следственном управлении СК создана оперативно-следственная группа во главе со следователем по особо важным делам. Допрошена куча людей: от моей жены до сотрудников ФБК, членов "Партии Прогресса" и просто случайных людей (Анна Бирюкова, Галина Копосова, Дмитрий Таралов, Владислав Наганов, Николай Ляскин). <>

У меня мало сомнений, что заказчики этой дряни это Володин, Неверов, Якунин и прочие обитататели "Сосен" и "Акулинино".

Им важно, хоть и совершенно по беспределу, состряпать дело против сотрудников ФБК и особенно отдела расследований: Албуров и Кулаченков здесь главные цели. У них провели даже обыски и изъяли компьютеры.

Путину-то, наверное, достаточно четырех уголовных дел, сфабрикованных против меня самого, а вот эти, конечно, бесятся от наших дачингов и того, что мы затрагиваем табуированную тему незаконного обогащения на их примере с красочными картинками, да ещё и народ водим на экскурсии по их дворцам.

Ну что я могу сказать в этой связи? Традиционно говорю: нас не запугаешь. О незаконном обогащении мы говорить продолжим, будем стараться делать это громче и обязательно на конкретных примерах из списка этих воровских рыл, которые нам в телевизоре показывают. Дачинги продолжим и надеемся на ваше в них участие.

О том, как россияне оказались в такой реальности, - интервью Николая Александрова с Владимиром Сорокиным на «Кольте»:

— Такое впечатление, что ваш «День опричника», изданный в 2006-м, и написанный чуть позже «Сахарный Кремль» стали пророчествами — того, что сегодня успешно воплощается в действительности. Каковы ваши ощущения?

— Этот вопрос-утверждение уже стал общим местом, к сожалению. Причем в последние года три это становилось все очевиднее. Я, по-моему, уже рассказывал: когда я написал «Опричника», а это было все-таки восемь лет назад, один мой приятель сказал: «Мне кажется, ты написал такой магический заговор — как заговаривают от смерти или от болезни». Я даже не подумал об этом, но метафора мне понравилась. А потом он спустя какое-то время, в какой-то момент все тех же последних трех лет, сказал: «Все-таки, знаешь, это было предсказание». Как литератор я, конечно, доволен, но не могу сказать, что я доволен как гражданин. К сожалению, это все сбывается. Даже в каких-то формальных мелочах.

— Но ведь ужас созданного вами мира состоит еще и в том, что из него нет выхода, даже как будто и не предполагается. Свершилось и застыло.

— Если взять историю России, то застывшее состояние, зима — это восемьдесят процентов исторического времени, а смуты, революции, войны — всего лишь процентов двадцать. Я не удивлюсь, если завтра указом будет введена монархия, произойдет коронация Путина в Успенском соборе Кремля. Ведь это страна, где гротеск давно уже стал нашим главным воздухом. <…>

— А вы сами видите какие-то возможности выхода? То есть вектор замораживания, заданный в «Опричнике», так и будет продолжаться?

— То есть вы предполагаете, что мои книги лежат в администрации президента как программа действий? Все-таки не надо путать литературу и жизнь. Построить Великую Русскую стену сейчас невозможно. Не хватит кирпичей и каменщиков. Но ее пытаются строить в головах. Как Гитлер сказал, когда соратники ему предложили национализировать промышленность, — зачем мне национализировать промышленность, если я национализирую мозги. Сейчас идет борьба за мозги. В том числе и виртуальные.

— Вы говорили, что одно из безусловных богатств, которые у нас существуют, — это великая русская литература. Но у меня такое впечатление, что этот очевидный и как будто банальный тезис забывается.

— Я думаю, что это идет от презрения нынешней власти к интеллигенции. Ведь это же власть, у которой в голове не буквы, а цифры, нули. На кой хрен им вообще сдалась литература? Зачем им Толстой? Тем более что он отлучен от церкви, а они подтягивают РПЦ к себе всеми возможными способами. Я думаю, что здесь нет никакого умысла даже. Это происходит просто потому, что литература им не нужна. У них одна стратегия — удержать власть и на чем-то заработать. Они — как шахматист-любитель — считают максимум на три хода вперед. <…>

— Отсюда возникает еще один вопрос. А можно ли говорить о постсоветских социальных мутациях и в чем они состоят?

— Я не знаю, можно ли это назвать мутацией. Мутации — это «Старые песни о главном». И заданное ими отношение к советскому «хорошему» времени. Если его как-то подкрасить, упаковать посовременнее, то получится довольно милый мирок. И очень многие на это ведутся. Ну а власти это очень выгодно. Мутация, конечно, происходит. Я бы назвал это мутацией непохороненности совка. Как если бы вот здесь, в этом кафе, лежал труп. И не положено было его выносить. Привыкли бы к запаху. Сжились. Даже сказали бы — а в этом что-то есть! Эта непохороненность и заставляет людей мутировать. Вот новое поколение молодых сталинистов народилось, абсолютно уверенных в том, что сталинизм — это прекрасно. Надышались трупных миазмов.

Один из примеров такой мутации:

Рассуждение министра культуры цитирует Кашин: «Мы перенасыщены гуманитарием. В этом отношении проблемы вузов в области культуры и искусства являются производными от общей проблемы всей системы образования страны. Как говорят: «Поступил в консерваторию, подумай о завтрашнем дне, арендуй место в подземном переходе», — отметил министр.

Мединскому отвечает Мария Баронова: Как человек, получивший лучшее базовое химическое образование в мире (программа специалиста сильнее оксфордского бакалавра просто по списку предметов) и теперь являющийся специалистом гуманитарной профессии в том числе потому, что даже смешные зарплаты журналистов выше, чем зарплаты научных сотрудников, хочу задать специалисту по псевдоистории и по совместительству Министру х**чеч.. простите, Культуры, один вопрос.

А, нет, ничего уже не хочу спрашивать. Все мои друзья-химики уехали примерно за 10 лет до того, как друзья-журналисты начали изучать недвижимость в Риге. Был тут один, Alexander Polejaev, бивший себя пяткой в грудь, что никогда не уедет и можно тут жить химику и учить детей, да только что-то он тоже уже месяц как по ту сторону Атлантического океана.

"Мы перенасыщены мудаками. В этом отношении проблемы мудаков во власти являются производными от общей проблемы всей страны. Как говорят: «Решил идти во власть, подумай о завтрашнем дне, ведь тебя могут назвать мудаком уже вслух" — отметила злая Мария Баронова.

Вот Роману Волобуеву кажется, что страна, наоборот, перенасыщена биологами:

И если вспомнить высказывание Мединского про лишнюю хромосому, то придется признать, что Волобуев, увы, прав.

Но на самом деле все еще хуже. Виталий Куренной продолжает тему книжных магазинов, начатую вчера Владиславом Моисеевым: Все наши крупные книжные магазины давно превращены в какие-то клоаки мракобесия, суррогатной литературы по, якобы, истории и якобы, философии. Причем в зависимости от индивидуальных идиосинкразий маркетологов там очень широкий спектр нюансов представлен.

Из недавнего - заходил в Дом книги на Соколе, там целая полка сочинений некоего Вадима Зеланда, суть эзотерического учения которого, как утверждает вики, состоит в том, "что человек, установив осознанный контроль над своими намерениями и своим отношением к миру, может свободно выбирать вариант развития реальности по своему желанию". Под ним - полка сочинений Ошо, к которому мы, впрочем, привыкли еще с 1990-х, над ним - собрание целительных заговоров некоей Натальи Степеновой.

Мы имеем дело с полным разрушением остатков минимально рационального отношения к миру, прежде всего, с пониманием того, что он организован причинно-следственным образом. И над разрушением этого минимума рациональности работал у нас не только Ошо и иже с ним, но и вся более рафинированная изысканность, начиная с гуманитарными интерпретациями "синергетики". Ну и, конечно, эпидемическое распространение метафоры менеджмента, понятого как некая технология возможности тотальной организации контроля собственной жизни

Иными словами, книжный магазин у нас - давно не оплот просвещения, а совсем даже и наоборот.

Но страна перенасыщена гуманитариями. Которые, как известно, не владеют элементарными навыками жизнеобеспечения. Для них The Village публикует текст о том, как экономить на еде. Для тех, кому в этом месте еще не смешно, - тематический план журнала от Ильи Клишина: Ожидаю также от Зе Вилладжа материалы:

- Как найти бомбоубежище в вашем районе

- Инструкция: как научиться собирать автомат Калашникова быстрее 15 секунд

- Делаем сами. Пять дизайнеров рассказали, как украсить трудовой барак

- 7 полезных вегетарианских блюд из лебеды

- Комментарий. Политзаключенный о том, что не надо делать на зоне

- Эксперты: Спички, сигареты и еще 8 товаров, которые будут ликвиднее рубля в следующем году.

В «ДНР», кстати, гуманитариев не хватает, так что, может быть, это был призыв массово переезжать туда:

17:11 2.9.2014
Ольга Серебряная

Украинская армия откатывается. Равноапостольный Моторола. Пять хороших новостей по поводу Донбасса. Как обыграть Путина не по правилам. Общество потребления истории

Что происходит на востоке Украины, в общих чертах описывают «Петр и Мазепа»: Кратко – все плохо и очень плохо. Украинская армия откатывается. Теперь руководству АТО понятно, что любые успехи в окружении группировок боевиков, в разрыве линии связи ДНР и ЛНР или перекрытие границы и/или линий снабжения боевиков вызовут лишь контрудары армии РФ и трансграничные обстрелы. Соответственно, нет никакого смысла пытаться эти группировки разрубить или отжать от границы. Действительно, надо согласиться с министром обороны Украины в том, что начали одну войну, а попали в другую. В защиту МО Украины нужно сказать, что попытка стратегии сразу воевать с РФ или проводить АТО в режиме «ожидаем нападения РФ с любого участка госграницы или с моря» (так пропагандируемая диванными экспертами, и даже кое-кем в нашей редакции) накрыла бы экономику Украины медным тазом. Посмотрите протяженность границы с РФ, с оккупированным Крымом, Приднестровьем, береговую линию и потенциально границу с Белоруссией. И сколько нужно войск чтобы все эти направления перекрыть? И как их кормить, обувать, обучать и где было их взять в апреле/мае, когда никто не ожидал такого от РФ?

И не стоит заявлять, что такая наглость в поддержке боевиков от РФ была ожидаема. Не была она ожидаема. Готовности Путина нести такие потери не мог ожидать никто, и даже вояки НАТО не ждали. Путин опять всех переиграл, и даже, похоже, самого себя, чем и вызвал коллапс.

Теперь по фактам.

Аэропорт Луганска оставлен. Аэропорт Донецка тоже, скорее всего, будет оставлен…

Министр внутренних дел Арсен Аваков принял решение о расширении штата и доукомплектовании добровольческого батальона Нацгвардии «Донбасс». Кроме того, батальон получит на вооружение бронетанковую технику, артиллерию и минометы.

В ходе последних боев на Донбассе в плен попали 680 украинских военнослужащих, из них 80% — из-под Иловайска. Об этом на пресс-конференции сообщил генерал-полковник запаса, руководитель ОО «Офицерский корпус», руководитель Центра обмена пленных Владимир Рубан.

Вывоз раненых наблюдал корреспондент «Коммерсанта» Илья Барабанов: Неподалеку от Комсомольского между селами Новозарьевка, Войково и Колоски в поле у перелеска осталась разбитая колонна украинской техники. Ее разбомбили около недели назад. Танк, семь БТР, несколько грузовиков. Сельские жители активно раскручивают технику на части.

— После обстрела осталось целых два танка, их сразу забрали дээнэровцы, — рассказывают они. — Вчера снова приезжали и открутили уже пушку от БТР.

Большую часть документов с места недавнего боя вывезли. Оставшиеся гранаты и патроны местные собирают в отдельные ящики, но тут и там лежат личные вещи бойцов: части формы, книги. Возле одного из БТР я увидел "Новый завет", открытый на Первом послании к Коринфянам. У посадки в стороне от разбитой колонны лежат пять обгоревших трупов, за посадкой еще один. Местные жители утверждают, что всего в результате обстрела колонны могло погибнуть около десяти военнослужащих. Возможно, намного больше. Таких разбитых колонн по окрестным полям несколько. Украинские медики не успевают вывозить из котлов всех раненых и убитых. Когда мы выезжали из Комсомольского, на перекрестке в поле нас остановила одна из таких машин с врачами:

— Колесо пробило, помогите проехать до основной колонны, — попросил врач (по его словам, только за один вчерашний день он вывез на своей машине 127 раненых и 17 убитых). — Потери в технике тоже большие, по некоторым данным, из оцепления пыталось выйти до 500 единиц. А вышел лишь один танк и один БРДМ.

Колонна, ожидавшая, когда им позволят вывезти раненых, нашлась в паре километров от Старобешево.

— С обеда стоим, уже часа четыре, — сказал водитель.

Забрав раненых, они собирались двигаться на Мариуполь.

Марат Гельман: Я вдруг вспомнил Пушкинскую сказку про золотую рыбку.

Вот только смеяться не получается. Стать владычицой морской хочет Путин, а у разбитого корыта окажемся все мы.

АПД подсказывают в комментах что старик в этом случае мы - 84% поддержки, а золотая рыбка тогда что? Нефть?

Иван Давыдов тоже начинает слагать сказы по поводу текущей войны: Жена звонит из Одессы:

- У нас тут жара! День города! Идем на гастрономический фестиваль! Вечером концерт в филармонии! А вот слышишь — это дедушки поют на улице! Целый хор! Кстати, все фанаты Путина! Хотят в родную гавань!

А на меня дождь льет, работать приходится, простуда цветет внутри легких. Обидно.

- Ничего, - говорю. - Будет у вас там скоро русский мир, бессмысленный и беспощадный. И гастрономический фестиваль в давке у камазов с гуманитарной гречкой. Фельдмаршал Ольшанский давеча в Фейсбуке пообещал уже дойти до Одессы, а он слов на ветер бросать не привык, сама знаешь.

Гастрономический фестиваль, а. Люди стараются, спасают исконные земли от зверств кровавой хунты, а у них там фестиваль и хор пенсионеров. Совсем не ценят усилий героев-добровольцев. Покарай их, Моторола равноапостольный.

Моторола меж тем пригрозил Польше вторжением:

Здесь ему отвечает поляк и украинский патриот. По-русски. Довольно изящно.

На фоне всего этого Татьяна Становая перечисляет на «Слоне» пять позитивных новостей про Украину: (1) Россия не будет официально вводить на Украину войска, ограничившись их «невведением», пропорциональным успехам АТО; (2) военные возможности Киева невелики; (3) «пассионарность» санкционной политики Запада против России снижается; (4) Берлин дальше давить не будет, ограничившись «моральной» поддержкой Киева; (5) стала понятна переговорная платформа России по поводу статуса «Новороссии».

Это иллюстрация к «хорошей новости» номер 1:

Что в этом во всем хорошего? Татьяна Становая объясняет: Эти «хорошие новости» делают украинский конфликт более предсказуемым. Наиболее вероятным кажется его постепенное замораживание. Россия сохранит свое прямое и опосредованное присутствие в восточных регионах Украины, Киев рано или поздно будет вынужден «из гуманитарных соображений» отказаться от жесткой фазы АТО. При посредничестве Запада будет выстроен некий механизм диалога о статусе регионов, который много лет не будет давать никаких результатов. И это только в случае инерционного развития ситуации. Фактором дестабилизации может оказаться, например, новая революционная волна в Киеве, которая поставит под удар и без того ослабленную государственную дееспособность Украины, одновременно резко радикализовав действия новой украинской власти. Российская же политика вряд ли вынесет новую трагедию, сопоставимую с крушением пассажирского лайнера Boeing.

Пока же процесс деградации ситуации, кажется, нащупал дно. Глубина вовлеченности России в украинский кризис хорошо просматривается. И даже если это долгосрочный источник напряженности, в конфликте становится больше ясности. А это немаловажно: двусмысленность всегда играет против «плохих парней». Владимир Путин, по данным западных СМИ, якобы заявил Жозе Мануэлу Баррозу, что мог бы взять Киев за две недели. Трактовки этой фразы на Западе однозначны – она воспринята как полноценная военная угроза. Однако вряд ли это справедливо. Скорее подобное высказывание оказалось неудачной попыткой Путина показать свое нежелание воевать против Украины, правда, при полном неуважении (уже хорошо известном) и пренебрежении к Украинскому государству в целом. Очередной непродуманный жест Кремля из серии «ядерного пепла» Дмитрия Киселева. Тем не менее, кажется, украинский кризис нащупал свои рельсы, и движение будет продолжено при понимании, что ни одна сторона не способна одержать полную военную победу в борьбе за юго-восток.

Вот так и будем ездить туда-сюда по этим рельсам:

Если оставаться на тех же правовых рельсах, то вот вопрос Аграновскому от Ивана Куриллы: Понятно, что следующему руководству России придется расхлебывать кашу, заваренную нынешним, доставать скелеты из шкафов и получать за это порцию народной нелюбви за "очернительство нашей истории".

Среди проблем, которые оно получит в наследство, будут и сотни, а возможно тысячи людей, которые нарушили уголовный кодекс РФ, - если не ст.356, то точно ст. 359. Будут и такие, которых будет разыскивать международный трибунал. И эта проблема, - что делать с такими людьми, как отличить наемников от направленных в чужую страну срочников, может быть решена двумя способами: либо нужно судить этих людей, либо судить надо тех, кто поставил людей в такие обстоятельства, когда нарушение уголовного кодекса собственной страны представлялось как поощряемое официальными лицами и государственной пропагандой дело. Первый вариант будет поиском крайних, второй - попыткой очищения.

Встречный вопрос:

И, конечно же, катание по рельсам российско-украинского конфликта будет происходить в веселой атмосфере исторической реконструкции:

Марина Давыдова: Четвертая новость в топе Яндекса: "Президент Венесуэлы потребовал от Запада прекратить нападки на Россию". А почему молчит Бурунди? Почему не слышен голос Гондураса??

Смысла в этой реконструкторской езде очень мало. Игорь Павлович Смирнов и Анатолий Корчинский (их диалог публикует gefter.ru) описывают современное российское общество как общество «потребления истории»: Да, такое мышление не продуцирует и даже не проектирует никакого будущего (это Ваше соображение без малого 10-летней давности в сегодняшней российской публицистике превратилось в общее место, впрочем, без отсылок к первоисточнику). Оно не производит образов прошлого, чтобы превратить их в утопию, к которой нужно стремиться. Оно вообще в первую очередь не производит, а потребляет. Но, с другой стороны, сегодняшняя эксплуатация образов истории, в частности, всякого рода «политика памяти» ― это совсем не «игра в бисер» и не развлекательный сторителлинг на исторические сюжеты. Сегодня исторические аллюзии ведут людей на баррикады, в «партизанские отряды» или в «народное ополчение», поднимают на «борьбу с фашизмом» и т.п. Понятно, что теперешняя политическая демагогия уровнем ниже классических идеологий XIX и XX веков и грешит очевидной вторичностью по отношению к ним, но недостаток смыслов с лихвой компенсируется эмоциональной включенностью и «эффектом присутствия». <>

Кроме того, думается, что если «большая история» в том понимании, о котором мы говорили выше, сошла со сцены, то это не значит, что идеология, использующая исторический материал в своих целях, больше не работает. Например, сейчас в России налицо подлинный подъем «исторического самосознания», как бы это ни понималось. Очень сильны имперские настроения, под каким бы конкретно-историческим соусом они ни подавались ― как возрождение России в границах царской империи, СССР или как создание на их месте мифического «евразийского союза». Имеется, пусть эклектичный, но зато «исторически обоснованный» нарратив сверху. Есть энергия гнева и одобрения снизу. Сегодняшнему идеологу не нужно создавать новое ― непротиворечивый проект, соединяющий прошлое с будущим. Его текст ― мандельштамовское «брюссельское кружево», чьи пустоты заполнятся чувствами масс, как правило, раздраженными и оскорбленными. Потребитель такого идеологического продукта готов к творческой интеракции. В зависимости от своих политических убеждений и предрассудков он сам придаст дискурсивную целостность тому, что видит, слышит и читает. Поборник Дугина (как и сам Дугин) увидит в нем «консервативную революцию», коммунист ― начало возрождения Советского Союза, националист ― борьбу за интересы русских и т.д. Всем сестрам по серьгам. Всякий поймет в меру своей испорченности. Но, странным образом, возможно, вся эта конструкция и есть то, что сейчас сдерживает общество от открытой битвы за историю или даже «войны историй», которая подспудно уже идет. Украинский сюжет ведь тоже в известной степени часть этой битвы.

Иван Яковина (его текст публикует «Кольта») предлагает победную стратегию для Украины – как выиграть, фактически уже проиграв Путину: Положение для украинских властей, конечно, тяжелое. Но парадоксальным образом военное поражение может обернуться для них политико-дипломатической победой и восстановлением суверенитета. Главное — не играть по предложенным Путиным правилам, но навязать ему собственные. И тут есть поле для маневра.

Главной, неоднократно декларируемой, задачей Кремля является прочная привязка Украины (всей страны, не только Донбасса) к России и полный отказ Киева от евроатлантической интеграции. Добиться этого в нынешних условиях можно, лишь получив надежный и контролируемый инструмент влияния на украинскую внешнюю политику внутри этой страны. Таким инструментом могла бы стать так называемая федерализация Украины в кремлевском ее понимании — получение Донбассом особого статуса, в рамках которого Донецк мог бы принимать важное участие во внешней политике страны, включая право вето на наиболее важные решения. <…>

Такое решение Киева полностью сломает игру Кремля. Явочным порядком оно возложит на Москву обязанности по администрированию Донбасса, финансовой его поддержке, заботе о безопасности граждан, восстановлению разрушенной инфраструктуры и так далее. Численность оставшегося в регионе населения примерно в два раза превышает численность крымского, при этом социальных проблем там неизмеримо больше. Для российского бюджета, и так трещащего по всем швам, такой «подарок» стал бы очень серьезным испытанием. Кроме того, официальное признание Киевом факта оккупации Донбасса почти автоматически повлечет за собой новые западные санкции. Что, конечно, еще сильнее ударит по слабеющей экономике России.

Другая проблема, с которой пришлось бы столкнуться Кремлю, — это присутствие многих тысяч вооруженных и никому не подчиняющихся людей на де-факто территории России. Едва ли после «победы» все они дружно разоружатся и займутся мирным, созидательным трудом. Причем в их арсенале есть не только стрелковое оружие, но и бронетехника, ПЗРК и гаубицы. Это уже очень похоже на Чечню, которой приходится платить дань ради сохранения спокойствия горячих парней с пушками.

Ну и самое главное: фактический отказ Киева от Донбасса будет означать провал самой идеи федерализации Украины извне. Проще говоря, вместо целой страны, подконтрольной финансово и политически, Кремль получит нищий, разваленный регион с огромным населением, а также тысячами вооруженных до зубов боевиков. Ну и жесткие международные санкции в придачу. Что делать с этим сокровищем, совершенно непонятно. Как написал Марат Гельман со ссылкой на данные Владимира Лукина, «никому в Кремле ни ЛНР, ни ДНР, ни Новороссия не нужны. <…> получить Донбасс и потерять Украину — для Кремля поражение».

Марат Гельман: Во многом очень правильный текст. Но боюсь что выборы, необходимость популярных решений не дадут Киеву шанса на такую тонкую игру.

Ну а Россия вводит пока дополнительные санкции против Коломойского:

14:30 2.9.2014
Ольга Серебряная

Шлосберг: из всей роты живыми остались 10 человек. Похороны в Марий Эл. Дойти за две недели до Киева в совершенно другом смысле. Инклюзивно и субстантивно

«Известия» придумали, кто избил Льва Шлосберга: В расследовании нападения на псковского депутата и председателя областного отделения партии «Яблоко» Льва Шлосберга появилась финансовая версия. Источники в правоохранительных органах говорят, что кроме версии о мести за разглашение информации о погибших на Украине псковских десантниках, на которой настаивает сам Шлосберг, проверяется и другая, сопряженная с коммерческой деятельностью депутата и долгами компаний, с ним связанных.

Речь идет о давнем долге Шлосберга в 1,3 млн рублей. Эти деньги автономная некоммерческая организация «Центр социального проектирования «Возрождение», которую возглавляет «яблочник», получила еще в 2008 году за выполнение научно-исследовательских работ по проекту «Дорожная карта инвестиций. Псковская область». Однако, как уверяет заказчик работ — ООО «Технолизинг», — никакой научной работы не выполнялось, хотя на счета АНО все деньги были переведены пятью траншами. За это время «Технолизинг» обанкротился и засветился в нескольких криминальных скандалах. Однако за неделю до нападения на Шлосберга компания выиграла иск в арбитражном суде у АНО «Центр социального проектирования «Возрождение». <…> Избиение Шлосберга совпало с завершением тяжбы АНО «Центр социального проектирования «Возрождение» в Арбитражном суде на 1,3 млн рублей с ООО «Технолизинг», скандально известным в Псковской области.

Анна Семенова: Наверняка он еще и педофил и гей

Мартин Часослов: И жену у кого-то увёл

Александр Голубев: Шлосберг пьёт кровь младенцев, используя при этом черепа русских православных ветеранов первой мировой войны в качестве ритуального сосуда

перед тем как выпить кровь чокается с визиткой Яроша

На сайте kashin.guru – репортаж Максима Федорова, который побывал у Льва Шлосберга в больнице: В отделении на втором этаже полно пациентов. Больница – флагман регионального здравоохранения – являет собой довольно жалкое зрелище. Отваливающиеся бледно-голубые обои, прямо посреди зальчика у сестринского поста стоит койка с пациентом, которому, похоже, не нашлось места в палатах.

Под сонными взглядами пациентов и медсестер я прохожу всё отделение насквозь и возвращаюсь с вопросом к разбирающей бумаги девушке. «Персональная» палата, в которой я нахожу Шлосберга – комнатка метров в семь с тронутым ржавчиной советским холодильником и панелькой телевизора – это, вероятно, больничный люкс. Огромное окно выходит в сторону реки Великой, но Лев, судя по всему, не скоро полюбуется открывающейся перспективой. Лицо его сильно отекло, голова разбита. Я осторожно пожимаю протянутую руку и замечаю, что кисть опухла, а на локте разливается чернотой синяк.

Прежде чем я успеваю задать первый вопрос, Лев торопливо начинает делиться последними новостями. Говорит он тихо, с усилием и не вполне разборчиво, но по возможности я стараюсь не переспрашивать.

- Я получил совершенно уникальный материал, — рассказывает Шлосберг, и я понимаю, что для него это гораздо важнее, чем обстоятельства ночного нападения. Все дни, после похорон в Выбутах, он посвятил расследованию истории отправленных на войну псковских десантников. И теперь, по его словам, имеет самые убедительные доказательства, что та самая 1-я рота, в составе которой находился погребенный Леонид Кичаткин, уничтожена практически полностью.

Лев излагает недолгий путь этой роты. Размещение в Таганроге, переброска через границу, нападение на украинский блок-пост, на котором десантники не оставили в живых никого, уничтожение группы танков… «Просто шли и сметали всё на своём пути», — говорит Лев. А затем подразделение, обнаружившее себя в боевых контактах, было накрыто массированным огнём под Георгиевкой. «Из всей роты живыми и ранеными остались около десяти человек, все остальные погибли», — рассказывает Шлосберг.

В подтверждение подлинности этой истории у него есть действительно уникальный материал, подробности которого я раскрыть не могу. Именно готовящуюся публикацию, которую «Псковская губерния» планирует выпустить в ближайшем номере, Лев хотел обсудить с журналистом газеты Алексеем Семёновым на той встрече, что накануне назначил в десять вечера у остановки на Октябрьском проспекте.

Шлосберг полагает, что нападение на него связано с расследованием обстоятельств похорон псковских десантников в Выбутах. Сейчас таблички с могил убрали, а кладбище круглосуточно охраняют военные. Но вот кладбище Козьмодемьянска в республике Марий Эл никто не охраняет – «Новая газета» публикует репортаж Елены Рачевой о встрече с матерью похороненного на этом кладбище младшего сержанта Антона Туманова, погибшего 13 августа на Украине: Антона Туманова привезли в закрытом гробу.

— Там окошечко — хорошо, хоть лицо можно распознать. Ребята мне сказали, в их части есть такие, что просто куски мяса, ДНК теперь делают. Родители еще не получили своих детей.

Сидя в гостиной на диване, на котором раньше спал Антон, его мама Елена Петровна Туманова поправляет на коротких седеющих волосах черную повязку, ищет в сумке свидетельство о смерти — зачем-то она носит его с собой.

Вещи, паспорт и военный билет младшего сержанта Антона Туманова матери еще не отдали. 20 августа Елена Петровна получила только гроб и копию свидетельства о смерти из ростовского морга. Там указана дата смерти — 13 августа 2014 года, место — «Пункт временной дислокации войсковой части 27777», время — «Во время исполнения обязанностей военной службы», и причина — «Сочетанная травма. Множественные осколочные ранения нижних конечностей с повреждением крупных кровеносных сосудов. Острая массивная кровопотеря».

— Ноги оторвало ему, конечно. Ребята рассказали. Но я и так чувствовала, что в гробу он не целый… <…>

Домой Антон звонил почти каждый день. В начале июля вдруг рассказал: в части спрашивают, кто хочет добровольно поехать в Украину.

— Я ему говорю: «Ты, надеюсь, не хочешь?» — «Что я, дурачок? Тут никто не хочет». С ним вместе служить ушел еще один наш парень, попал тоже в Чечню, в Шали. Он мне потом рассказывал, что у них в части тоже говорили: если продержитесь сколько-то дней на Украине — заработаете 400 тысяч. Никто, естественно, не соглашался: даже если останешься жив — с деньгами все равно будет кидалово.

Потом Антон написал маме, что его отправляют под Ростов. На российско-украинской границе военнослужащие части 27777, по его словам, оказались 11 июля. <…>

17-летняя Настя Чернова, невеста Антона, рассказывает о месяце в Ростовской области совсем иначе. <…> Настя созванивалась с Антоном каждый день, про службу он рассказывал ей гораздо больше, чем маме. 23 или 25 июля впервые сказал: «Едем на войну». Перепуганная Настя спросила только: «На Украине же нет русских?» — «Мы едем в роли ополченцев». Дня три-четыре не выходил на связь.

Второй раз, как рассказал Антон Насте, их отправили на Украину 3 августа, на два дня. Города, сроки и цели поездки не говорил: Настя думает, сам не знал.

— Видать, их посылали просто контролировать ситуацию, ездить, смотреть, — рассуждает она. — Дали украинские деньги, Антон рассказывал, что заходил в магазин, смеялся: «Сувениров нет, хоть украинских денег тебе привезу». Как будто не про войну говорил. Так, про обычную жизнь.

Но российских военнослужащих по-прежнему нет на Украине, что бы ни писали Шлосберг и «Новая газета».

Собственно, да. Наталья Геворкян: Интересно, что фразу о возможности взять Киев за пару недель Путин произнес в ответ на вопрос Баррозу о присутствии российских солдат на Украине. То есть эта агрессия появилась, когда он не хотел отвечать, но вопрос-то был задан. И он прыгнул. Vladimir Putin: 'I Can Take Kiev In Two Weeks If I Want'

Ντέμης Πολάντης: Уже не помню детали, но рассказывали, что в году эдак 2007-ом встречался Путин с главными редакторами центральных российских СМИ. И кто-то из главредов начал задавать Путину вопрос с формулировки "Не боитесь ли вы...". Он резко оборвал вопрос - "Я ничего не боюсь, вы меня поняли!". Путин повторил это дважды. Исчез весь лоск и присущая ему обходительность в личном общении, и вылез наружу пацан. Вот и Баррозу, видимо, решил надавить... Только не стоило, ИМХО, так пугать европейцев. Эдак они со страху и на серьезные санкции пойти могут.

Марат Гельман: Вы понимаете, что происходит? Глава ядерной державы говорит крупному Еврочиновнику "да я за 2 недели дойду до Киева". Больше ничего не надо. Ни санкций ни шманкций - никаким иным образом, кроме как к угрозе, теперь к России относиться не будут.

Что это? Зачем? Если это чтоб в пятницу в Минске украинцы были покладисты - то они идиоты. Теперь к любому предложению, исходящему от России будут относиться как заразе.

Вот с «совершенно другими смыслами» как раз проблема:

Как и с языком у Путина. Глеб Морев: Интересно, что путин перестал контролировать речь. его слова имеют обратный эффект, что, конечно, свежо для политика мирового уровня.

хотел похвалить назарбаева - получил панику и публичный отлуп.

хотел сказать, что не пойдет ни на какой киев и вообще ограничится локальной операцией - вызвал дикий шум и панику в европе.

даже виктор степаныч, царствие ему небесное, выражался точнее.

За предыдущий ляп Путина оправдывался не Ушаков, а Дмитрий Песков. Что у него получилось, разбирается Кирилл Харатьян в «Ведомостях». Сначала, собственно, цитата из Путина: «Нужно немедленно приступить к субстантивным, содержательным переговорам, и не по техническим вопросам, а по вопросам политической организации общества и государственности на юго-востоке Украины».

Теперь ее разбор: Дефиниция слова «государственность»: это особый признак, состояние развития определенного общественного образования (нации, группы народностей), сумевшего создать собственное государство, национальную правовую систему или восстановить эти институты, утраченные в силу различных причин («Конституционное право России: энциклопедический словарь», под общей ред. В. И. Червонюка. — М.: Юрид. лит., 2002). Когда заявление Владимира Путина прозвучало в эфире, мало кто, я думаю, усомнился в сенсационном значении его слов: президент России предлагает, чтобы на юго-востоке Украины появилось государство, отдельная правовая система.

Теперь объяснение Пескова: «Появились трактовки, что, дескать, президент говорил о том, что это переговоры о государственности востока Украины. Если просто почитать его заявление, то понятно, что это не так. Президент говорил о тех самых инклюзивных переговорах, необходимость которых была акцентирована достаточно давно еще в документах, которые подписывались в самых разных форматах».

Кирилл Харатьян продолжает: Прочитав это, я немедленно последовал совету Дмитрия Пескова и снова почитал заявление Владимира Путина. И мне опять показалось, что ничего инклюзивного в этих словах нет!

Но поскольку еще одного заявления президента, прояснявшего бы смысл слов пресс-секретаря президента, не последовало, я устыдился и решил, что давно и неоднократно акцентированная инклюзивность имманентно присуща любому упоминанию о переговорах о будущем юго-востока Украины.

Осталось прояснить, что такое «инклюзивные переговоры». Толковый словарь Т. Ф. Ефремовой (М., 2000) дает две дефиниции, одна узкая, лингвистическая, а другая такая: «распространяющийся на более широкий круг предметов»; еще есть инклюзивное образование — оно подразумевает совместное обучение обычных и особых, сложных детей. Так что под инклюзивными следует понимать либо такие переговоры, в которых шире круг участников, нежели можно было вообразить, либо такие, в которых есть особые, сложные участники.

Логично предположить, что эти дополнительные или сложные участники — представители двух восставших областей Украины; а следовательно, президент Владимир Путин устами пресс-секретаря президента Владимира Путина предлагает включить их в переговорный процесс, или, иными словами, признать за ними статус, равный статусу Украины или России.

Нет, это не государственность.

Gasan Gusejnov: "Президент сказал о "субстантивных" переговорах Украины с ее же, Украины, областями, а пресс-секретарь Песков дезавуировал слова начальства, назвав высказывание Путина "инклюзивным". Их заокеанские хозяева должны все-таки держать себя в руках и пользоваться нашим языком - тем великим и могучим, который Кремль защищает в Новороссии!"

Впрочем, не будем делать вид, что "совершенно другой смысл" фразы про взятие Киева за две недели нам не ясен.

Юрий Альберт: Как уже кто-то заметил, дипломатическая беседа Путина с Баррозу восходит к известному стихотворению О. Григорьева:
Девочка красивая
в кустах лежит нагой.
Другой бы изнасиловал,
а я лишь пнул ногой

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG