Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги Издательской выставки-2006: будущее российских газет


Виталий Портников : В российской столице завершилась ежегодная выставка-конференция издательской отрасли России. Собственно, та самая конференция, на которой говорят о нынешнем состоянии периодической прессы не столько о содержании, сколько о том, как эта пресса выглядит, как она развивается, как издатели и журналисты сотрудничают с рекламодателями, с теми, кто делает газеты, кто наполняет, если угодно, пирог начинкой. Обо всем этом мы поговорим с вице-президентом Гильдии издателей периодической печати, вице-президентом холдинга «Проф-Медиа» Евгением Абовым.


Начнем с события, которое совпало практически с проведением этой ежегодной выставки-конференции. Одна из газет, которая только начала выходить, как подарок к проведению этого ежегодного мероприятия, возможно, как своеобразный сюрприз для Гильдии издателей периодической прессы сообщила, что Гильдия как раз сейчас попала под государственный контроль, то есть стала одной из многочисленных организаций, которые полностью контролируются государством. Действительно ли можно согласиться с подобным утверждением? Действительно ли сегодня издатель и чиновник – это единое целое в России?




Евгений Абов

Евгений Абов : Да, действительно, это было сюрпризом для всех узнать такое от достаточно серьезного издания, тем более, в первом номере этого издания. Сам летел в самолете, раскрыл эту газету. С большим интересом ее читал, пока не наткнулся на этот сюжет. Так всегда бывает, когда читаешь какую-то газету, вам нравится – вот какая хорошая появилась…



Виталий Портников : А потом она пишет о вас.



Евгений Абов : Хорошее появилось издание, когда вы читаете про других. А потом, когда вдруг натыкаетесь на что-то, что пишут про вас, сразу ощущаете насколько, если недобросовестно или некачественно делается журналистская работа. В данном случае, речь, видимо, шла о том, что отраслевая ассоциация Гильдии издателей периодической печати, которая объединяет основные издательские дома России, эта ассоциация провела свое ежегодное собрание. На этом собрании, в соответствии с уставом, избирался новый президент. В результате этих выборов на должность президента был избран Александр Горбенко, генеральный директор «Российской газеты». Как известно, «Российская газета» это газета, которая принадлежит и частично финансируется из бюджета российского правительства. Это, естественно, вызвало массу вопросов. Видимо, одним из результатов этого любопытства стали такие публикации.



Виталий Портников : Если говорить о том, насколько в принципе президент ассоциации влияет на ее деятельность? Ассоциация коллегиальный орган? Что такое президент?



Евгений Абов : Совершенно верно. Конечно, Александр представляет единственную государственную газету. Я могу чуть позже объяснить, почему, собственно, выбор пал на него.



Виталий Портников : Объясните нам.



Евгений Абов : В Гильдии есть правление, в правлении есть вице-президенты. Все они представляют довольно крупные издательские холдинги частные. Единолично никакой власти сосредоточено в руках у президентов Гильдии нет. А причина – почему был выбран именно Александр, почему 79 процентов участников (79 процентов представителей издательской индустрии) этого собрания проголосовали именно за него? – заключается в том, что отраслевая ассоциация считает, что на этом этапе главный акцент своей деятельности она должна сделать на лоббировании интересов индустрии в законодательных структурах, в органах исполнительной власти, а также во взаимоотношениях между самими издателями и смежниками (распространителями, бумажниками, печатниками, полиграфистами, медиаизмерителями, рекламщиками и так далее).



Виталий Портников : Этому может помочь главный редактор «Российской газеты»?



Евгений Абов : Мы, в данном случае, приглядывались к Александру Горбенко. Мы – это те, кто голосовал за него. Мы сами выдвинули его на эту позицию, потому что имели достаточно успешный опыт работы с ним в качестве председателя Комитета по предпринимательству в СМИ при Торгово-промышленной палате. Он уже около двух лет возглавляет этот комитет, и проявил себя, как очень эффективный, очень влиятельный и стратегически мыслящий руководитель, который может представлять интересы индустрии во взаимодействии с законодательными структурами и с органами исполнительной власти. Он сделал это эффективно. Поэтому, опираясь на эти наблюдения, довольно большая группа издателей сочла, что именно ему целесообразно на этом этапе возглавить Издательскую ассоциацию.



Виталий Портников : Есть более простой вопрос – а на что там, собственно, в Гильдии государству влиять? Что оно может такое изменить в деятельности людей, издающих прессу?



Евгений Абов : Тут можно разные строить предположения, как можно влиять. Государство, как правило, теперь у нас влияет на прессу не через редакторов.



Виталий Портников : Вот в том-то и дело.



Евгений Абов : Видимо, такую можно провести аналогию. Но как это делать через отраслевую ассоциацию, признаться, мне очень трудно себе представить. И даже пофантазировать на эту тему довольно сложно. Во всяком случае, до сих пор в решении тех проблем индустриальных, которые ставила перед собой Гильдия издателей, государство нам пока только помогало. В лице федерального уполномоченного органа Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям у нас была поддержка. Поэтому никакого конфликта, принципиального конфликта с государством, что у нас есть какие-то амбиции, претензии, требования, против которых выступало бы государство, такого конфликта нет. Скорее, нам нужно с нашей стороны более эффективное лоббирование. Там нужно с нашей стороны более профессиональное формулирование тех проблем, которые перед нами стоят, и тех путей, с помощью которых эти проблемы можно решать.



Виталий Портников : Собственно, тут возникает вопрос достаточно любопытный. А чем российские газеты отличаются от западных аналогов? Можно ли сказать, что они теперь похожи в большей степени на издания, допустим, выходящие в Германии, Великобритании, Соединенных Штатах? Можно ли сказать, что рекламный рынок в России действует по тем же законам, что и в западных странах? Можно ли сказать, что все это единое пространство? Потому что, честно вам скажу, как газетчик газетчику, я бы сказал, что еще года два-три это было, мягко говоря, совершенно каким-то другим, да? Сейчас как это все, с вашей точки зрения выглядит?



Евгений Абов : С моей точки зрения, разрыв гигантский. Что касается второй части вопроса – рекламного рынка, то здесь как раз мы по темпам роста и прироста рекламного рынка опережаем все остальные страны мира, за исключением, может быть, Индии, Бразилии и Китая, с которыми мы еще можем быть сравнимы. Во всех остальных странах прирост рекламного рынка достаточно скромными темпами происходит – всего несколько процентов в год. У нас же прирост рекламного рынка в целом по индустрии где-то 28 процентов. Хотя надо сказать, что по газетному сегменту отрасли, он наименьший. Прирост составляет всего лишь, по-моему, процентов 11 не больше, но 6 процентов это общая доля газет. И вот это как раз иллюстрация того, что газетный сегмент, газеты как медиа, в нашей стране не соответствует тому месту, уровню развития, той доли на рынке, который они занимают в медийном пространстве всех остальных стран мира.


Я должен сказать, что, например, доля газет в продажах рекламы практически на всех европейских и американских рынках стоит на втором месте после телевидения. Только газеты! Без журналов. А если взять вместе с журналами, то тогда доля печатной периодики превышает долю телевидения. В нашей стране все наоборот. Телевидение растет быстрее. У телевидения доля уже приближается чуть ли не к 60 процентам, во всяком случае, перевалила за половину, а газетная доля сокращается. Это результат огромного отставания и содержательного, и профессионального, и маркетингового России в части, касающейся газет, от всех остальных стран.


Я скажу, что во всех странах, на всех европейских рынках главным костяком из газетной индустрии является местная, локальная пресса, региональная, локальная пресса. На нее приходится основная масса читателей.



Виталий Портников : Потому что люди читают свои газеты.



Евгений Абов : Да, люди читают свои газеты. Главное, что проникновение, если говорить профессиональным языком, то проникновение газет на тысячу населения наивысшее именно для местной, локальной прессы. В нашей стране общее проникновение газет вообще 24 экземпляра на тысячу человек.



Виталий Портников : То есть люди перестали читать, если можно так сказать.



Евгений Абов : Люди читают меньше. Это, к сожалению, характеристика российского рынка. Это не характеристика общемирового тренда. Да, есть проблемы. Да, газеты должны перестраиваться, они должны как бы соответствовать новым вызовам. Но этот вызов не приводит к таким катастрофическим цифрам, которые есть сегодня в России.



Виталий Портников : А это, вообще, закономерность чисто российская или это закономерность всего постсоветского пространства? Почему я спрашиваю? Потому что в балтийских странах есть большие газеты, купленные западными концернами. Они похожи на те аналоги, которые эти же концерны издают в собственных странах.



Евгений Абов : Например, Эстония.



Виталий Портников : Да, Эстония или Латвия.



Евгений Абов : Эстония вышла на первое место, по-моему, в Европе по уровню газетного проникновения. Это несопоставимо с Россией. Что касается, скажем, Украины, то в Украине степень газетного проникновения выше, чем в России.



Виталий Портников : Тоже выше?



Евгений Абов : Существенно выше. Если составить список стран мира по уровню газетного проникновения, то получится, что Россия в самом конце этого списка.



Виталий Портников : А можно сказать, что в России нет такой общенациональной газеты, которая могла бы всеми одинаково восприниматься от Владивостока до Калининграда, так как это есть где-нибудь в Великобритании, где всюду, от начали и до конца острова, все-таки есть большое число людей, читающих «Таймс», или «Гардиан»?



Евгений Абов : «Таймс, «Гардиан», «Телеграф». Там, по-моему, пять общенациональных газет. Я такой газеты сегодня не вижу для России. Такой газеты, к сожалению, не вижу. Но нужна ли она? Для меня это большой вопрос. Потому что я все-таки думаю, что будущее за газетами, больше ориентированными на региональный контент. Даже если это общенациональный бренд типа «АиФ» или «Комсомольская правда», то в любом случае эти газеты фактически выступают как местные на своих рынках, на региональных рынках. Поэтому совершенно очевидно, что приоритет в развитии будет за газетами, которые удовлетворяют локальным требованиям.



Виталий Портников : То есть можно говорить, что в России определенный кризис газетный наступил, или просто такая ситуация сложилась после краха Советского Союза, когда была определенная модель? Может быть, то, что мы называли в Советском Союзе газетой, и газетой-то не было?! Я поделюсь таким детским воспоминанием, что когда приходили в киоски югославские газеты.



Евгений Абов : Югославские?



Виталий Портников : Да, «Борба», «Политика».



Евгений Абов : А, да, да.



Виталий Портников : В них было приблизительно страниц 24 ежедневно. А наши советские газеты выходили тиражом в 4 страницы. «Правда» была большой. Она выходила на 6 страницах. Я, покупая эти югославские газеты, всякий раз думал, хорошо, если это газета и это газета, может быть, что-то из них все-таки не совсем газета?! Может быть, у нас люди просто привыкли читать не совсем газету? Потому что 4 страницы – это листовка, как бы там ни было.



Евгений Абов : Это правда. Но у нас, прежде всего, кризис ежедневной прессы. У нас ведь под газетами в России понимают абсолютно все, что производится на газетной бумаге. Если вы возьмете зарубежные классификаторы на других рынках, то под газетами понимается только то, что соответствует понятию « newspaper ».



Виталий Портников : То есть то, что каждый день сообщает новости.



Евгений Абов : Только то, что дает новостное освещение текущих событий. А наши газеты в большинстве своем, даже работая в ежедневном режиме, имеют очень маленький набор новостной информации. Очень маленькая доля сугубо новостей. Я должен сказать, что чем больше и выше эта доля в газетах… Возьмите любую газету «Коммерсант». Я считаю, что это одна из лучших российских газет, с точки зрения новостного охвата. Это газета, которая фактически покрывает всю новостную картину вчерашнего дня, да и сегодняшнего тоже. А все, что произошло вчера, будет упомянуто или вы можете, так или иначе, из газеты «Коммерсант». Это очень профессиональная газета с этой точки зрения. Мне сложно назвать другие газеты, которые бы столько же тщательно относились к новостям. Это одна из проблем оттока населения от газет.



Виталий Портников : Потому что нет новостей.



Евгений Абов : Это одна из проблем.



Виталий Портников : Но вот заметьте такую довольно любопытную вещь. Вот «Коммерсант» в России. Мы все знаем, что это такой источник такого новостного потока. И вот такую же модель редакция «Коммерсанта» запустила на Украине, по сути. Там тоже идет новостной поток. Там эта газета отнюдь не так популярна, как здесь, потому что оказалось, что есть очень много изданий, продуцирующих этот новостной поток. Людям нужно что-то еще в издании. И вот этого «чего-то еще» оказывается у российской модели нет.



Евгений Абов : Мне трудно говорить об этом. Если честно, я не очень знаю судьбу «Коммерсанта» на Украине.



Виталий Портников : Он издается.



Евгений Абов : Но там, наверное, другое конкурентное окружение. Мне сложно оценить, насколько он все-таки привязан к освещению российских реалий.



Виталий Портников : Нет, нет, это самостоятельное издание, вполне пишущее об Украине. В данном случае я говорю не о контенте даже, не о содержании, а о самом подходе к подаче материала.



Евгений Абов : Этим-то и отличаются наши газеты от зарубежных газет. Во-первых, это очень маленькая доля сугубо новостной информации. Во-вторых, это пренебрежение профессиональными журналистскими стандартами, профессиональными стандартами, которые отличают любую профессиональную прессу. У нас фактически в стране нет таких стандартов. А это, в свою очередь, ведет к тому, что снижается доверие к прессе.



Виталий Портников : Понимаете, тут ведь вот какая мысль может возникнуть. Люди меньше читают. Но вот те, кто меньше читает, это, условно говоря, бывшие советские граждане, которые приучены к чтению газет, которые читали газеты в метро. Еще недавно, в начале 90-х годов, все сидели с «Московскими новостями» и «Независимой газетой» в руках. А сейчас появилось новое поколение людей. Кстати, о нем очень много говорили во время дискуссий на этой выставке-конференции. Они, в принципе, не знают, что такое традиция чтения газет. Они живут в Интернете, они живут в телевидении, в mp 3 плеерах. Это люди, которые не знают, что такое культура газетного чтения. Не знаю, как они вообще будут читать дальше.



Евгений Абов : Это проблема. Это одна из самых, самых острых проблем. Это проблема не только для газет, это и для журналов проблема. Это проблема телевидения. Потому что возьмите структуру смотрения телевидения, и вы поймете, что она резко меняется за последние годы. За последние 5 лет доля молодого поколения, к которым мы относим возрастной диапазон между 11 и 34 годами, в прайм-тайме резко уменьшилась. Это создает проблемы и для телевизионщиков тоже. Потому что это ведет к оттоку очень серьезной группы рекламодателей. У молодого поколения абсолютно другой стиль жизни. Они выходят из прайм-тайма. Они живут своими интересами.



Виталий Портников : Потому что они ходят в клуб, они встречаются, они гуляют.



Евгений Абов : Да, они иначе выстраивают все это. Выстраивается информационное потребление совершенно иначе. К этому надо приспосабливаться. К сожалению, в России эта тенденцию, это явление замечено только недавно. Если на той выставке-конференции, о которой вы говорите, которая закончилась вчера, наиболее посещаемыми темами и сессиями были те сессии, которые были посвящены проблемам, как удержать и закрепить молодых читателей, проблемам новых форматов, нового газетного дизайна, новым приемам визуализации информации, то есть всего того, что влияет, что является драйвом интереса молодого поколения к чтению, что способно удержать. Например, там приводились такие интересные цифры. На что более всего обращается внимания читателям газеты? Приводились варианты – на сам текст, на заголовок, на подзаголовок, на инфографику, на инфографичное выражение того, о чем пишется, и на иллюстрации.



Виталий Портников : То есть, чтобы человек читал меньше, а получал информации больше, если так можно сформулировать.



Евгений Абов : Так вот выясняется, что на самим текстам среднестатистический читателей уделяет меньше внимания. Больше всего внимания он уделяет визуальным приемам подачи информации. А это совершенно другой профессионализм журналистов, редакторов. Это совершенно другой уровень их профессиональной подготовки.



Виталий Портников : Расстроили вы меня как-то. Потому что получается, что совершенно неважно, что напишет журналист в газете, а важно только, как это подадут. Упаковка.



Евгений Абов : Да.



Виталий Портников : Условно говоря, вы покупаете «Мушку на севере», а, на самом деле, это не «Мишка», а карамелька может быть, но хорошо сделанная. И вот уже спокойно вместо «Мишки» сосут карамельку.



Евгений Абов : Да, нет. Думаю, что здесь неудачная аналогия. Проблема в другом. Проблема в том, что информационных каналов, по которым человек получает ту или иную информацию, стало в сотни раз больше, чем это было, скажем, 10-15 лет назад. Соответственно, времени в сутках осталось по-прежнему 24 часа. Времени на потребление каждого из этих каналов – будь то телевизионные, газетные, журнальные, радийные, теперь еще добавились он-лайны, добавились цифровые… Диапазон настолько возрос, что на каждый из этих каналов, например, газетный остается гораздо меньше времени, чем это было раньше. У человека в среднем на чтение газеты, ученые подсчитали, уходит 17 минут в среднем. Я думаю, что это еще много, на самом деле.



Виталий Портников : Да, я бы оценил минут в 10.



Евгений Абов : А это означает, что человеку нужно успеть за эти 17 минут как можно больше вбросить в него информации, которую он заметит, оценит, на которой остановится его взгляд. Эта задача решается не текстами, а, в основном, броскими иллюстрациями, инфографичной подачей, так называемыми, точками входа, которые должны присутствовать во множестве в любом издании. Это требует практически полной переквалификации и переподготовки всех тех, кто занят выпуском. Это очень серьезная проблема.



Виталий Портников : От издателя до последнего корректора.



Евгений Абов : Да, от издателя до верстальщика.



Виталий Портников : Да, до верстальщика.


Евгений, а, может быть, мы не совсем правильно относимся к газетам как к таковым? Может быть, мы традиционно к ним относимся? То, что на экране теперь, на компьютере – это газета, на экране мобильного телефона – это тоже газета и так далее. Может быть, газеты будут совсем другими в будущем?



Евгений Абов : Вы задаете вопрос, что будет с газетами дальше?



Виталий Портников : Да, что, собственно, будет с газетами дальше? Может быть, они просто перейдут в некое другое качество, в другой вид.



Евгений Абов : Мы задавили этот вопрос очень многим издателям и редакторам. Я должен сказать, что мы не получили от них внятного ответа. В основном, в их ответах сквозил пессимизм, что газетам осталось недолго, что газеты уйдут, вынуждены будут освободить место он-лайновым носителям, цифровым носителям, Интернету и так далее. Это мне напоминает вот что. Если, предположим, провести подобный опрос 120 лет назад среди извозчиков - как они себе представляют развитие своего бизнеса? Чтобы они хотели видеть? Что было бы с их бизнесом через 15 лет?



Виталий Портников : Чтобы овес вовремя доставлялся.



Евгений Абов : Ну, они ответят, мы бы хотели, чтобы были более быстрые лошади, например. Они рассуждают внутри своей конструкции, они рассуждают внутри своих привычных представление о том, что они делают сегодня. На самом деле, те, кому удается вырваться сегодня за рамки этих привычных представлений, они, собственно, и побеждают. А вырваться за рамки привычных представлений – это, значит, признать, что если у людей сегодня есть много возможностей, большой выбор носителей информации, из которых они потребляют новости, мнения, комментарии, то это означает, что пресса должна, следуя этой тенденции, предложить свой контент, предложить то, что производят их журналисты на самых разных носителях – на бумажном, на он-лайновом, на цифровом, на каком угодно, предложить на самых разных платформах. Пресса, та самая бумажная пресса, о которой мы сегодня говорим, фактически становится мультимедийной. Это не означает, что бумага уходит полностью. Это напоминает те разговоры, помните, известный фильм…



Виталий Портников : «Москва слезам не верит».



Евгений Абов : Да, «Москва слезам не верит».



Виталий Портников : Будет одно сплошное телевидение.



Евгений Абов : Будет одно сплошное телевидение. Будет один сплошной Интернет. Не будет. Может поменяться носитель. Это, пожалуйста. Может поменяться то, что мы привыкли считать бумагой, а будет не бумагой, а какой-нибудь слюдой.



Виталий Портников : Электронной бумагой.



Евгений Абов : Электронной бумагой.



Виталий Портников : Но это все равно нечто другое.



Евгений Абов : Но это в любом случае будет нечто, что вы держите в руках, что вы можете переворачивать, вы можете складывать, вы, вы можете носить с собой. Здесь главное…



Виталий Портников : То есть вы имеете в виду, что в газете главное не материал, на котором она печатается, а то, что она собой представляет в контекстном виде, да?



Евгений Абов : Что такое газета?



Виталий Портников : Это новость, носитель новостей, которые вы можете прочесть.



Евгений Абов : Газета – это информационный источник, который, как правило, имеет какое-то название. Каждая газета имеет свое название. Он имеет свою стилистику. Она имеет свою структуру. Она имеет свой набор рубрик. Она имеет своих авторов, свою команду. Вот как бы характерные свойства газеты. Она выходит с определенной периодичностью.



Виталий Портников : Это вы, кстати, сами сейчас говорите как газетчик. Потому что то, что вы говорите, на самом деле, все в бумажной газете. Если все перенести в телефон…



Евгений Абов : Я как раз и хотел сказать, что никто не сказал, что все это должно быть обязательно на бумаге, понимаете.



Виталий Портников : Правильно, но при переносе этого, что-то еще из этого просто исчезает. Условно говоря, вы 10 минут читаете газету.



Евгений Абов : 17 минут.



Виталий Портников : Вот, я взял три листа бумаги, и мы их с вами читаем 17 минут. Это, в принципе, возможно. А вот представим себе, что вы 17 минут смотрите это на экране своего мобильного телефона. Наверное, вы что-то другое захотите посмотреть, может быть, больший объем новостей на этом экране. Это мы уже, конечно, профессиональную дискуссию ведем, но, может быть, наши слушатели смогут тоже представить себе хоть на секундочку. Вам, может быть, не так будет интересно мнение. Потому что как-то читать комментарии на экране мобильного телефона… Но, с другой стороны, люди читают книги в метро электронные.



Евгений Абов : Кому удобно читать с мобильного телефона, тот будет читать с мобильного телефона. Кому надо позарез что-то узнать немедленно о том, что происходит где-то в его городе, или что происходит на каком-то конгрессе, получить какую-то необходимую информацию в данную минуту, он может обратиться к мобильному телефону или обратиться к Интернету, если он сидит перед экраном. Если у него нет этого, то он будет читать это из газет. Он будет читать, он будет воспринимать информацию там, где ему удобно, и из того источника, который ему удобен. Информация становится мультимедийной, выходит на многочисленных платформах.


Знаете, как в Японии? Там, например, большинство служащих, как правило, ездят общественным транспортом. Общественным транспортом являются поезда пригородного сообщения, скоростные поезда. И это место, где люди читают газеты. Когда вы пройдетесь по этому вагону, вы увидите, что бумагу читает примерно треть.



Виталий Портников : Все-таки, да?



Евгений Абов : Да. Остальные смотрят на экранах. Вот так они привыкают к этому, но информация та же самая, и делают это те же самые журналисты. Это бизнес газет. Это бизнес тех, кого мы традиционно называем газетами.



Виталий Портников : Послушаем звонок. Георгий из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. Знаете, как-то само собой произошло, что я примерно четверть века не читаю газет. Мне кажется, что они не влияют на реальную жизнь. В советское время я увлекался «Известиями» и «Комсомолкой». Через «Известия» решил положительно все четыре вопроса, с которыми я обратился. А насчет картинок вы очень интересную затронули тему. Это образное мышление. Картинка может содержать в себе гораздо большую информацию, чем длинные строки. Спасибо.



Евгений Абов : Совершенно с вами согласен и про картинки, и вполне понимаю, почему газетное чтение фактически свелось к нулю в вашем информационном потреблении. Извините меня, за такие научные обороты. Очевидно, что сегодняшние газеты не удовлетворяют ту потребность, ради которой вы могли бы к ним обращаться. Это значит, что они плохо вас знают, это значит, что они плохо вас изучают.



Виталий Портников : Значит, они не для читателя издаются, да?



Евгений Абов : Да, это значит, что у них нет с вами обратной связи. Обратная связь – тоже стала профессиональным термином и в редакторской профессии, и в издательской профессии. Без обратной связи с конечным читателем о чем бы вы не писали, какую бы газету или журнал вы бы не делали, без обратной связи вы не сделаете качественного продукта.



Виталий Портников : Сергей из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель : Добрый день, господа. Скорее всего, ключевое слово моего обращения к вам – это «обратная связь». Первый вопрос, почему то, что мы называем газетами, отличаются от западных газет, даже от прибалтийских? У нас на территории России большинству населения информация не нужна. Оно не думает. Оно рождается и умирает, не приходя в сознание. Второе. Я не согласен с тем, что газеты исчезнут. У меня дома есть подшивки, с которыми бы я с удовольствием побеседовал с ныне живущими и ныне руководящими нами. Такого в он-лайн не добудешь. В он-лайн – безответственность. А третье. Столько времени проходит между выборами, что любая газета могла бы перестроить сознание всех тех, кто работает с ней. Но этого не происходит – читайте мой первый пункт.



Виталий Портников : Понятно, Сергей. Видите, с одной стороны, радиослушатель считает, что нет обратной связи, а, с другой стороны, он уверен, что газета должна изменять сознание читателей. А мне почему-то кажется, что, на самом деле, все наоборот. Газета должна учитывать то сознание, которое есть у аудитории и с этим человеком работать.



Евгений Абов : Конечно. Поэтому я и говорю про обратную связь.



Виталий Портников : Это у нас с советских времен считают, что газета может быть, как писалось в ленинские времена, коллективной, пропагандистской, воспитательной.



Евгений Абов : Да, да.



Виталий Портников : Евгений из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте. У меня вопрос к господину Абову и замечание к господину Портникову. Господин Абов, чем занимается ваша ассоциация? Что она сделала? Какие вопросы ей предстоит сделать? Расскажите об этом немножко. Второй вопрос. Что происходило на совещании, о котором вы только упомянули? Какие доклады яркие, какие плохие? Об этом расскажите.


Уважаемый Виталий! Вы прекрасный журналист, но у вас очень высокий темп речи. Вы проглатываете окончание и не разберешь иногда. Будьте добры, как-то подумайте об этом.



Виталий Портников : Подумаю, подумаю, спасибо.



Евгений Абов : Что касается события. Оно было узкоотраслевым. Была выставка-конференция, как бывает, например, у гинекологов.



Виталий Портников : Вся романтика ушла.



Смех в студии



Евгений Абов : Издатели обсуждают свои проблемы. Я не знаю, насколько широкому кругу слушателей вашей радиостанции будет интересны сугубо внутренние отраслевые наши проблемы. Это проблемы заключения и привлечения молодых читателей, это проблемы подготовки кадров для издательской отрасли, это проблемы, которые возникают у издателей в связи с деятельностью почты России. Это проблемы, связанные с тем как сегодня работает наша розничная сеть. Это проблемы сугубо профессиональные – это тренды, которые сложились на издательском, газетном, журнальном рынках. Это проблемы, которые интересуют тех, кто, собственно, в этой отрасли работает. Это проблема, как лучше проводить, как наиболее эффективные приемы продвижения рекламы газет, как продуктов. Вот о чем мы говорили.


Что касается ассоциации. Она называется очень странно – Гильдия издателей периодической печати. Так получилось, что она получила такое название. Но, по сути, это отраслевая ассоциация, чья главная функция, главная миссия – это создавать условия для превращения издательского дела в эффективно управляемый, социально-ответственный, инвестиционно привлекательный бизнес. В этом наша функция. Ради этой функции, ради того, чтобы эту миссию реализовать, определены на сегодняшний день главные цели, такие проблемы определены, которые надо решать. Одна проблема связана с организацией распространения и доставки прессы, печати населению и розничного подписного. Вторая связана с подготовкой и переподготовкой кадров для издательской отрасли, кадров издателей и редакторов, как управленцев. Третья проблема связана с абсолютной непрозрачностью издательской отрасли и создание механизмов статистического наблюдения за издательской деятельностью. Задайте мне вопрос – сколько у нас сегодня реально выходит в стране местных газет, региональных газет?



Виталий Портников : Вы их знаете?



Евгений Абов : Не знаем. У нас нет таких цифр. Мы знаем, сколько их зарегистрировано в Федеральной службе, но мы не знаем, сколько из них реально выходит на рынки. Таким образом, нам очень сложно оценить занятость в этой отрасли. Нам очень сложно оценить, как меняется полосность, какое потребление бумаги. Все это очень сложно оценить. Вот, собственно, те проблемы, которые ставит перед собой и решает наша ассоциация.



Виталий Портников : Тут была одна тема достаточно интересная на этой конференции, о которой вы не упомянули, которая, возможно, была бы очень интересна слушателям, это то, как газета помогает в образовании. Это любопытный момент. Потому что газета, которая приходит в школу, оказывается, это может быть и выгодно с точки зрения бизнеса.



Евгений Абов : Да, это проект, это программа, которая реализуется Всемирной газетной ассоциацией, куда входит, кстати, наша Гильдия. Эта программа называется «Газета в образовании». Это очень интересная программа, которая, к сожалению, в России не приживается пока. Во всяком случае…



Виталий Портников : Меня удивило, что это в Барнауле делают.



Евгений Абов : Да, в Барнауле это очень интересный опыт. В Барнауле барнаульский издатель, который реализовал то, что делается в других странах. А именно, когда газеты используются в учебном процессе, фактически используются наряду с учебными пособиями. Особенно, это касается таких предметов, как краеведение, как новейшая история, как география. Предметы, где требуется довольно много свежей информации, когда учебники с этим не справляются. В принципе, это экономические более эффективно, когда учебники заменяются газетами. Для газетных издателей это тоже оказалось очень интересным ходом, потому что это как раз происходит в рамках их задачи – закрепить молодую аудиторию и приучить детей к потреблению газеты еще со школьной скамьи. Это, в общем, довольно распространено в Аргентине, в скандинавских странах. У нас, к сожалению, пока нет.



Виталий Портников : Знаете, что интересно? Когда я учился в школе в Киеве, там в советское время такие предметы, как украинский язык, украинская литература, а тем более в русских школах, были, мягко говоря, невостребованными. По сути, это была государственная политика, что это периферийные предметы. Но все классы украинской литературы выписывали газету «Литературная Украина». Она туда приходила. Там были новости. Учителя с этой газетой работали. Работали с этой газетой ученики. Все это уже тогда было придумано?



Евгений Абов : Да, просто сейчас об этом издатели не думают. Представьте себе… Я не буду называть газеты довольно известные и популярные, но я плохо себе представляю, как вообще можно показывать их детям. Почему-то у нас считается, что единственным и наиболее эффективным приемом привлечения внимания молодежи – это желтизна. На самом деле, - нет.



Виталий Портников : То есть дети еще по-прежнему любознательны?



Евгений Абов : Любознательность, познавательность. Вот здесь как раз работает та самая инфографика, о которой мы говорим, когда средствами инфографики можно объяснить самые разные вещи из биологии, орнитологии, медицины, из чего угодно, из анатомии. Я все-таки надеюсь, что это тоже пробьет у нас дорогу. Во всяком случае, наша Гильдия издателей всячески пропагандирует этот опыт. В Барнауле он лег на очень благоприятную почву.



Виталий Портников : Борис Васильевич из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : В хорошей понятийной форме вы излагаете и отражаете нынешнее состояние нашего времени. Но надо сказать, что за эти 10-15 лет до того, как мы вступили в звериный оскал капитала, мы все-таки… Я сам конструктор, начальник КБ, выписывал множество газет, толстых журналов и так далее. Сейчас основная масса не может этого сделать. Произошло расслоение общества. Газеты этого не отражают. На одной стороне максимум 5 процентов имеют невероятные заработки. Даже вы, находясь в этой индустрии, хорошо зарабатываете, в отличие от пенсионера. У нас 50 лет трудового стажа, а мы чуть меньше…



Виталий Портников : Да, это, кстати, очень интересно.



Слушатель : Спасибо вам, вы все говорите правильно и профессионально, но вы не отражаете социальную суть общества. Как Саша Черный писал: «На газетной простыне, все найдут свое вполне». Но сейчас, к сожалению, в глубинных процессах это не находит своего отражения.



Виталий Портников : Да, понятен ваш вопрос. Это то, о чем мы говорили, что газета должна отвечать потребностям аудитории, в том числе и аудитории людей, у которых свои социальные запросы. Кстати, есть же и бесплатные газеты.



Евгений Абов : Да, есть.



Виталий Портников : Они могли бы для людей, которые составляют такую часть общества, которые не могут выписывать газет по объективным причинам…



Евгений Абов : Да, это правда. Вы говорите про бесплатные газеты. Но абсолютно точно тема. Вы сказали о такой вещи, как доступность газет и возможность пенсионерам или людям с доходами ниже среднего покупать прессу.



Виталий Портников : И чтобы там были проблемы.



Евгений Абов : Да, чтобы там были их проблемы, чтобы газета удовлетворяла их потребностям. Да, это проблема. Для нас сегодня распространение с теми правилами, которые существуют на рынке распространения, с теми традициями, которые существуют у распространителей, это просто барьер не только входа издателей на рынок, но это еще и барьер доступа к конечному потребителю. Потому что распространение сегодня создает барьеры для тех изданий, которые они считают коммерчески невыгодными. Они просто отказываются от распространения. Естественно, в первую очередь сюда попадает социально значимая пресса. Естественно, в первую очередь, сюда попадает не желтая, а качественная ежедневная пресса.


А можете себе представить, что происходит с подпиской, когда Почта России работает на сугубо коммерческой основе?! При такой огромной стране, при такой очень низкой плотности населения на большей части территории страны, доставка газет и журналов в города с населением меньше 100 тысяч, я уже не говорю про сельскую местность, это просто неподъемно для издателей. За это надо платить. А платить надо настолько большие деньги, что никакой издатель не выдержит этого тарифного бремени. Мы всегда выступали за то, чтобы подписка, доставка прессы населению, была включена в перечень универсальных услуг почтовой связи. Ведь мы же по всей стране платим одинаковый тариф за отправку корреспонденции. Письмо, отправленное из Сахалина, и письмо, отправленное из Москвы, отправляются по абсолютно одинаковому тарифу, который принят на всей территории России. А между тем все, что касается подписки, действуют сугубо коммерческие тарифы. Чем дальше доставка, тем больше житель Сибири, житель северных районов, житель сельской местности он должен за это платить. Это барьер. Это серьезная проблема. Собственно, это проблема, которую не решить внутри сообщества. Ее можно решить только с участием законодательных механизмов.



Виталий Портников : Я приведу вам такой пример. Был стенд на выставке газеты «Сельская жизнь». Я поинтересовался, какой тираж сейчас у газеты, которая когда-то была самой популярной газетой на селе. Очень небольшой тираж – несколько десятков тысяч экземпляров, по-моему. Но есть такая же газета, допустим, на Украине у нас, называется «Сельские вести». Это была ровно такая же газета, как «Сельская жизнь», просто на украинском языке. У нее тираж, по-моему, где-то около 600 или 700 тысяч экземпляров.



Евгений Абов : Украина более компактна.



Виталий Портников : Но украинский крестьянин не богаче, чем русский.



Евгений Абов : Понятно, но доставить «Сельскую жизнь» по всей стране в советское время было гораздо легче, потому что это финансировалось из партийной или уж не знаю из какого бюджета.



Виталий Портников : Конечно, это был ЦК КПСС.



Евгений Абов : Сейчас никакой дотации нет. Дальше я не буду комментировать содержательную сторону, но думаю, что «Сельской жизни» есть над чем задуматься – над тем, чтобы больше соответствовать потребностям той аудитории, на которую она работает. Но, я думаю, что самая главная для них проблема сегодня – это дистрибуция.



Виталий Портников : Если даже распространять по селам Центральной России, здесь огромное количество сельскохозяйственного населения, кстати, больше, чем где-нибудь на Дальнем Востоке или в Сибири. Как раз русский крестьянин живет здесь!



Евгений Абов : Это проблема доставки, это проблемы организации, что мы называем, централизованной печати, когда газета, производимая в Москве, должна печататься в разных пунктах. Это особая логистика, это особая инфраструктура. Видимо, для целого ряда газет это сегодня неподъемно.


Я лично сам бы выступал в данном смысле за государственные дотации прессе. Я бы выступал именно в части, касающейся доставки прессы населению. Потому что таким образом дотируется не издатель.



Виталий Портников : А читатель.



Евгений Абов : Издатель не получает денег. Дотируется читатель, которому возмещаются избыточные расходы на доставку, и снимаются барьеры для него в получении этой газеты. Вот смысл. Вот логика. К сожалению, пока нам не удалось этого добиться.



Виталий Портников : Павел из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель : Вы говорите, что количество людей, читающих газеты в России падает, но в то же время растет количество Интернет-пользователей. Как вы думаете, будет ли расти количество людей, читающих эти газеты в Интернете на своих сайтах?



Евгений Абов : Да, конечно. Будет расти и очень быстрыми темпами. По мере проникновения Интернета, будет резко увеличиваться количество тех, кто будет потреблять газетную информацию из он-лайновых источников. Сейчас ведь просто доступ к Интернету ограничен на большей части территории страны.



Виталий Портников : Человек, который звонит из Петербурга или из Москвы, у него есть доступ.



Евгений Абов : Мы надеемся, что один из тех национальных проектов, которые сейчас объявлены, связанный с образованием и со здравоохранением, составной частью этого будет то, что появятся широкополосные каналы коммуникаций в самых отдаленных районах. Это необходимо и школам, и больницам. Это приведет к явному буму потребления Интернета, соответственно, к буму в появлении он-лайновых газетных версий. Но повторяю, это никогда не убьет традиционный бумажный носитель. Это лишь дополнит его.



Виталий Портников : Дмитрий из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Добрый день, господа. Вы подняли очень интересную и важную тему. К сожалению, немножко от нее отошли – это различия между российской прессой и прессой свободного мира. Безусловно, это различие есть. К сожалению, с каждым днем становится все заметнее. Реально в свободном мире пресса – это четвертая власть, С некоторыми издержками, с некоторым скрипом и скрежетом, может быть, по этому пути шла Россия во времена Бориса Николаевича. Сегодня эта тема сворачивается, и наблюдается очень интересная тенденция, что информационно-политические материалы уходят в сегмент (не хочу оскорблять этот сегмент, он имеет право на существование) так называемой «желтой прессы». В газете «Большой город», которая бесплатно распространяется, мы можем найти очень интересные материалы, которым место в серьезных, общественно-политических изданиях. А так осталось, пожалуй, одна-две площадки – «Новая газета» и «Коммерсант», судьба которого под вопросом.



Виталий Портников : Дмитрий, я понимаю вашу мысль, хотя четвертой властью может быть и телевидение. Для этого необязательно нужна газета, между прочим. Я не уверен, Евгений, что «Большой город» - это «желтая пресса» с профессиональной точки зрения.



Евгений Абов : Нет, «Большой город» - это не «желтая газета». Это абсолютно качественная газета, рассчитанная на молодежный сегмент. Там великолепные авторы. Там очень качественная информация.



Виталий Портников : Вот, тоже видите, какое несовпадение, что если газета не является такой серьезной, она не выходит в такой серьезной кожуре, а скажем, более такая яркая. Если картошку раскрасить, то это уже «желтое».



Евгений Абов : Желтое у нас противопоставляется качественной.



Виталий Портников : Да, но это не всегда так.



Евгений Абов : А это не всегда так, это правда.



Виталий Портников : Сколько, по вашему мнению, в ближайшее время будет форматов газет в России? Что будет главным – бумага, мобильный телефон, компьютер? На что ориентироваться современному человеку в ближайшем будущем?



Евгений Абов : Современному человеку нужно ориентироваться на все то, что ему удобнее, полезнее, выгоднее. Поэтому, я думаю, что все-таки сохранится большая доля информации, которая распространяется на бумаге. Доля читателей этой информации пока еще будет высокой. Но постепенно эта доля начнет сокращаться. И тогда создастся возможность для существования на рынке абсолютно всех форматов.



Виталий Портников : Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG