Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гвардии капитан морской пехоты


1967 год. Марк Рафалов (справа) - судья матча "Даугава" - "Ростсельмаш". Фото из книги Марка Рафалова

1967 год. Марк Рафалов (справа) - судья матча "Даугава" - "Ростсельмаш". Фото из книги Марка Рафалова

Марк Михайлович Рафалов, судья Всесоюзной категории и почетный судья по футболу, 4 сентября отмечает 90-летний юбилей.

Марк Михайлович был неоднократным участником спортивной программы Радио Свобода "Прессинг", анализируя работу судей в российском футболе. Книга Марка Рафалова "Футбол оптом и в розницу", вышедшая в 2006 году, до сих пор считается образцом бескомпромиссного и абсолютно честного отношения к делу – увы, пока не очень перспективному делу борьбы с коррупцией в российском футболе.

Накануне своего юбилей Марк Михайлович Рафалов дал интервью Радио Свобода.

– Я – участник Великой Отечественной войны, гвардии капитан морской пехоты. Воевал три года, дважды ранен. Награжден медалью за оборону Москвы. Есть такой город – Пустошка. Он стоит на пересечении железных дорог Ленинград – Киев и Москва – Рига, около которой в течение конца 1943 – начала 1944 года шли очень долгие и тяжелые бои. Я к тому времени был командиром взвода. Мы 23 км от деревни Таланкино до Пустошки продвигались почти 3,5 месяца. Погубили там 22 человека. Но 27 февраля 1944 года мой взвод одним из первых вошли в Пустошку. За это я потом получил звание "Почетного гражданина Путошкинского района Псковской области". Это что касается моей военной службы.

Теперь – о спортивной стороне жизни. Я – судья Всесоюзной категории, почетный судья по спорту и почетный судья по футболу.

– Марк Михайлович, у вас было множество впечатлений о футболе и в советские годы, и в нынешние. С чем связано ваше самое сильное футбольное впечатление в советские годы?

Самые сильные впечатления – о случаях, когда были футбольные скандалы

– Впечатлений было очень много. Самые сильные впечатления – о случаях, когда были футбольные скандалы. Скажем, в 1962 году на игре ереванского "Спартака" с "Зенитом". В конечном счете Ереван выиграл 2:0. Судил игру Павел Казаков, а я был судьей на линии. Вот там произошло страшное дело. Это несчастье для судей – Паша правильно не засчитал забитый гол, потому что спартаковцы успели отбить мяч, который летел к игроку, стоявшему "вне игры". А потом мяч долетел до центра, вернулся обратно и попал в ворота. Игроки "Спартака" начали страшно бузить, это поддержали зрители, вылетели на поле. В общем, полк солдат прибыл, пять часов мы не могли уехать, зрители сожгли машины... У меня это оставило очень глубокое впечатление. Потом Паша не дал пенальти в ворота "Зенита", потому что бежавшему вдоль линии ворот игроку, просто оказавшемуся на пути уходящего мяча, мяч, улетая мимо ворот, случайно попал в руку. Тут тоже Паша поступил правильно – но это совершенно взбесило публику. Это, может быть, самое тяжелое впечатление от футбола.

И, конечно, многочисленные эпизоды из моей уже не судейской, а инспекторской работы, когда я после более чем десятка матчей прямо писал – "договорная игра". При этом я бы отметил, что четыре раза я писал о киевском "Динамо". Я был с партийным билетом, а тогда членом Политбюро был Владимир Васильевич Щербицкий, глава украинской парторганизации. Ну а я, несмотря на это, привозил свой инспекторский рапорт с соответствующей записью. И однажды на в Ленинграде киевляне с "Зенитом" договорились – сыграли 1:1. Я прекрасно помню это игру. И я написал прямо по диагонали: "На такие игры не только инспекторов, но и судей можно не посылать". И отдал рапорт Никите Симоняну, который тогда был заместителем у Вячеслава Колоскова, главы федерации футбола. Никита посмеялся и говорит – мы знали, что они сыграют вничью. Потом в игре в Москве "Локомотив" – "Динамо" (Киев) то же самое произошло, точно по такому же сценарию, потом они сыграли вничью с Ереваном. Я писал рапорты, а Колосков меня ненавидел. Ждал, хотел как-то подцепить, и ему это удалось – придумали какую-то историю обо мне… Это все впечатления неизгладимые. Об этом в моей книжке подробно написано.

– Хотя бы один из ваших рапортов стал руководством для каких-то действий со стороны вышестоящих организаций?

– Ни разу! Ни разу не вызывали! Видимо, клали мои записки и отчеты под сукно – и все. Об игре "Локомотив" (Москва) – "Динамо" (Киев) я привез рапорт, а из руководства никого не было. Сидел только Лева Яшин, он тогда какое-то время в Федерации футбола работал. Он так грустно прочел все, что я написал, и сказал: "А как это доказать?" Я говорю: "Лева, я не знаю, как это доказывать. У меня нет ни малейшего сомнения, что игра была договорной. А доказывайте вы, приглашайте милицию, полицию, кого-то еще, следователей". За границей почему-то доказывают, а мы не можем.

– А сегодня, по-вашему, многое изменилось? Если – да, то в какую сторону?

Надо пересматривать всю футбольную систему, которая сейчас существует

– Договорных игр стало меньше. Во многом сыграло то, что стали давать 3 очка за победу. А за ничью 1 очко. Но махинаторы все равно стали выдумывать, каждый у себя дома выигрывает, а второй отдает очки, и тогда каждый получал по 3 очка. А если две ничьи, то всего по 2. Потом, конечно, повлияло на ситуацию резкое повышение заработков, назовем их так, гонорарам судьям. Я получал, когда был судьей республиканской категории, 10 рублей за любую игру, даже за самую топовую. Судья всесоюзной категории получал по 50 рублей. На всесоюзном совещании кто-то из заместителей председателя Спорткомитета сказал: "Мы добились в ЦК КПСС, что теперь вы будете получать больше, чем Алла Борисовна Пугачева! Потому что Алла Борисовна получает за концерт 48 рублей 50 копеек, а вы будете получать за одну игру 50 рублей!" А теперь, как вы, наверное, знаете, судьи получают за одну игру 90 тыс. Это, конечно, сыграло определенную роль. Судьи ведут себя по-другому. Практически никто из действующих судей сейчас не работает на какой-то иной работе. Мы-то все работали. А за такие деньги можно не работать. За две игры минимум он получает, плюс игры первой, второй лиги. Ну, в общем, где-то две с лишним сотни тысяч получается в месяц. Мне звонят ребята, рассказывают, где продолжают пытаться играть нечестно, но это не носит массового характера. Сейчас договариваются между собой, но, конечно, надо заметить, что договорные игры не стали таким бедствием, каким были в наше время.

– А какова, на ваш взгляд, главная проблема российского футбола?

– Не так все организовано! Я за образец считаю организацию футбола в Германии. Во-первых, там никто не получает деньги – ни игроки, ни тренеры – из государственного бюджета. Клубы должны зарабатывать сами. Там очень борются за зрителей, за порядок. И там все игры проходят при полных трибунах. Я был в 40 странах мира и все это наблюдал своими глазами, и с завистью всегда смотрел за тем, как это происходит.

Затем, у многих клубов есть свои академии, свое соответствующее обучение. Очень большое значение придается молодежным школам. А у нас до сих пор мизерные совершенно зарплаты у тех, кто там работает. Вот "Краснодар" уже делает попытки заимствовать немецкий опыт, да и не только немецкий. В Голландии примерно такая же картина.

Надо пересматривать всю футбольную систему, которая сейчас существует. Президент РФС Николай Толстых, увы, ничего не делает. Во-первых, у него врагов очень много. Евгений Гинер, который сидит в исполкоме, Валерий Газзаев. Это люди, о которых, кстати, на волнах Радио Свобода в программе "Прессинг" при моем участии Валерий Винокуров прямо сказал: эти два человека, Гинер и Газзаев не отличаются высокой нравственностью. И никто из них нам никаких претензий по этому поводу не предъявлял! А я и сейчас считаю, что и тот, и другой не представляют идеальной нравственности.

Радио Свобода поздравляет Марка Михайловича Рафалова с 90-летием и желает ему долгих лет жизни и крепкого здоровья.

XS
SM
MD
LG