Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Крышу сносит, черепица летит


Президент Владимир Путин и министр регионального развития Игорь Слюняев, февраль 2013 года

Президент Владимир Путин и министр регионального развития Игорь Слюняев, февраль 2013 года

Эксперт – о решении Владимира Путина ликвидировать министерство регионального развития

Президент России Владимир Путин своим указом упразднил Министерство регионального развития, поскольку, по словам инициатора решения, председателя правительства Дмитрия Медведева, его дальнейшая работа "нецелесообразна". Функции ведомства, как сообщается, будут распределены по другим министерствам, отдельные федеральные структуры будут курировать только некоторые регионы России – Сибирь и Дальний Восток, Северный Кавказ и Крым.

Согласно тексту указа президента, Министерство регионального развития упразднено "в целях дальнейшего совершенствования системы государственного управления", а его функции передаются сразу нескольким другим ведомствам, в том числе министерствам экономического развития, финансов, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, юстиции и даже культуры. Ранее сообщалось, что ликвидировать министерство предложил глава правительства Дмитрий Медведев – для "оптимизации работы" и "сокращения избыточного персонала".

Министерство регионального развития было создано указом президента десять лет назад, возглавил его тогда ушедший с поста губернатора Санкт-Петербурга Владимир Яковлев. За эти годы в ведомстве сменились шесть руководителей, последний его глава – бывший губернатор Костромской области Игорь Слюняев – руководил министерством с октября 2012 года. За эти годы полномочия ведомства постепенно сокращались, в ноябре 2013 года, в частности, оно потеряло возможность участвовать в выработке государственной политики в сфере строительства и ЖКХ. Кроме того, как отмечает эксперт в области социально-экономического развития регионов, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич, снижалось и влияние этого министерства:

Наталья Зубаревич

Наталья Зубаревич

– Полномочия у министерства были. Это пространственное развитие, выработка основных стратегий, это было жилищно-коммунальное хозяйство, миграционная политика. То есть круг полномочий был более или менее понятен. Но у него не было ни веса политического, ни больших ресурсов, это было министерство второго-третьего разряда, одно из слабейших в России.

– Можно ли как-то объяснить, почему решение об упразднении Минрегионразвития принято именно сейчас?

– Я перестала искать логические обоснования решений федеральной власти. Когда очень сильно сносит крышу, то черепица летит в разных направлениях. Я не могу предугадать, куда она полетит завтра или послезавтра. Это невозможно комментировать!

– Исходя из того, чем занималось Министерство регионального развития до сих пор, как, по вашему мнению, его функции будут распределены?

– Этих функций немного. Функцию работы с мигрантами-соотечественниками наверняка передадут Федеральной миграционной службе. Вторая функция – это стратегическое планирование развития территорий, – чуть-чуть будет заниматься Министерство экономического развития. И, пожалуй, это все, потому что ЖКХ от этого министерства уже отрезали. Но в общем территориальное планирование, территориальные стратегии – это бумажки, которые пишут все. И эти бумажки бумажками и остаются.

– Обосновывая свое предложение о ликвидации Министерства регионального развития, премьер Дмитрий Медведев говорил, что за последнее время в России были созданы органы управления, которые занимаются решением экономических и социальных задач по территориальному признаку, имея в виду министерства по развитию Дальнего Востока, по делам Крыма и по развитию Северного Кавказа. Можно ли считать, что решение руководства страны подчеркивает особый интерес лишь к отдельным территориям?

В России остались только экстремальные территории, развитием которых занимаются. Вся остальная территория России федеральный центр не интересует

– В России остались только экстремальные территории, развитием которых занимаются. Это Дальний Восток, где рядом китайцы, а потому надо поворачиваться на Восток, это Северный Кавказ, где стреляют, и это Крым, который "Крымнаш". Вся остальная территория России федеральный центр не интересует – она как-нибудь будет развиваться. Политически это очень знаково. Во-вторых, Министерство регионального развития мало за что отвечало, в основном оно занималось стратегиями развития. Но территориальных стратегий развития у России нет и, видимо, еще не скоро будут. Кроме этих трех главных направлений – Дальнего Востока, Северного Кавказа, и Крыма.

– Наверное, поэтому в России и создали министерства, которые занимаются этими конкретными регионами…

– Да, это специальные министерства. У нас есть теперь министерства территориального развития в чрезвычайных местах, других не надо. Это даже уже не смешно, а очень грустно.

– А насколько эти министерства, занимающиеся этими конкретными регионами, эффективны, на ваш взгляд?

– Ни одно пока таковым себя не проявило, ни одно.

– В чем они могли бы себя проявить?

– Я не верю в их эффективность принципиально, потому что все решения по этим территориям принимаются на федеральном уровне, а они лишь как координаторы... Ну, посмотрим, что будет с министерством по Крыму. Но если первые два никакие, то и третье, скорее, тоже будет никаким.

– Сейчас весь мир следит за событиями на востоке Украины. В случае непредсказуемого развития событий, какова вероятность появления еще одного подобного регионального министерства, ориентированного на территорию, где сейчас происходит конфликт?

Я надеюсь, что та часть Украины, которую Россия поддерживает всеми мыслимыми способами, все-таки к России присоединена не будет

– Я надеюсь, что та часть Украины, которую Россия поддерживает всеми мыслимыми способами, все-таки к России присоединена не будет. Иначе это уже просто разлом всех норм и правил послевоенного устройства мира. Это будет что-то типа Южной Осетии или Абхазии. И я могу только посочувствовать жителям восточных украинских территорий, потому что опыт развития этих двух непонятных образований говорит: там ничего не происходит кроме тотального воровства.

– Министерство регионального развития ликвидировано, но возможно ли объединение ведомств, которые занимаются Крымом, Дальним Востоком и Северным Кавказом, в одно, у которого будет, ну скажем просто другое название.

– Вы хотите от меня логических умозаключений, но в современном российском положении логические умозаключения не имеют смысла. Не знаю! Скажу коротко: "Вскрытие покажет". Это моя любимая фраза в последнее время, – говорит директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG