Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские и западные переводчики протестуют против действий России на Украине

"Мы выражаем решительный протест против политики российского руководства, против военного вторжения в Украину, против пропаганды ненависти".

Это фрагмент заявления, с которым выступили несколько десятков литераторов – участников проходившего в Москве Третьего международного конгресса переводчиков художественной литературы.

Петицию не стоит путать с официальным "заключительным документом конгресса", в котором говорится: "Сегодня, в условиях обострения и нарастания международной напряженности, усиления угроз миру и человеческому достоинству, порождённых борьбой геополитических интересов, чрезвычайно важно не допустить сворачивания гуманитарных связей, обмена идеями и знаниями, способствующих более глубокому взаимопониманию между народами... Переведенная на другой язык книга, честное искренне проникновенное Слово порой оказываются убедительней пушечных залпов и способны если не остановить их, то хотя бы заставить иных задуматься...".

Мы выражаем ужас и боль по поводу событий на Украине и по поводу участия России в этих событиях – как военного, так и пропагандистского

Текст, подписанный переводчиками, сформулирован гораздо ярче: "Третий международный конгресс переводчиков художественной литературы проходит под лозунгом "Литературный перевод как средство культурной дипломатии". В сегодняшней ситуации, когда существованию культуры и дипломатии угрожает невиданная ранее опасность, мы, переводчики как представители культурной дипломатии, остро сознаем обязанность высказать свое отношение к происходящему.

Мы выражаем ужас и боль по поводу событий на Украине и по поводу участия России в этих событиях – как военного, так и пропагандистского. Мы выражаем решительный протест против политики российского руководства, против военного вторжения в Украину, против пропаганды ненависти, которая искажает реальность и призывает людей к насилию.

Не может быть, чтобы братоубийственная война, несущая лишь смерть, страдания, разрушение и отчуждение, отражала интересы российского общества

Невозможно поверить, что попытки добиться мнимого величия с помощью агрессии, аннексии и идеологической борьбы отражают интересы России как культурной нации. Не может быть, чтобы братоубийственная война, несущая лишь смерть, страдания, разрушение и отчуждение, отражала интересы российского общества.

Украина и Россия имеют многовековую общую историю, тесно связаны языком, религией, традициями, родственными и профессиональными отношениями. Многие месяцы российские CМИ отрицают и подрывают эту совместную историю, роют глубокие рвы между двумя народами. Война между Россией и Украиной грозит на непредсказуемо долгий срок полностью уничтожить всякое чувство общности.

Сегодняшняя политика российского государства вредит мирному культурному обмену, свободе высказывания и политике дипломатии, а тем самым вредит интересам всего российского общества

Долг переводчика как посредника между культурами – содействовать миру, свободе слова; открыто выступать против насилия и лжи. Перевод возможен лишь как свободный трансфер языков, идей, культур и мировоззренческих установок.

Мы все, как приехавшие на конгресс переводчики-русисты, связанные с русской культурой многолетними отношениями сердечной привязанности и любви, так и российские переводчики с разных языков, собрались здесь, потому что хотим и впредь продолжать диалог с коллегами всего мира. Мы, нижеподписавшиеся, выражаем свой протест, ибо считаем, что сегодняшняя политика российского государства вредит мирному культурному обмену, свободе высказывания и политике дипломатии, а тем самым вредит интересам всего российского общества".

"Мы говорим правду"

Первоначальный текст был написан двумя немецкими переводчицами Кристиной Кернер и Габриэле Лойпольд, позже под ним подписались, по их словам, более 300 российских и западных литераторов. Как сообщила Радио Свобода Кристина Кернер, несколько переводчиков отказались приехать на конгресс, организованный Институтом перевода, который финансирует российское агентство по печати и массовым коммуникациям.

Сергей Зенкин

Сергей Зенкин

​Один из подписавших письмо протеста – переводчик Сергей Зенкин.

– Инициаторами обращения были две немецкие переводчицы, но потом оно несколько дней обсуждалось и редактировалось нашими русскими коллегами. То есть это коллективный документ. Я не участвовал в его составлении, но считал, что необходимо его подписать.

– Но это не связано с Третьим конгрессом переводчиков?

– Связано в том смысле, что его инициаторы были делегатами конгресса, и большинство участников его являются переводчиками, людьми, которые лучше других знают, что такое отношения между народами и какие принципы должны в них соблюдаться.

Сегодня правда состоит в том, что Россия ведет войну против Украины уже несколько месяцев, отнимает у нее территории, вооружает тамошних сепаратистов, посылает туда регулярные войска

– Почему вы подписали это письмо?

– Из патриотического долга. Нация не может жить во лжи, не может врать сама себе, она должна говорить себе правду, даже неприятную. А сегодня правда состоит в том, что Россия ведет войну против Украины уже несколько месяцев, отнимает у нее территории, вооружает тамошних сепаратистов, посылает туда регулярные войска. Это абсолютно доказуемые, общеизвестные факты, которые у нас замалчиваются. Они известны более-менее всем. Даже сторонники войны, сторонники нашего правительства обвиняют нас, своих оппонентов, не во лжи, а в предательстве. То есть в разглашении государственной тайны. Мы говорим правду, но не надо ее говорить – так они считают. И наверное, есть немало людей, которые в самом деле думают, что для России было бы выгодно скрывать, замалчивать эту войну, а врага можно и обмануть. Но тут проблема в том, что врать приходится всему свету в лицо, приходится ополчаться против всего света, весь мир считать своими врагами. Вот это абсолютно губительная позиция, которая ведет к катастрофе, к национальной гибели. И поэтому долг патриота – этому противостоять, называть вещи своими именами.

Я хорошо помню советские времена, когда подписание писем, говорящих правду, преследовалось. Сейчас, к сожалению, я замечаю, что некоторые рефлексы тех времен начинают возвращаться

– Вы не опасаетесь, что ваша подпись и подписи других российских переводчиков могут повлечь какие-то последствия для них самого разного плана?

– Не знаю. Я хорошо помню советские времена, когда вашу радиостанцию глушили, потому что она говорила правду. И подписание писем, говорящих правду, преследовалось, люди имели много серьезных неприятностей из-за этого. Сейчас, к сожалению, я замечаю, что некоторые рефлексы, психологические реакции тех времен начинают возвращаться, замечаю снова. В особенности у людей, которые обладают пусть небольшой, но властью, которые сильнее встроены в систему и ощущают перед ней ответственность. Так что не знаю, каковы могут быть последствия для меня и для других. На самом деле, никто ведь не знает, какова будет судьба всей России, а от нее все и зависит.

– Голос переводчиков может быть услышан? Кому вы адресуете это послание?

Я не чувствую себя одиночкой

– Это адресуется очень широкому кругу людей, которые уважают знания, культуру, литературу, в частности, переводную мировую литературу в числе прочего. Их трудно определить конкретно, но думаю, что это очень широкий круг людей.

– То мнение, которое вы выражаете этим письмом, является в вашем кругу общепринятым, или вы чувствуете себя одиночками, выступающими против общего мнения?

– Я не чувствую себя одиночкой. Я совершенно уверен, что в моей среде абсолютное большинство моих друзей, знакомых, ближайших коллег одобрят то, что я сейчас сказал, – заявил Сергей Зенкин.

"Худшее последствие – подчинение страху. Против этого переводчики и восстают"

Гасан Гусейнов

Гасан Гусейнов

​Филолог Гасан Гусейнов, по его словам, старался всеми силами помочь распространению подписанного переводчиками обращения:

– Мне хотелось, чтобы как можно больше моих знакомых и друзей узнали о таком мнении. Это очень влиятельные переводчицы в своем цеху. И вот Габи Лойпольд, одна из написавших это письмо, была отмечена наградой в Германии несколько лет назад за ее переводы с русского. Так что этот голос очень важен, это голос частного человека, профессионала, переводчика, но мне он кажется очень важным.

– Кем может быть услышано слово переводчиков? Люди редко смотрят на то, кто переводил книжку, имена переводчиков мало известны.

Это акт гражданского мужества

– Это действительно так. Я думаю, что из всех видов литературной деятельности самым недооцененным и даже презираемым отчасти является труд переводчика. Это несправедливо в гораздо большей степени, чем какие-то другие несправедливости. На кого это может повлиять? Во-первых, на меньшинство людей, которые понимают и ценят труд переводчика. С другой стороны, на людей, которых переводят, писателей, критиков, философов, историков и так далее. Потому что даже если они не задумывались над тем, что происходит, они, когда их переводчики что-то скажут, начнут задумываться. Но главное, мне кажется, не это. Переводчик в гораздо большей степени, чем какой-либо другой автор, зависит от рыночной конъюнктуры. Во-вторых, в той или иной степени от страны языка, с которого он переводит. Он или она переводит. И поэтому нужно особое мужество, гораздо более серьезное, чтобы такому незаметному человеку, который и так недооценивается, не только в интеллектуальной среде, но и в каких-то министерствах, высказаться по такому вопросу. И в этом смысле это вот такой акт, по-моему, гражданского мужества, который очень ценен.

Основное качество человека, которое ценится, это лояльность по отношению к действующим властям, какие бы эти власти ни были. При таком взгляде любой критический отклик будет для человека оборачиваться неприятностями

– Для российских переводчиков, подписавших письмо, есть опасность последствий этого поступка?

– С моей точки зрения, последствия обязательно будут. Какой-то отказ от сотрудничества с какими-то переводчиками – это все будет происходить. Тем более что, еще раз хочу сказать, труд переводчика не ценят. Это видно и по тому, как много халтуры выбрасывают на рынок, чтобы не платить те деньги, которые нужно платить за хороший перевод. И многие думают, в том числе министерские чиновники, наверное: подумаешь, наберем молодых переводчиков, не очень профессиональных, но все равно народ все проглотит. Ощущение даже, что есть некоторый расчет, хотя, думаю, никакого расчета тут нет, на снижение уровня понимания, уровня потребления умных текстов. Кто-то находится под влиянием теории заговора, что, мол, это нарочно делают, снижают сознательно интеллектуальный, эмоциональный уровень публики, чтобы держать общество в состоянии невежества, темноты, дикости, мракобесия. Тут, конечно, хорошие переводчики не нужны и даже опасны, вредны. Такая точка зрения существует. Но не думаю, что здесь есть сознательный подход, просто люди воспроизводят свою картину мира. А картина мира господина Мединского (министр культуры России. – Прим. РС), она хорошо известна, и эта картина мира не предполагает наличие в этом мире культуры. Поэтому здесь последствия, конечно, будут. Потому что основное качество человека, которое ценится, это лояльность по отношению к действующим властям, какие бы эти власти ни были. При таком взгляде любое критическое замечание будет так или иначе для человека оборачиваться неприятностями.

Власти, особенно высшие эшелоны, целиком живут западными ценностями, от галстуков и до яхт. Они совершенно не разделяют традиционных национальных ценностей, кроме насилия над обществом и над людьми

– В нынешней ситуации, когда в России нагнетается антизападная истерия, нужны ли вообще властям переводчики?

– Я думаю, что всегда нужны. Это же все фикция, на самом деле сами власти, особенно высшие эшелоны, целиком живут западными ценностями, от галстуков и до яхт. Они совершенно не разделяют традиционных национальных ценностей, кроме насилия над обществом и над людьми. Такие заявления антизападные – это просто игра и попытка возбудить в тех слоях общества, которые и так к Западу относятся в силу незнания со страхом или с опасениями, еще более прочные антизападнические настроения. А у них самих их нет. Достаточно посмотреть на всех этих людей и их семьи, членов их семей, их собственные автомобили и прочее. Все привезено с Запада, ничего своего нет. Я думаю, если там покопаться, то, кроме русских слов, которые они используют, ничего своего и нет.

Эта антизападническая медийная истерия не может быть слишком продолжительной. Даже во времена, когда не было такого обмена информаций, времена "борьбы с космополитизмом", все это продержалось очень недолго, всего несколько лет. Другое дело, что эти несколько лет могут очень сильно испортить ландшафт, и потом выходить из этого положения будет довольно трудно. Поэтому сейчас мне очень трудно извлечь из того, что происходит, рациональное зерно, рациональную составляющую. Никто из них не хочет потерять свои западные возможности. Но при этом они возбуждают антизападные настроения в низах общества, откуда всплыли все эти Гиркины, Пономаревы, все эти люди, которые где-то воюют с Украиной, зачем-то они нужны. Может быть, чтобы пугать большую часть общества. Вполне возможно, что такого рода замысел есть, но он свидетельствует об умственной неполноценности тех, кто такой замысел раскручивает. И конечно, очень трудно анализировать, зачем они это делают.

Нынешние российские власти совершенно зарвались, ведут себя человеконенавистнически, разжигают в обществе самые низменные страсти

– Российские переводчики, которые подписали заявление, являются выразителями мнений большинства в своем кругу или они идут против большинства? Может быть, переводчики – в силу своих естественных связей с зарубежными авторами и издательствами, являются носителями западных идей?

– Тут дело не в том, что есть какие-то западные идеи. Идеи свободы слова, гражданского общества, прав человека – это общие идеи. Просто это люди, которые не хотят отказываться от – хочется употребить возвышенное слово – завоеваний, хотя это не было завоеванием, а Горбачев просто подарил свободу людям, разрешил говорить, и с этого момента люди, например, моего поколения (я родился в 1953 году) просто не хотят никому позволить заткнуть нам рот. И поэтому они высказываются, и даже если им страшно, что на улице к ним какие-то гопники подойдут, или бандиты, не навоевавшиеся на востоке Украины, будут возвращены обратно, чтобы здесь свою линию гнуть по восстановлению Советского Союза, вот эти люди не хотят, чтобы какие-то совершенно ничтожные, лживые личности им затыкали рот.

Поэтому они высказывают свое мнение о том, что нынешние российские власти совершенно зарвались, ведут себя человеконенавистнически, разжигают в обществе самые низменные страсти, антиукраинские, вообще бесчеловечность под видом возврата к каким-то мнимым советским ценностям, чувствуют, что им никто не возражает, потому что страх еще очень силен в этом обществе, причем страх, определяющий повседневное поведение, что надо быть осторожным, не надо высказываться, могут быть последствия. Конечно, они могут быть, но худшее последствие – это подчинение этому страху. Вот против этого переводчики и восстают. Тем более надо иметь в виду, что переводчик – это, вообще говоря, ломовая лошадь, это работники, которые очень много работают, гораздо больше, чем люди, которые просто пишут на своем родном языке, творят по свободному наитию. Переводчик – когда-то Александр Сергеевич сказал, что это почтовая лошадь просвещения – именно лошади в смысле работы, это совершенно дикий, адский труд! И обидно, что такой часто неблагодарный труд не ценит общество и государство, особенно такое государство, как наше, которое зависит не только от технологий остального мира, не только Запада, но и от культурных достижений этого мира. Мы очень бедная страна, бедная идеями, бедная творческими людьми. И вот эта важнейшая прослойка – переводчики – она получила благодаря этому Конгрессу возможность как-то привлечь внимание к своему мнению, своему взгляду на мир. Мне кажется, что это страшно ценно и очень важно, – заявил Гасан Гусейнов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG