Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Объединение обманутых дольщиков Санкт-Петербурга


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие один из инициаторов создания в Петербурге регионального отделения Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам Дмитрий Щупановский, представитель инициативной группы пострадавших соинвесторов от застройщика "Чесма-Инвест" Михаил Емелин и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: В Москве продолжается голодовка обманутых соинвесторов. Вчера, 28 сентября, в Москве состоялось заседание рабочей группы по проблеме долевого строительства при правительстве России, которая уже в течение полутора месяцев работает над планом помощи пострадавшим вкладчикам от деятельности «Социальной инициативы» - крупнейшей пирамиды на строительном рынке, обманувшей более 30 тысяч семей. По мнению руководителя Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам Антона Белякова, логическим завершением работы над планом должно стать принятие на его основе специального постановления правительства. Между тем, в Петербурге инициативная группа обманутых дольщиков обратилась в Ассоциацию помощи пострадавшим инвесторам с просьбой о включении ее в состав ассоциации, в качестве регионального отделения.



Татьяна Вольтская: По оценкам экспертов, в Петербурге около 12 тысяч семей пострадало от кризиса на рынке долевого строительства. Скоро здесь будет открыт офис регионального отделения Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам. Новое отделение будет, во-первых, выявлять всех обманутых дольщиков, во-вторых, собирать информацию обо всех проблемных объектах на Северо-Западе России. Казалось бы, проблема обманутых дольщиков возникла не сегодня, но стоимость жилья стремительно дорожает, то, что называется в России ипотечными программами, подразумевает высокий процент кредита. И люди продолжают идти на риск, вкладывая деньги в строящиеся дома. Государство пока не может решить эту проблему по одной причине - имеющейся законодательной базы недостаточно, говорит главный редактор издательского дома «Консьерж» Валерий Рубцов.



Валерий Рубцов: Кроме того, далеко не однозначна судебная практика по подобным делам. Какой-то регион отдельно выделить в сфере нарушения прав дольщиков достаточно сложно. Служба по надзору в сфере защиты прав потребителей "Благополучие человека" отмечает наибольшее количество нарушений… это Москва, Санкт-Петербург, Адыгея, Алтай, Бурятия, Ингушетия.



Татьяна Вольтская: Петербург и Москва вопросов не вызывают, слишком уж дорого здесь жилье, а в отдаленных регионах, по мнению Валерия Рубцова, федеральным органам труднее проконтролировать местные власти, которые, к тому же, стараются не ссориться со строительными компаниями. Но везде застройщики и дольщики по-разному понимают свои права и обязанности.



Валерий Рубцов: Дольщик зачастую юридически не подготовлен. Ему дают типовой договор, он его подписывает. Он не может оценить всех ссылок и сносок этого договора и всех его нюансов. Вроде все красиво, а обязательно есть где-нибудь маленькая сноска, либо пункт, который, с точки зрения гражданского права, освобождает застройщика от ответственности.



Татьяна Вольтская: Государство не должно быть арбитром между дольщиками и строителями, считает Валерий Рубцов, но оно могло бы ввести дополнительные меры контроля для застройщиков. В 2006 году всем регионам уже предписано проверить договоры застройщиков с гражданами, с тем, чтобы потом можно было обращаться в суд о расторжении незаконных договоров.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в студии один из инициаторов создания в Петербурге регионального отделения ассоциации помощи пострадавшим инвесторам Дмитрий Щупановский и представитель инициативной группы от соинвесторов "Чесма-Инвест" Михаил Емелин.


Прежде всего давайте коротко опишем ту ситуацию, в которой оказались вы и ваши сограждане, соинвесторы в Петербурге. Дмитрий, вы, насколько я знаю, представляете группу...




Дмитрий Щупановский

Дмитрий Щупановский: Закрытое акционерное общество "Жилстройинвест". Но я хочу сначала поблагодарить Радио Свобода за то, что нам предоставлен эфир, уделено внимание указанной проблеме. Более 500 граждан, которые сдали деньги по договорам долевого строительство ЗАО "Жилстройинвест", свои квартиры в настоящее время не получили и не известно, когда получат. Все стройки по существу остановлены, теплится строительство на двух домах, но это очень незначительно. Все сроки ввода зданий в эксплуатацию прошли. Договоры на аренду земельных участков не пролонгированы. Разрешения на строительство отсутствуют. Постановления правительства о сроках завершения строительства нет тоже.



Татьяна Валович: Вы сказали: разрешение на строительство отсутствует. Вы, когда становились вкладчиком, какую информацию требовали и какая вам была предоставлена? Насколько вы, как человек, понятно, грамотный наверняка... говорили, что правовая у нас безграмотность, мне как-то уже сомнительно это.



Дмитрий Щупановский: Я бы не сказал. Договоры долевого строительства вполне приемлемы, они оговаривают и сроки, они оговаривают и порядок изменения этих сроков. Под этим договорами имеются совершенно конкретные обязательства. Я не считаю, что дольщики ЗАО "Жилстройинвест" подписали безграмотный договор. Договор нормальный.



Татьяна Валович: В результате чего возникла эта ситуация?



Дмитрий Щупановский: Ситуация с ЗАО "Жилстройинвест" возникла в связи со сменой собственника и в связи с конфликтом, который возник при сделке - покупке-продаже компании. Сделка осталась незавершенной. На компанию претендуют два владельца. Идут различной степени и в различной стадии суды, идут уголовные дела. В результате этого строительство не ведется.



Татьяна Валович: Михаил, какова ситуация у вас с "Чесма-Инвест", что происходит сейчас?




Михаил Емелин

Михаил Емелин: С "Чесма-Инвест" похожая ситуация. То есть изначально строительство было разрешено в 2001 году. Затем в результате различных изменений законодательства - это общественные слушания, потом просто новые законы по долевому строительству - откинули, к сожалению, сроки строительства надолго. Господин Федоров, который руководит "Чесма-Инвест", всячески изначально избегал прямых ответов на указанные вопросы дольщиков. На сегодня ситуация состоит в том, что два объекта по Гражданскому, 107 и Фучика законсервированы практически. Решение по ним находится в комитетах города, принимаются, к сожалению, противоречивые решения, то есть один комитет якобы разрешает, дает добро, другой его тормозит, и все идет по замкнутому кругу. На сегодня решения нет. Но дольщики хотят о себе заявлять в полный рост, обращаясь в различные инстанции.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, то законодательство, которое сейчас существует в России, вот совсем недавно вступил в силу новый закон о дольщиках, способствует ли он разрешению таких конфликтных ситуаций или, наоборот, только тормозит. Строители, оценивая этот документ, говорят: а у нас теперь совершенно руки связаны, и мы предвидим еще большее увеличение вот таких ситуаций на строительном рынке.



Михаил Емелин: В моем понимании на сегодняшний день законодательство, видимо, правильное, но его решение возлагается на плечи конкретного дольщика. В этой неравной борьбе он все время в проигрыше, потому что административный ресурс достаточно большой.



Татьяна Валович: Чтобы борьба была равная, и решено объединиться, да? Как вы оцениваете, насколько легко идут на объединение люди, где вы достаете информацию, предоставляет ли вам это застройщик, как объединяетесь?



Дмитрий Щупановский: Объединяемся тяжело. От застройщика, естественно, добиться ничего невозможно. Списки дольщиков, телефоны, реестры нам официально никто никогда не дает. Мы их добываем. Способы любые. К сожалению, многие граждане плохо понимают суть проблемы, они в основном готовы выйти на улицы, готовы грозить кулаком в небо, ругать всех подряд, причем в первую очередь того, кто рядом. Поэтому мы стремимся просветить с точки зрения юридической граждан, действовать конструктивным путем. В настоящий момент первое требование дольщиков - это создать при правительстве Санкт-Петербурга рабочую группу по решению проблемы. Такой группы нет. На наши письма в массовом количестве, которые отправляются от отдельных людей, от групп, правительство отмахивается, отсуживается и отписывается.



Татьяна Валович: Я только помню, что перед саммитом глав "большой восьмерки" очень просили не выступать и отложить свои уличные мероприятия от дольщиков. Во всяком случае, рассылались даже такие письма. Но группа так и не создана?



Дмитрий Щупановский: На нас никто давления не оказывал. Мы не стремились выйти перед саммитом и обострить социальное напряжение в городе. Наша задача - достроить наши квартиры, а не проводить демонстрации и митинги. Но, к сожалению, реальных действий от городской администрации мы не видим.



Татьяна Валович: Сейчас очень многие стали говорить, особенно в последнюю неделю, когда началась российская акция дольщиков в защиту своих прав и голодовка в Москве, которую проводят люди, о том, что разыгрывается, как политиками, карта пострадавших соинвесторов, так и некими другими группами - поссорить дольщиков разных групп, чтобы уйти от решения данной проблемы, а люди бы разбирались между собой. Как преодолеть вот это, как вы будете работать в Петербурге, чтобы этого не получилось?



Дмитрий Щупановский: Мы понимаем, что проблема носит острый социальный характер, а нерешение социальных проблем обычно переводит их в политическую плоскость. Такие вещи, естественно, есть. Мы будем поддерживать ту фракцию ЗАКСа, которая будет способствовать решению нашей проблемы.



Татьяна Валович: Кстати, у нас скоро грядут выборы в законодательное собрание.



Дмитрий Щупановский: Да, в ближайшее время будут выборы в законодательное собрание. Мы уже обратились к господину Тюльпанову с просьбой подготовить депутатский запрос. Насколько я знаю, такой запрос есть в части двух строений - и по Кировскому району, по его территориальному избирательному округу. Мы хотим встретиться с председателем ЗАКСа. Наша цель очень простая - способствовать получению дольщиками оплаченных ими квартир.



Татьяна Валович: В интернете существует не один сайт петербургских пострадавших дольщиков. Насколько вы будете со всеми сотрудничать? Как будет происходить это объединение? Один сайт с названием "Дурдомстрой" дает много полезной информации для граждан, и понятно, что, наверное, сейчас именно с помощью интернета... потому что дольщики - это не самые обездоленные люди, они пользуются этой возможностью. Именно там они могут почерпнуть какие-то сведения, потому что ни средства массовой информации, ни чиновники им не отвечают.



Дмитрий Щупановский: К сожалению, сейчас в Санкт-Петербурге работает один сайт - "Дурдомстрой", других сайтов я не знаю. Был "Badstroy", но там возникли проблемы, как я понял, с сервером. Я предполагаю, что это была спланированная вирусная атака. С руководством сайта "Дурдомстрой" я встречался на этой неделе. На сегодняшний момент мы конкретных решений по сотрудничеству еще не приняли. Но надеюсь принять такие решения на следующей неделе. По крайней мере, следующая встреча состоится, наверное, во вторник. В любом случае мы будем использовать информационный ресурс ассоциации. Создан соответствующий сайт. Выделена конференция по Петербургу. Мы призывам всех дольщиков пользоваться интернетом, потому что это наиболее мобильный ресурс, который работает в реальном времени. И чем больше таких будет людей, тем больше будет у нас единомышленников. А вмешиваться в политическую борьбу различных сил мы не собираемся. Мы собираемся достраивать квартиры, вот это наша задача.



Татьяна Валович: Я знаю, что вы на этой неделе ездили в Москву, встречались с Антоном Беляковым, который является сейчас руководителем Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам. Вы обсуждали какие-то первоочередные шаги, которые будут конкретно реализовываться с тем, чтобы достичь хоть каких-то организационных моментов, требования, которые вы будете предъявлять городскому правительству?



Дмитрий Щупановский: Мы сначала наметили некий организационный период по созданию офиса, по организации телефонной линии, по сбору информации по Санкт-Петербургу по всем проблемным объектам.



Татьяна Валович : В «Коммерсанте» 26 сентября были размещены комментарии по вопросу, что делать с соинвесторами. Различные политики и экономисты высказывали свое мнение. Я приведу несколько. Мне хочется, чтобы вы прокомментировали и ответили на вопрос – действительно ли это так? Например, Александр Гончарук, президент АФК «Система», считает, что надо частично возместить дольщикам ущерб, хотя во многом они виноваты сами. Нигде государство за подобные вещи не несет ответственности, если, конечно, их вклады не застрахованы. На ваш взгляд, должна ли власть вмешиваться напрямую в строительные конфликты, Михаил?



Михаил Емелин : Да, мы считаем, что власть напрямую обязана вмешиваться в эти конфликты. Потому что это не просто люди, которые заключили какой-то договор о строительстве, а это люди, которые внесли все свои последние деньги. Это, действительно, социальная проблема. Когда люди собираются, без слез смотреть на эту картину трудно.



Татьяна Валович : Но, когда люди несли свои деньги, они предполагали (это уже не первый год такое идет в России, такие обманы), они понимали свой риск все-таки, наверное. Какие шаги должны были предпринять люди, чтобы обезопасить себя? Есть ли у них такая возможность законодательная, правовая?



Михаил Емелин : На сегодняшний момент, в принципе, правовая защита сводится к возвращению денег. Но, к сожалению, деньги за последнее время… Им же возвращают только то, что им внесли с учетом процентов рефинансирования. Но эти деньги на сегодняшнем строительном рынке просто смешные. Если раньше за эти деньги люди готовы были построить однокомнатную, двухкомнатную квартиры, то сейчас их не хватает, к сожалению, на комнату в коммуналке. В этом вся острая проблема. Если в других регионах или странах этих деньги обесцениваются, но минимально, то здесь они просто обваливаются. Это самая большая проблема людей.



Татьяна Валович : Замминистра природных ресурсов России Валентин Степанков считает, что вряд ли теперь чем-то можно помочь дольщикам. А на будущее необходимо создать правовое поле, при котором государство дает гарантии по рискам. А вмешиваться напрямую в строительные конфликты власть все же не должна. Дмитрий, как вы считаете, чем-то можно помочь вам и другим людям?



Дмитрий Щупановский : Помочь дольщикам очень просто. Для того чтобы это сделать, надо поменять застройщика, дать застройщику некие преференции. Естественно, и правительство федеральное, и муниципальное распоряжаются землей. Оно может выделить дополнительные участки земли с обязательствами о том, что надо достроить незавершенное строительство.



Татьяна Валович : То есть нужна просто политическая воля?



Дмитрий Щупановский : Да.



Татьяна Валович : И решение, чтобы разрешить этот конфликт.



Дмитрий Щупановский : Кроме способности принять решения и желания его принять, больше ничего не нужно.



Татьяна Валович : У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель : Доброе утро. Количество обманутых, по-моему, раз в десять больше, чем официально говорится. Во-первых, это люди, которые частично потеряли. Но результиорующая стоимость квартир оказалась чуть ли не в два раза больше. Второе. Это отвратительное качество. Буквально ни одного прямого угла не было в квартире моих родственников. Потом еще есть такая статья дохода наших руководителей местных. Они просто мзду берут за участки, увеличивают взятки. Взятки возросли. Компании некоторые подвисли без земли, без аренды на землю. Вот такие у меня наблюдения.



Татьяна Валович : Дмитрий, как вы считаете, как раз говорилось о том, что цифры, которые заявлены официально гораздо ниже, чем на самом деле. Вы как раз собираетесь устанавливать численность реальную.



Дмитрий Щупановский : Мы собираемся произвести независимую оценку – сколько у нас на сегодняшний момент на рынке Санкт-Петербурга объектов незавершенного строительства, сколько там было продано квартир, сколько собрано денег, куда эти деньги делись? По нашим объектам «Жилстройинвеста» мы такую оценку уже произвели. 8 месяцев идет уголовное дело. В результате этого дела, как говорят, в шести соснах следствие не может найти по конкретному объекту порядка 60 миллионов рублей, которые с этого объекта выведены. У меня такое впечатление, что оно этим не занимается. Теперь хочу сказать вот что.


Состояние рынка в настоящий момент – это базар, а мы бы хотели иметь рынок. Чтобы перейти от базара к рынку, нужны конкретные меры правительства – механизмы контроля, регулирование этого рынка, контроль за исполнением сроков и обязательств. Как я уже сказал, по нашему застройщику ни контроля, ни сроков, ни обязательств в настоящий момент уже нет и никаких решений правительства. То есть правительство – хозяин своего постановления. Сегодня оно вынесло одно, завтра оно вынесло другое, а послезавтра оно передумало эти постановления выносить. Такую ситуацию надо прекратить, чтобы обманутые соинвесторы не появлялись в принципе. Вот что надо сделать. А в той ситуации, когда люди уже пострадали, надо искать способ, каким образом можно им помочь.



Татьяна Валович : У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, слушаем вас.



Слушатель : Геннадий, Ленинградская область, здравствуйте. У меня вот какой вопрос. Нельзя ли возвратить полностью деньги за невыполнение условий договора? Ведь можно возвратить эти деньги и вложить в какую-то другую компанию. Спасибо.



Татьяна Валович : Отчасти Михаил уже говорил.



Михаил Емелин : Да, Геннадий. Здесь вопрос стоит не в деньгах. Потому что на сегодняшний день эти деньги полностью обесценились. Вот конкретно я вкладывал деньги в двухкомнатную квартиру. Сейчас, если мне предложат их вернуть, я не смогу купить даже комнату в коммуналке.



Татьяна Валович : Когда вы вкладывали, сколько стоит один квадратный метр?



Михаил Емелин : Он стоил 500 долларов.



Татьяна Валович : 500 долларов. Сейчас это минимум 1,5 тысячи, да?



Михаил Емелин : Да.



Татьяна Валович : Деньги вернуть можно, но, наверное, естественно, никто уже проценты по этим потерянным вкладам не вернет. Никакой суд не признает правомочность таких действий.


Дмитрий, для того, чтобы правительство Петербурга почувствовало, что стоит такая сила, как пострадавшие дольщики, что этот вопрос решать нужно. С кем вы будете конкретно выходить? Есть Комитет по строительству, который пока только отписками отделывается. На кого нацелите свой фокус для того, чтобы воздействовать?



Дмитрий Щупановский : Во-первых, у каждого дольщика по каждому адресу есть свой депутат. Обращайтесь к своим депутатам, готовьте депутатские запросы с правительство. Прямая и понятная схема. Правительству придется отвечать. В правительстве существует вице-губернатор по строительству. В правительстве существует Строительный комитет. Существует Комитет по управлению городским имуществом, который заключает договора аренды. Указанные органы должны создавать реальную рабочую группу. Кого непосредственно назначат ответственным за исполнение обязательств? Это, пожалуйста, это проблема правительства. Мы готовы сотрудничать с этой группой в качестве равноправного члена. Путем принятия совместных решений, написания протоколов заседаний, и приведения каждого объекта незавершенного строительства к ясности в течение ближайшего полугода – что с ним будет, каким образом пойдет развитие событий, к какому году этот объект будет введен. А способы, естественно, по каждому застройщику разные. Потому что у каждого застройщика проблема может быть специфической.



Татьяна Валович : Вчера в Москве как раз состоялось заседание рабочей группы при правительстве, которая уже полтора месяца пытается как-то обобщить такие документы, создать какие-то схемы и план выхода. Как вы считаете, насколько долго могут эти переговоры затянуться? Потому что время идет, а цены на рынке все возрастают и возрастают. Получается, что вкладывая свои деньги сейчас, когда строительство стоит, вам потом предложат еще вложить деньги. Потому что будет невозможно построить уже даже по тем ценам, которые имеются у застройщика.



Дмитрий Щупановский : Нам фактически уже предложили. Механизма сбора этих денег тоже, естественно, не существует. Здесь нужно путем переговоров и выявления каждой конкретной программы эту проблему решать. А для того, чтобы все ускорить, группа должна быть дееспособной. К сожалению, дома строятся не за один день, не за два дня. К сожалению, я предполагаю, что процесс будет не быстрый, но мы будем стремиться его ускорить, насколько это только возможно.



Татьяна Валович : У нас есть звонок от слушателя. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель : Доброе утро. Вы абсолютно правы, что касается государства. Государство стоит над рынком, и оно должно контролировать и точность весов, и обсчет, пересчет. Такие коллизии невозможны ни в Германии, ни в любой другой стране. Даже в наших соседних странах, бывших республиках СССР, невозможно такое. В Германии малейший случай мошенничества преследуется до конца, до полного искоренения, иначе невозможно. Для этого и существует государство. В Ульяновске каждая квартира подавалась «братьями» по десятку раз.


Вы говорите, нам бы главное деньги вернуть, квартиры. Это как раньше, вызывая сантехника – нам лишь бы кран починить, чтобы вода пошла. Он говорит, как же тут кран починишь, когда вся система прогнила? За эти слова его посадили всю систему менять. Может быть, пришло время задуматься, чтобы порядок навести, всю систему поправить?



Дмитрий Щупановский : Насчет системы, я с вами согласен. Система в действительности отсутствует. К сожалению, касались законодательства, оно тоже весьма не защищает права дольщиков.



Татьяна Валович : Кстати, приводился пример с западными странами. Но там ведь все финансирование строительства идет через банки. Они не выдадут ни копейки застройщику, пока они не будут уверены, не перепроверят, что это за компания, которая будет строить. Ипотека, которая в России, совсем не та ипотека, что существует в мире, когда люди приносят свои деньги и получают воздух. Ипотека может работать у нас только на вторичном рынке жилья. А сейчас в России, когда ты вкладываешь, тебе говорят, твоя квартира будет на третьем этаже, а еще и цокольного-то этажа нет. Вот это само законодательство… Может быть, действительно, стоит инициировать какие-то пересмотры того, как вообще механизм должен работать?



Дмитрий Щупановский : На Западе банки не способствуют отмыванию денег, а у нас наоборот. Имеются случаи массовой продажи по 3-4 раза квартир с участием банков. Поэтому, как вам сказать…



Татьяна Валович : То есть контроль и над банками в России…



Дмитрий Щупановский : Естественно, контроль над банками также как контроль над ипотекой, и такой же контроль, как над жилищным строительством. Но, к сожалению, все проблемы сразу решить невозможно. Я думаю, что надо наметить путь решения этих проблем. А на сегодняшний момент я бы все-таки хотел обсудить проблему помощи тем, кто уже пострадал. А Законодательное собрание должно в этом помочь, а вот Государственная Дума должна внести соответствующие изменения в законы. Это пакетное изменение. Это большое количество законов. Естественно, я думаю, что это займет не один год. Поэтому на сегодняшний момент решать государственные проблемы, особенно, из этой студии достаточно тяжело.



Татьяна Валович : Как будете решать проблемы для того, чтобы помочь обманутым дольщикам? Давайте, тогда сосредоточимся над тем, ради чего в Петербурге появится отделение Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам?



Дмитрий Щупановский : Естественно, способа два – давление сверху и давление снизу. Давление сверху – это к тому, чтобы мы определили состояние рынка, определили конкретные объекты и предоставили указанную информацию в Экспертный совет при Государственной Думе.



Татьяна Валович : А вот этот поиск информации, насколько он доступен? Кто вам обязан предоставлять?



Дмитрий Щупановский : Дольщиков много. Все свои объекты знают. У всех это большая боль.



Татьяна Валович : То есть вы надеетесь не на официальные ответы тех застройщиков, которые нарушают права дольщиков, а только на информацию…



Дмитрий Щупановский : Мы не надеемся на информацию от застройщиков. Такую нам никто не даст, это совершенно очевидно.



Татьяна Валович : Даже по запросу прокуратуры?



Дмитрий Щупановский : Прокуратура… Я лично 20 писем отправил в прокуратуру, и на 20 писем был всего один вменяемый ответ. А все остальное ни о чем, о пересылке документов в разные другие места.



Татьяна Валович : Михаил, вы пытались привлечь какие-то правоохранительные органы? В августе Генеральная прокуратура поставила задачу перед правоохранительными органами – защитить от аферистов средства граждан, направляемые на строительство и покупку жилья.



Михаил Емелин : На сегодняшний день, по моей информации, пять дольщиков подали в суд. Суд они выиграли. Состоялся арбитражный суд. К сожалению, это не решает проблему в целом. Дом законсервирован – это главная проблема оставшихся дольщиков и тех, кто подал в суд. Все возвращается к выдаче конкретных денег, которые на сегодня обесценились. Это не решение проблемы. В этом вся боль людей.



Татьяна Валович : А какие-то другие ответы от прокуратуры получали?



Михаил Емелин : Да, в прокуратуру писали. К сожалению, точных ответов я не знаю. И в комитеты обращались. К сожалению, это действительно просто пересылка от одного ответственного лица к другому.



Татьяна Валович : Дмитрий, продолжите свою мысль о том, какие же следующие действия.



Дмитрий Щупановский : Как я уже сказал, это информирование вышестоящих органов и органов представительской власти о состоянии проблемы. А вторая вещь – это стимулирование конкретных чиновников, конкретных комитетов (я их уже называл) к принятию совершенно конкретных решений. Здесь целый ряд общественных мероприятий возможен, совершенно законный – это митинги, это шествия, это пикеты. Надеюсь, что пока на первой стадии люди голодовки объявлять не будут. Уговаривать их на какие-то конкретные действия мы, естественно, не будем. Инициатива должна идти снизу.


Последний вопрос – это, естественно, средства массовой информации. Чем мы сейчас и занимаемся. Это наиболее в настоящее время эффективны способ поднятия проблемы, способ объединения людей, и способ оказания людей на власть.



Татьяна Валович : Насколько средства массовой информации, по вашему опыту, идут на контакт и освещают достаточно честно и открыто эти вопросы в Петербурге?



Дмитрий Щупановский : Я считаю, что хорошо идут. Тема на сегодняшний момент общероссийская. Средства массовой информации в Петербурге, когда мы в феврале проводили пресс-конференцию, посвященную «Жилстройинвесту», очень хорошо откликнулись. Я им благодарен. Есть отдельные публикации, носящие провокационный характер, но их настолько мало, что я не хочу на них останавливаться.



Татьяна Валович : Сергей Миронов уже пообещал лидеру Ассоциации помощи пострадавшим инвесторам Антону Белякову, что возьмет ситуацию на личный контроль. Вы не боитесь, что сейчас в преддверии выборов, действительно, различные политические партии, силы будут громко говорить о том, что они будут защищать ваши права, а после выборов все это окажется на том же уровне, на котором сегодня все находится?



Дмитрий Щупановский : К сожалению, такая вероятность есть. Пообещать, извините, и не жениться – это у нас принято. Мы будем надеяться, что все-таки в ближайших выборах люди займут депутатские кресла ответственные, избирать их будем мы с вами. Больше их никто избирать не будет. Но вот, кого изберем, с того и будем спрашивать.



Татьяна Валович : Насколько, на ваш взгляд, ситуация, которая сложилась сейчас в Петербурге в сфере долевого строительства, может быть поставлена на контроль федерального уровня?



Дмитрий Щупановский : Естественно, вообще-то, это проблема местных властей. Решать проблему надо в своем регионе, необязательно ехать за три девять земель. Проблема на контроль, конечно, будет поставлена. Естественно, как планирует федеральная власть, губернаторы, скорее, вице-губернаторы будут ездить отчитываться по решению указанной проблемы. А мы будем обеспечивать федеральной власти независимой информацией.



Татьяна Валович : Но в России так сложилось, пока царю-батюшке челом до самого высшего не ударишь, ничего не случится, ничего не начнет происходить. На ваш взгляд, что в Петербурге, каким образом вы надеетесь сдвинуть это с мертвой точки, пока не начала работать совместная группа?



Дмитрий Щупановский : Сначала мы проведем переговоры. Я думаю, что это будет достаточно скоро.



Татьяна Валович : С Комитетом по строительству?



Дмитрий Щупановский : Естественно, потому что это функция Комитета по строительству, это его головная боль, мы это тоже понимаем. Мы не хотим вставать в какую-то оппозицию к Комитету по строительству, менять руководителей этого комитета. Нам ненужно всего этого. Нам нужно достроить дома.



Татьяна Валович : Чтобы конкретно решалась проблема.



Дмитрий Щупановский : Готовы ему содействовать в этом вопросе, а способ любой в пределах действующего законодательства.



Татьяна Валович : Насколько сейчас прислушиваются? Понятно, что в различных проблемах есть свои нюансы. Их должны решать профессионалы. Но среди тех, кто попал в ситуацию обманутых вкладчиков тоже очень много профессионалов. Выработка таких консультационных идей для того, чтобы выйти из сложившейся ситуации, насколько вы будете представлять, чтобы проблема эта не откладывалась?



Дмитрий Щупановский : В принципе, ничего нового в Петербурге не происходит в отношении того, что происходит во всей стране. В принципе, работы достаточно известны. Москва попала в эту ситуацию в 2004 году. Поэтому мы поехали туда учиться. Поехали на переговоры. Нас, если честно, там никто не ждал и никто не звал. Просто договорились о встречах. Проблема и нам понятна. Каждый застройщик имеет некую свою специфику, решать ее надо индивидуально. Поэтому оказывать консультации по каждому конкретному застройщику с участием инициативной группы от этого застройщика и с ясностью того, что хотят дольщики, естественно, мы будем. И в переговорном процессе будем участвовать. Наша задача – решение каждой конкретной проблемы, а не участие в выработке законодательства.



Татьяна Валович : Спасибо.


XS
SM
MD
LG