Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководство Абхазии отказалось от участия в запланированной четырехсторонней встрече


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Кирилл Кобрин : Руководство Абхазии отказалось от участия в запланированной четырехсторонней встрече с участием грузинской и абхазской сторон, а также представителей миссии наблюдателей ООН в Грузии и командования коллективных сил СНГ по поддержанию мира в зоне конфликта. Причиной этого стало недовольство Абхазии решением Тбилиси разместить на территории Кодорского ущелья так называемое абхазское правительство в изгнании. В Грузии утверждают, что конфликт с Сухуми - это один из аспектов более глобального кризиса в отношениях с Россией. Тему продолжит мой коллега Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: Абхазия не выходит из переговорного процесса. Она готова вернуться к нему, если Грузия откажется от вновь выдвинутых требований, говорит министр иностранных дел непризнанной республики Сергей Шамба.



Сергей Шамба : Мы не заявляем о том, что мы выходим из переговорного процесса, напротив, пытались всегда его продолжать. Мы как раз говорим о том, что Грузия сейчас фактически своими действиями разрушает переговорный процесс. Кроме того, что она нарушила базовые соглашения, введения в Кодорское ущелье свои подразделения, потому что по нашим соглашениям там не должно быть ни одного вооруженного человека из Грузии, кроме того, те заявления, которые в последнее время делаются вплоть до Генеральной ассамблеи ООН о необходимости пересмотреть формат переговорный, повестку дня - это тоже попытка в одностороннем порядке пересмотреть наши базовые соглашения. Требования вывести миротворцев - это разрушение достигнутых соглашений.


Они хотят ввести в переговорный процесс страны, которые считают своими союзниками, стратегическими партнерами. Форматом определено, что процесс проходит под эгидой ООН, что содействующей стороной является Российская Федерация. Вот они хотят это изменить. Они хотят сделать так, чтобы роль России была изменена.



Андрей Бабицкий: Тбилиси не скрывает своей позиции, суть которой в нынешнем виде - мирные переговоры с Сухуми утратили всякий смысл. Россия, конфликт с которой обостряется с каждым днем, не должна сохранять позиции стороны, определяющей ход всего мирного процесса. Экс-министр по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава.



Георгий Хаиндрава : Для нас Россия не посредник. Это абсолютно ясно. Практически мы стоим на грани очень серьезного конфликта. Тем более ситуацию еще усугубило вчерашнее событие, когда практически в Грузии провалена серьезная разведывательная российская сеть. Взяты под стражу очень серьезные сотрудники ГРУ. На этом фоне, естественно, Сухуми, который полностью действует под диктовку Москвы (я думаю, что в этом никто не сомневается), на этом фоне попытки грузинской стороны изменить формат практически привели к тому, что это все понимают... В том формате, в котором все это велось, продолжать невозможно.



Андрей Бабицкий: Министр национальных дел Абхазии Сергей Шамба считает далеко небезобидными шаги, которые предпринял Тбилиси на этой неделе - переименование Кодорского ущелья, размещение правительства в отставке на его территории.



Сергей Шамба : Мы понимаем, что реально Грузия пытается достичь военных результатов. Введя туда войска, они даже не могут скрыть, что они рассматривают эту территорию, как плацдарм для дальнейших действий. А потом проводить последовательные провокационные шаги. Когда они говорят, что посадят там правительство в изгнании, когда они хотят переименовать территорию в Верхнюю Абхазию, они, тем самым, хотят создать иллюзию того, что на территории Абхазии есть две власти. Здесь глубокий смысл тоже есть. Они хотят сказать мировому сообществу, что не может быть никакого признания Абхазии по косовскому прецеденту, поскольку есть две власти в Абхазии, с которыми нельзя не считаться.



Андрей Бабицкий: Такая интерпретация событий абсолютно совпадает с точкой зрения Тбилиси. Речь и на самом деле идет о кардинальной смене политической стратегии в отношениях с Абхазией. Говорит Георгий Хаиндрава.



Георгий Хаиндрава : Суть вопроса, и это не только потому, что там нужно обострение, - это серьезное изменение позиции Грузии. К этому подготовка шла давно. Об этом мы уже не раз заявляли. То, что Кодорское ущелье взято под серьезный контроль МВД, я думаю, что это абсолютно правильное решение. Потому что это форпост Грузии в этом регионе, который очень неспокойный. Если раньше не наблюдалось подготовки к какой-то военной экспансии, то сейчас это абсолютно четко видно. Нравится или не нравится абхазской стороне, существует легитимное правительство в изгнании. Оно существует давно.



Андрей Бабицкий: Процесс необходимо сдвинуть с мертвой точки, на которой он остановился много лет назад.



Георгий Хаиндрава : Я был в начале переговорного процесса, который идет сегодня. Попытка наша была абсолютно однозначна, чтобы найти общий язык с абхазской стороной и как-то постараться выйти из той сложной ситуации, в которой мы находимся. Никаких встречных шагов я не вижу. Абсолютно жесткая позиция от наших партнеров по переговорам и разговора кроме как о независимости нет, вот результат будет, будут другие пути для этого.



Андрей Бабицкий: Абхазское руководство верит в то, что мирные переговоры будут возобновлены. Сергей Шамба:



Сергей Шамба : Мы призываем к тому, чтобы Грузия вернулась в рамки переговорного процесса. Для этого необходимо вывести войска из Кодорского ущелья.



Андрей Бабицкий: Однако Тбилиси не только не считает необходимым возвращаться к исходным позициям, но напротив намерен использовать новые методы. Георгий Хаиндрава:



Георгий Хаиндрава : Усиление Кодорского ущелья, усиление давления на международной арене и практически будут постоянные попытки. Я думаю, что, в конце концов, они завершатся успехом, чтобы роль Россия была отменена вообще. Потому что с таким отношением к вопросу, какое сейчас в российского руководства, конечно, ни о каком примиренчестве, или посредничестве, или о миротворчестве речи быть не может. Я думаю, что перспектива пребывания российских миротворцев на территории Грузии все более и более минимальная. Я не думаю, что это долго продлится. К чему это приведет в двусторонних отношениях? Это другое дело. Тут чревато очень серьезными осложнениями. Это вне всякого сомнения. Если для Грузии конфронтация смертельно опасна, то, я не думаю, что она какие-то радужные перспективы сулит и для России.



Андрей Бабицкий: Очевидно, что в контексте последних событий обостряющегося конфликта с Россией, отношения между Сухуми и Тбилиси также будут неизбежно и стремительно ухудшатся. Все чаще заходит разговор о силовых методах, которые, по утверждению участников противостояния, готова использовать противоположная сторона.



XS
SM
MD
LG