Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько ситуация в Афганистане зависит от действий или бездействия пакистанских властей


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие эксперт, специалист по истории Афганистана и Пакистана Сергей Андреев .



Кирилл Кобрин : Насколько на самом деле ситуация в Афганистане зависит от действий или бездействия пакистанских властей? Я задал этот вопрос авторитетному эксперту, специалисту по истории Афганистана и Пакистана Сергею Андрееву.



Сергей Андреев: Зависит во многом. И это традиционная ситуация для Афганистана на протяжении последних, наверное, 30 лет, потому что следует вспомнить, что первое вмешательство Пакистана в афганские внутренние дела произошло как раз 31 год назад, в 1975 году, когда, собственно, и началась продолжающаяся уже 31 год гражданская война в Афганистане. В 1975 году было первое восстание афганских исламистов, которое было поддержано Пакистаном. И после того, как это восстание было подавлено афганскими властями, исламисты нашли убежище именно в Пакистане.


Объясняется это тем, что у Пакистана есть свои стратегические соображения относительно Афганистана. Из-за длительного конфликта с Индией в Пакистане возникла концепция необходимости создания так называемой "стратегической глубины". Дело в том, что Пакистан географически вытянут с запада на восток и, как считают пакистанские военные политики, в случае широкомасштабной войны с Индией индийские войска смогут легко перерезать Пакистан на две части. Для этого Пакистан считает, что ему необходимо иметь дружественное государство на севере для того, чтобы создать вот эту стратегическую глубину, которая препятствовала бы "разрезанию" страны индийскими войсками на две части.


Именно поэтому Пакистан еще в 1975 году начал поддерживать исламистов. И идеология была весьма простая. Афганское государство, начиная с 1919 года, после третьей англо-афганской войны, всегда стояло на позициях пуштунского национализма, а пуштунский национализм предусматривал объединение всех пуштунов - то есть и афганских, и пакистанских - под эгидой Кабула. Это, конечно, не устраивало Пакистан, потому что в случае реализации такой политической программы Пакистан становился бы еще более узкой страной. Соответственно, не приобретал бы, а в еще большей степени терял бы стратегическую глубину. Поэтому Пакистан и поддерживал исламистов. Поддерживал он их 30 лет тому назад, поддерживает он их и сейчас. Но поддержка талибов в нынешнем Пакистане объясняется не только соображениями необходимости создания стратегической глубины, но и тем, что в Пакистане сейчас существуют разные политические силы. И исламизм в самом Пакистане сейчас возрастает.


Президент Мушарраф находится в весьма сложном положении. Не следует забывать, что на него совершалось уже три покушения и его союз с Америкой, гласный союз, декларируемый союз с Америкой в борьбе с талибами и "Аль-Каидой", в Афганистане весьма непопулярен, как среди исламистов в Пакистане, так и среди обычных пакистанцев. Кроме того, не следует забывать, что в Пакистане есть несколько внешних политик - внешняя политика, проводимая президентом Мушаррафом и его правительством, и внешняя политика, проводимая военными и специальными службами. Специальные службы Пакистана необыкновенно сильны и влиятельны, весьма эффективны и именно они в свое время, в середине 90-х годов и способствовали приходу к власти талибов, всячески их поддерживали. Сейчас негласная поддержка талибов со стороны Пакистана продолжается не на официальном уровне, а на уровне различных военных и спецслужбистских организаций.



Кирилл Кобрин: Мнение востоковеда, специалиста по истории Афганистана и Пакистана Сергея Андреева.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG