Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Курс молодого бойца начинается с ударов табуреткой


Несмотря на активность солдатских матерей, дедовщина в армии остается

Несмотря на активность солдатских матерей, дедовщина в армии остается

В Свердловской области продолжается разбирательство в связи с очередным побегом солдат из воинской части. Два военнослужащих самовольно оставили службу из-за неуставных отношений. Учебная часть гарнизона в Елани, откуда бежали солдаты, известна дедовщиной на всю Россию. Съезд солдатских матерей, прошедший 20 сентября, принял решение направить в Сведловскую область своих делегатов.


Два солдата-срочника прослужили в учебной части Еланского гарнизона три месяца. Один прибыл в эту школу сержантов из Ханты-Мансийского автономного округа, другой - из Башкирии. Оба оставили часть неделю назад, добрались на попутных машинах до Екатеринбурга, дали знать о себе в региональный Комитет солдатских матерей и родителям.


Председатель комитета Марина Лебедева пересказывает их историю: «Их били табуреткой по голове. Вымогали деньги. Ко всему прочему, им не оказывали должного лечения. Наши делегаты, ездившие туда с проверкой, рассказывают, что рядом с частью стоят алкогольные магазины. Для чего деньги-то? Чтобы провести время в свое удовольствие. Это учебная часть! Если в учебной части у нас творится такой беспредел, что же тогда говорить о других частях?! Командование Приволжско-Уральского округа нас не приняло. В Военной прокуратуре основательно с мальчиками поговорили, дали направление в госпиталь».


Отец одного из сбежавших солдат сейчас в Екатеринбурге. По словам Сергея Николаевича, сын был настроен служить. «Когда я служил, такого не было, - рассказывает отец. - Были нюансы, но не такие. У нас не бегали. Он мне сказал по телефону: нас наверняка ищут, но если вернут в часть, вообще изобьют, поэтому мы решили до конца уже идти. Он говорит, я служить не отказываюсь, но в Еланской части служить не буду. Если меня туда отправят, говорит, то сбегу снова».


Председатель екатеринбургского Комитета солдатских матерей Марина Лебедева больше всего боится, что беглецы снова могут попасть в ту же часть: «Мы ни за что не позволим, это сделать ни за что! – говорит Марина Лебедева. - Одного из наших мальчиков задержал патруль, когда он шел в Военную прокуратуру. Его просто-напросто перевели в другую роту. Но там ему стало доставаться еще больше».


История другого солдата из Елани абсолютно похожа на предыдущую: призыв-присяга-побег-госпиталь. Мать безуспешно пытается выяснить у сына, как всего за несколько месяцев готовность служить превратилась в нежелание жить: «Меня зовут Зоя, я из Тольятти. 7 июня у меня сына забрали в армию. Его поместили в психиатрическую больницу. Он там месяц пролежал. Его должны были забрать в Елань, и он убежал. На железнодорожном вокзале подошел к патрулю и сказал, что я такую-то и такую-то вещь сделал, заберите меня в комендатуру. Если на него посмотреть, видно, что он ненормальный. Раз резал вены - это уже ненормально. Сбежал - он уже ненормальный. Плачет, гнется, как будто у него нервный тик. Я не знаю, что там произошло. Он не говорит».


Другая молодая женщина, Ирина, как и Зоя, теперь тоже ходит в Комитет солдатских матерей как на работу. Ирина вынуждена была устроиться на работу в Екатеринбурге, поселиться здесь на съемной квартире. Все ради того, чтобы разыскать брата. Он должен был уже демобилизоваться - был призван в 2004 году из Свердловской области на Кавказ. Где сейчас брат, не знает никто. Официальная версия - самовольно покинул расположение части.


« Ни из милиции, ни из военкомата к нам не приезжали, не спрашивали о нем. Из части под Владикавказом приходят отписки. Из этих сообщений непонятно, когда он покинул часть, даты каждый раз называются разные. Лично я думаю, что там что-то случилось. Это от нас просто утаивают. Пока до конца не будет известно, что там произошло, нужно бороться, чтобы принимались меры. Просто им на жизни молодых парней наплевать».


Ирина добавила, что в их небольшом провинциальном городе многие служили в так называемых «горячих точках». Но возвращались (хоть и на несколько месяцев позже, чем полагается по закону) только после того, как семьи высылали внушительные суммы денег, которые их дети-солдаты почему-то кому-то оказывались должны. Как и все посетители приемной екатеринбургского Комитета солдатских матерей, Ирина, Зоя и Сергей Николаевич заполнили учетные карточки. Число заявлений в комитет уже приближается к 2 тысячам. В следующий четверг на прием придут еще человек пять-десять, уверяют сотрудницы комитета. И так каждую неделю.
XS
SM
MD
LG