Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как организовано бытовое обслуживание петербуржцев


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии - Софья Остапенко, начальник отдела бытовых услуг городского Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли.



Татьяна Валович: В Петербурге который год собираются реформировать банную отрасль, так как она находится в глубоком кризисе. С 1999 года в городе закрылось 7 общественных бань, и процесс этот продолжается. Каждая вторая баня размещена в здании довоенной постройки, большинство бань находится в неудовлетворительном состоянии. Для города, 6 процентов населения которого до сих пор живет в квартирах без ванных комнат и горячего водоснабжения, недостаток доступных банных услуг стал большой проблемой. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : В Петербурге действуют 53 бани массового пользования, из них только 26 предоставляют услуги по льготным тарифам. За последние 15 лет строились только небольшие закрытые заведения с высокими ценами и без льгот. В Концепции развития потребительского рынка Петербурга на 2005-2007 годы заложена норма, по которой на каждый район города должно приходиться минимум 6 бань. Гигиенический норматив гласит, что на тысячу жителей должно приходиться 1,3 помывочного места. Между тем, 6 районов города не дотягивают до этого норматива, а во Фрунзенском районе с населением 450 тысяч человек вообще не осталось ни одной бани. А ведь бани все еще остаются жизненно необходимыми для малоимущих граждан, особенно для тех, кто населяет коммунальные квартиры, в которых очень часто нет ванн.


В Гатчине, пригороде Петербурга, тоже много коммуналок, а бань мало, вернее полноценная большая общественная баня всего одна. Городок маленький, с населением около 60 тысяч, но за неделю баню посещает больше тысячи ста человек. В основном это пенсионеры, говорит одна из работниц бани Людмила Павловна.



Людмила Павловна : Билет у нас стоит в мыльную 65 рублей, но для пенсионеров, проживающих в Гатчине, у нас скидка 50 процентов - 35 рублей. Малоимущие пенсионеры, у которых небольшая пенсия, они в отделе соцзащиты получают талоны.



Татьяна Вольтская: Обстановка в Гатчине гораздо спокойнее, чем в Петербурге. В маленьком городке баню пока никто закрывать не собирается.



Людмила Павловна : Город наоборот борется за то, чтобы это помещение было, чтобы мы действовали. Потому что это ведь тоже является своего рода стратегическим объектом. Это санитарно-обмывочный пункт, допустим, в какие-то сложные времена. Мы должны к этому тоже быть готовы.



Татьяна Вольтская : На самом деле стоимость мытья одного человека значительно превышает цену билета, город доплачивает разницу, но денег все равно мало. По той же системе работают и питерские бани, говорит директор бани на Чкаловском Николай Носов.



Николай Носов : Вообще, себестоимость помывки составляет порядка 100 рублей, так как баня является льготной, то из бюджета выделяются средства. На данный момент, баня в аварийном состоянии. Денег нам не хватает.



Татьяна Вольтская : Российское законодательство позволяет перепрофилировать бани, и их существование зависит исключительно от доброй воли чиновников, находящихся у власти.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях начальник отдела бытовых услуг городского Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Софья Остапенко.


Софья Константиновна, доброе утро.




Софья Остапенко

Софья Остапенко: Доброе утро.



Татьяна Валович: Говорить мы будем не только о банях, потому что бытовое обслуживание - это очень широкий спектр услуг. Но начнем с этого.


Софья Константиновна, год назад, 20 сентября 2005 года, Комитет экономического развития делал доклад о мерах по развитию банного хозяйства, где достаточно объективно была описана ситуация. 22 августа уже этого года госпожа губернатор послала чиновников бани инспектировать. Что же происходит в этой отрасли? Каковы перспективы?



Софья Остапенко: Надо сказать, что в Санкт-Петербурге, в городе, в котором еще сохраняется неблагоустроенный жилой фонд, естественно, возникает эта проблема - как мыть наших горожан. Проблема с банными услугами в городе, если взять во внимание, что 194 организации сегодня по городу оказывают банные услуги, с самой банной услугой проблемы нет. Проблема у нас в том, как сохранить доступность это услуги, и как сохранить те банные комплексы, которые на сегодняшний день мы имеем для того, чтобы они не профилировались. Потому что, как правильно было замечено, банные комплексы продаются, срок обременения у них незначительный. В конце концов, они перепрофилируются. Наглядный пример тому - с 1 января 2005 года закрылась баня в Петроградском районе. Сейчас она перепродана. Сейчас там собственник. Такая же участь постигла Пушкарские бани.



Татьяна Валович: Кстати, по поводу Пушкарских бань тоже очень много вопросов. Я вчера пыталась дозвониться до собственника, не удалось. Удалось поговорить с прорабом. Он говорит, что полным ходом идет реконструкция. Пока как бы ничего о ней не знают. Что с Пушкарскими банями?



Софья Остапенко: С Пушкарскими банями очень долго мы договаривались. Вы же понимаете, что это частный бизнес. Мы договаривались с ними, нашли взаимоприемлемый вариант и для населения Петроградского района, и для администрации города. Сегодня с акционерами, собственниками, этого здания заключено соглашение (с одной стороны, это Комитет по градостроительству и архитектуре, Комитет по строительству, КУГИ, наш Комитет, администрация Петроградского района, а с другой стороны - это акционеры Пушкарских бань) с тем, чтобы часть здания после реконструкции сохранить под банные услуги. Это будет пристроенное помещение с отдельных входом, и с количеством помывочных мест не менее ста.



Татьяна Валович: А будут ли там социальные какие-то льготы?



Софья Остапенко: Обязательно. Я могу вам сказать только одно, что я общаюсь с ними постоянно. На сегодняшний день я могу сказать такую информацию, что руководство акционерного общества "Пушкарские бани" тоже стараются как-то в первую очередь этот проект согласовать со всеми инстанциями.



Татьяна Валович: А когда закончится реконструкция?



Софья Остапенко: Я могу сказать, что, вы же понимаете, что на реконструкцию она закрылось с 1 июля уже потому, что там была аварийная ситуация. Там обвалилась часть стены. Если учесть, что у нас в банях наверху стоят накопительные баки, в которых тонны воды, то, вы же понимаете, что подвергать жизнь населения... Они бы могли работать, но принято такое решение. Они закрылись. Реконструкция есть реконструкция. Я могу сказать, чтобы не обнадеживать уж больное население, надо потерпеть. Я считаю, что полтора года как минимум эта реконструкция продлится.



Татьяна Валович: То есть сейчас в Петроградском районе одна только на Чкаловском, да?



Софья Остапенко: Но для населения сегодня после закрытия Пушкарских бань изменен режим Чкаловских бань. Чкаловские бани работают с двумя льготными днями в неделю.



Татьяна Валович: Понедельник и вторник.



Софья Остапенко: Да, понедельник и вторник. По вторникам от микрорайона, где расположены Пушкарские бани, доставляют до Чкаловских бань население в Чкаловские бани на микроавтобусах



Татьяна Валович: То есть организована доставка.



Софья Остапенко: Да, доставка населения.



Татьяна Валович: Я знаю, что существует такой документ о развитии, в котором прописана строка о доступности бытовых услуг, чтобы было не менее 10 минут пешком или от общественного транспорта?



Софья Остапенко: Это вы говорите о территориальной доступности. Да, сегодня у нас в Санкт-Петербурге 474-м постановлением правительства о программе социально-экономического развития Санкт-Петербурга утверждены инфраструктурные стандарты проживания населения в нашем городе. Один из показателей этого стандарта - это территориальная доступность, как бытовых услуг, так и банных услуг.


Что такое территориальная доступность? Это тогда, когда любой житель нашего города в течение 10 минут может либо дойти пешком до объекта, оказывающего эти услуги, либо от остановки транспорта. Надо сказать, что, если говорить о банных услугах, то у нас территориальная доступность сохраняется. Сегодня есть транспорт. Другой вопрос, доступен ли он.



Татьяна Валович: Да, потому что нужно затратить не только на баню, но еще и чтобы доехать до нее.



Софья Остапенко: Совершенно верно. Потому что сегодня городской транспорт, мы все знаем, переходит на маршрутные такси, что не под силу пенсионерам. Но, тем не менее, город понимает эту проблему. Как я уже сказала, договариваемся с частным бизнесом о доставке. Когда закрылась баня на Малой Посадской, тоже самое - было время, когда частники здания заключили договор и доставляли население до Чкаловских бань. Но совершенно нерентабельно оказалась для них эта услуга, потому что отслеживали мы и смотрели, сколько человек перевозится в день. Перевозилось где-то до 30 человек. Естественно, сейчас они тоже готовы ввести этот маршрут при наличии желания у населения ездить в Чкаловские бани. Но на сегодняшний день...



Татьяна Валович: А каким образом город помогает? Понятно, что все эти затраты должны окупаться. Как мы слышали, по Чкаловским баням даже тех денег, которые выделяет сейчас город, недостаточно. Они тоже в аварийном состоянии.



Софья Остапенко: Я бы не сказала, что недостаточно. Другой вопрос, что те деньги, которые выделяет город, они должны использоваться целевым назначением. А что такое целевое назначение? Это деньги, которые покрывают расходы между себестоимостью и установленными тарифами. И больше никуда эти деньги не имеет право баня затратить. Поэтому для того, чтобы поддерживать баню в нормальном состоянии, они должны развивать еще коммерческую деятельность свою. Только за счет коммерческой деятельности они могут сегодня преобразовывать свои банные комплексы. Но, к сожалению, у нас есть еще такие бани, где коммерческую деятельность просто невозможно развернуть, потому что не хватает помещений.



Татьяна Валович: Получается такой замкнутый круг, что невозможно развернуть коммерческую деятельность, откуда бы пошли средства.



Софья Остапенко: Вот для этого в прошлом году на заседании правительства и была принята концепция развития банного хозяйства. Основные два момента этой концепции: первое - это не допустить перепрофилирования тех бань, которые мы имеем на сегодняшний день, и второе - обеспечить доступность банных услуг для незащищенных слоев населения.



Татьяна Валович: Год уже прошел. Что сделано конкретно, можете сказать? Что во Фрунзенском районе, где вообще нет?



Софья Остапенко: Во Фрунзенском районе я могу сказать, что на сегодняшний день заключен государственный контракт на 102,3 миллиона рублей на строительство бани. На этот год в бюджете города предусмотрено 75 миллионов 530 тысяч рублей на строительство. Строительство уже начато. Окончание строительства - октябрь 2007 года. Осталось всего один год подождать, и население Фрунзенского района получит замечательную баню на 140 посадочных мест.



Татьяна Валович: И у нас есть звонок. Пожалуйста, мы слушаем ваш вопрос.



Слушатель: Моя фамилия Федотова, я живу на Петроградской стороне. Очень мало предприятий, который обслуживают по доступным ценам. Ванны все больше и больше в коммунальных квартирах выходят из строя. Кроме того, соседи увеличиваются буквально вдвое, много живет не прописанных. Со стиркой трудно сейчас, так как я инвалид и стирать сама не могу. Кроме того, в такую погоду стирать и сушить не только постельное белье, но даже маленькие вещи очень сыро и долго.



Татьяна Валович: То есть вы неудовлетворены наличием прачечных по льготым каким-то ценам. Вот сейчас и спросим, что же у нас происходит с прачечными, особенно, действительно, для малоимущих людей, у которых нет возможности поставить дома стиральную машину?



Софья Остапенко: Я должна сказать, что у нас вся сфера бытового обслуживания - это частный бизнес. У нас нет сегодня государственных предприятий, которые могли бы, как в случаях с банями, оказывать какую-то поддержку социально незащищенным слоям. Вообще сфера бытового обслуживания, если вы заметили, вся сегодня находится в подвалах, где-то на задворках, потому что сегодня не под силу частным предпринимателям арендовать хорошие, нормальные помещения, плюс к тому нужно еще и оборудование приобрести, и надо ведь тоже заработать для своей семьи.



Татьяна Валович: А если бы город был заинтересован в том, чтобы заботиться о своих горожанах, может быть, так же как с банями, наладили бы диалог, что бы не будут перепрофилироваться, или какие-то доплаты социальные можно было бы сделать определенному кругу, кто занимается социальными вопросами, такие доплаты из городского бюджета.



Софья Остапенко: Из городского бюджета частным предприятиям... Это, наверное, органы социальной защиты должны выходить с такой социальной инициативой.



Татьяна Валович: А вы не взаимодействуете с Комитетом по социальной защите?



Софья Остапенко: Почему, мы с ними работаем, и содействуем, и мы в свое время, когда выходили с концепцией, вообще просили определить, что же такое социально незащищенные слои населения. Потому что сегодня такого понятия вообще нет. Есть одно понятие - когда на одну душу населения в семье, допустим, приходится ниже прожиточного минимума. Но как отследить? Вот сегодня по баням, если они у нас работают, по фиксированным тарифам у нас сегодня моются все, ни у кого не спрашивают документы, ни у кого не спрашивают, каково его социальное положение. И любой, кто захочет, может прийти и за 10 рублей помыться, за 25 или за 35 рублей. Надо сказать, даже те люди, которые имеют ванны, они посещают эти бани в льготные дни.


Если говорить о бытовом обслуживании, остались маленькие мастерские, где сидит всего один человек, один сапожник. А в некоторых районах даже вот такая услуга, как ремонт обуви, развита, они просто в киосках сидят. Потому что сегодня сама бытовая услуга по себе не рентабельна. Поэтому мы сегодня видим, как трансформируется бытовое обслуживание. Сегодня, если это ремонт обуви, значит, мы приходим и видим, что здесь мы можем и одежду отремонтировать, здесь организован пункт приема в стирку белья, в химчистку. То есть они как бы организовывают несколько видов услуг по принципу мультисервиса или мини-дома быта, как мы их называем. И сегодня таких вот мини-домов быта у нас уже по городу порядка 30 работает. Потому что сегодня одной услугой заниматься невыгодно.



Татьяна Валович: А кто следит за тем, что иногда идешь - на улице три салона красоты и ни одного такого предприятия, которое бы оказывало мелкие услуги по ремонту, изготовлению ключей? Кто это должен координировать, на уровне районов или как?



Софья Остапенко: Сегодня, да, на уровне районов. Потому что сегодня принята еще одна концепция - по развитию потребительского рынка. И сегодня районы ведь тоже осуществляют контроль за тем, насколько обеспеченность теми или иными услугами в районе достаточна. Они сегодня возглавляют комиссии по распоряжению объектами недвижимости, и они сегодня делают политику у себя в районе.



Татьяна Валович: И у нас есть еще звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Сергей, я из Москвы. Я должен сказать, что в Москве с общественными банями тоже очень тяжелое положение. У нас, например, из 220 бывших до революции общественных бань сейчас осталось где-то 30-40, и цены там, например, 300 рублей за два часа, и это еще нормальная, небольшая цена считается. Вот объясните мне, пожалуйста, вы говорили про Пушкарские бани, я что-то не совсем понял, как можно пристроить пристройку на 100 мест? Это фактически же новый корпус. А вообще я хочу сказать, что разрушение исторических бань в центре города, их перепрофилирование - это, я считаю, одна из форм культурного геноцида против коренного населения.



Татьяна Валович: Что касается пристройки...



Софья Остапенко: Давайте это отдадим на откуп нашим проектировщикам, потому что я уже все сказала в отношении Пушкарских бань.



Татьяна Валович: Вы сказали, что вообще все бытовое обслуживание отдано на откуп собственникам, то есть тут как раз развитие малого бизнеса могло бы процветать. В городе, к сожалению, с этим не очень хорошо, но как раз Комитет экономического развития в своем составе имеет отдел, который занимается помощью предпринимателям. Вот в этом смысле как, в каких районах ситуация более остро стоит с бытовым обслуживанием? Как обстоит дело, например, с тем же бытовым обслуживанием в студенческих общежитиях? Потому что для студентов, по закону, есть определенная цена, и бытовые услуги не могут превышать 5 процентов размера стипендии, по-моему, а стипендия - 300 рублей.



Софья Остапенко: Давайте начнем с того, что сегодня мы все с вами находимся в рыночных отношениях. Сегодня и сфера бытового обслуживания развивается по этому принципу: есть спрос на эти услуги - есть предложение. Что касается того, где лучше, где хуже, я не могу сегодня назвать, что у нас есть районые дефицитные, где не хватает каких-то услуг или отсутствуют услуги. Развиваются равномерно, потому что сегодня, надо сказать, свыше 5,5 тысячи организаций, которые предоставляют услуги населению.



Татьяна Валович: Вопрос возникает о доступности опять же.



Софья Остапенко: Что касается студенческих общежитий, ну, я живу в Приморском районе, и я вижу, когда в студенческих общежитиях вдруг открывается "Ремонт обуви", "Ремонт одежды". Надо сказать, что у нас в студенческих общежитиях открыто 19 прачечных самообслуживания, где цены, наверное, в 2-3 раза ниже, чем в любой другой мини-прачечной, на Васильевском острове, например, такая работает круглосуточно, где в дневное время пользуется население этими услугами, а в вечернее и ночное время пользуются студенты. Цена достаточно невысокая там, по 15-20 рублей за килограмм белья. То же самое, если сегодня идет частник в общежитие, он и договаривается, если это помещение общежития, что они обслуживают льготно студентов, но за это они имеют право в этом помещении оказывать услуги. Вот сегодня только так.



Татьяна Валович: То есть, наверное, самая большая проблема - это аренда помещений, особенно в центре города, где помещения очень дороги. А вот таким бытовым предприятиям, которые оказывают услуги бытового назначения, предоставляются какие-то льготы по аренде?



Софья Остапенко: Льготами по аренде сегодня пользуются только инвалиды, и больше никто. Надо сказать, что в 1997-98 годах, когда действовал закон о льготах по арендной плате, после приватизации, нам удалось подтянуть эту сферу, тогда пользовались все, и эти льготы позволили развить эту сферу. Сегодня у нас она развивается. Я не могу сказать, что сегодня они у нас закрываются. Закрываются одни, а на смену их приходят другие.



Татьяна Валович: В советскую бытность очень был популярен комбинат бытовых услуг "Невские зори", оттуда можно было вызвать на дом, особенно людям, которые не могут, скажем, выйти на улицу, с ограниченными возможностями. Вот эта сферу услуг попадает в поле вашего зрения?



Софья Остапенко: Абсолютно верно, потому что у нас есть услуги и по уборке квартир, и по мытью стекол, и прачечная может приехать. Вопрос - доступность цен опять же. В свое время, когда у нас фабрика-прачечная "Невская" закрыла все приемные пункты в центральных районах, там была проблема, потому что очень много пошло звонков, очень много было претензий, потому что людям было удобно, но содержать эти приемные пункты для фабрики-прачечной, которая вообще по несколько тонн обрабатывает белья в день, и то оказалось нерентабельным. Бизнес есть бизнес, никто не будет работать себе в убыток.



Татьяна Валович: Но бизнес должен быть, как у нас сейчас любит повторять госпожа Матвиенко, с социальным лицом, с социальным аспектом. В этом плане с Комитетом по социальному обеспечению и труду как-то можно было наладить взаимоотношения?



Софья Остапенко: Взаимоотношения, естественно, можно было бы наладить. Не могу сказать, что у нас уже есть конкуренция на нашем рынке услуг, достаточной ее еще нет. Но уже наши предприятия сами начинают какие-то льготы предоставлять, допустим, если кто-то с 8 до 12 приходит в парикмахерскую, значит, для них услуга - 50 рублей за стрижку, за укладку, то есть пенсионеры могут воспользоваться. То же самое и мастерские наши по ремонту холодильников, по ремонту бытовой техники и так далее - для пенсионеров они дают льготы, таким образом привлекая к себе наибольшее количество клиентов. Вот как тут считать? То есть каждый старается сейчас каждый сделать свою акцию, для того чтобы клиент пришел и не ушел от него.



Татьяна Валович: Так как все предприятия бытового обслуживания находятся в частных руках, имеете ли вы право их инспектировать?



Софья Остапенко: Мы же в правовом государстве сегодня работаем, и сегодня право проверки предоставлено органам государственного контроля и надзора. Сегодня комитет наш только координирует работу. Ну, естественно, когда появляются жалобы на работу той или иной организации, вот конкретная жалоба на работу - мы тогда выезжаем и принимаем меры: мы обращаемся к органам контроля и надзора, и это они имеют право, это их хлеб, они проводят проверку и принимают меры. Я сегодня работают по принципу, чтобы и одна сторона осталась довольна, и другая сторона осталась довольна, чтобы найти какой-то взаимоприемлемый выход. Я не могу скрывать, что сегодня есть жалобы на работу службы быта. Без них, наверное, еще долго придется работать, чтобы не было. Вопрос в том, чтобы проблемы решались.



Татьяна Валович: Значит, должна быть хорошая координация с теми же районными службами, с представителями районной администрации. Как они реагируют? Зачастую звонят слушатели и говорят, что писали туда-то и туда-то, но пока не дойдешь до какого-то городского вышестоящего начальника – ничего не делается.



Софья Остапенко: Наверное, в этом есть доля правды, но и есть и другие. У нас психология людей такова: чем выше позвонишь – тем быстрее решится вопрос. В таких случаях мы всегда, естественно, работаем с администрациями районов, потому что у них тоже созданы отделы торговли и услуг. Правда, не во всех районах есть специалисты, которые этим занимаются. Тем не менее, с районами. А как же без районов? Обязательно с ними нужно работать.



Татьяна Валович: Вот Петроградский район – очень проблемный, потому что там дорогая аренда и элитное жилье, и все бытовые услуги и магазинчики вытеснены или в подвалы, или еще куда-то. Как заставить администрацию пересматривать какие-то вопросы? Есть у вас такой механизм, рычаг?



Софья Остапенко: Какие конкретно вопросы пересматривать? Вопрос аренды помещения – это даже не администрация, это Комитет по управлению городским имуществом. И он сегодня разрабатывает методики и устанавливает нормы арендной платы, будем так говорить. Район на сегодняшний день может где-то помочь в плане ходатайства, не более того. Сегодня и у районов-то рычагов особых нет. Другой вопрос, что сегодня, как я уже сказала, в комиссиях по распоряжению объектами недвижимости обязательно находится один из членов этой комиссии или возглавляет эту комиссию обязательно районная администрация. И вот они тогда уже принимают решение, что им лучше в этом месте открыть – магазин или, может быть, здесь не хватает «Ремонта обуви», нужно открыть «Ремонт обуви».



Татьяна Валович: А какие-то проводятся при этом социологические обследования?



Софья Остапенко: Ежеквартально проводится мониторинг обеспеченности услугами банными, бытовыми услугами. И этот мониторинг отслеживается ежеквартально, это становится как бы достоянием наших членов правительства. Потому что справки о развитии, они ежеквартально представляются членам правительства петербургского.



Татьяна Валович: А участие муниципальных органов, которые, в принципе, должны быть на этом уровне, есть подвижки, чтобы им права какие-то были предоставлены.



Софья Остапенко: В законе о муниципальных образованиях прописано только, что касается сферы бытовых услуг: создавать условия для развития сферы бытовых услуг. Вот что понимать под этим – создавать условия? Я и с муниципалами работаю, потому что проще, наверное, оттуда, снизу начинать. Мы даже иногда ведь не знаем, у нас на рынок могут выходить (и такие примеры есть) вообще однодневки так называемые: они вышли, они деньги заработали и они ушли. У них нет ни разрешения государственных органов на это. Когда было лицензирование, тогда было положение проще. Когда была обязательная сертификация услуг, тогда тоже было проще. А сейчас – все.



Татьяна Валович: Спасибо, Софья Константиновна.


XS
SM
MD
LG