Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Напутствия Тони Блэра: внутри лейбористской партии; Суд над пособниками Ратко Младича в Белграде. Вердикт вынесет Евросоюз; Природный заповедник «Остров Врангеля» - судьба природы и судьба коренных жителей; Охранная археология: положительное, что оставила советская власть




Напутствия Тони Блэра: внутри лейбористской партии



Ирина Лагунина: В британском городе Манчестер завершился съезд Лейбористской партии. И, может быть, я бы не открывала с этой темы программу, если бы одно обстоятельство. На этом съезде выступил премьер-министр Тони Блэр – последний раз в качестве лидера лейбористов. Человек, который вывел парию из 16-летней оппозиции и сделал ее правящей, решил уйти в отставку. А до этого партия более месяца раскачивалась от внутренних разногласий. Настолько, что по завершении съезда даже левая газета «Гардиан» написала: «Оба – Тони Блэр и партия – провели хорошую неделю, особенно если сравнивать с неделей, которую они могли бы провести». Мы еще не раз до отставки Тони Блэра обратимся в этой программе к политическому и внешнеполитическому наследию этого человека. Но сейчас – о политике лейбористов нынешней и будущей, выработанной на съезде. За конференцией в Манчестере следила наш корреспондент Елена Воронцова.



Елена Воронцова: В выступлении на партийной конференции министр финансов Гордон Браун, в котором большинство аналитиков видят преемника Тони Блэра, показал себя очень дипломатичным политиком. Он поправил ущерб, нанесенной партии недавними внутренними распрями, но тактично не сделал свою речь слишком блестящей. Браун подтвердил социальную программу нынешнего правительства словами о том, что «мы должны быть на стороне общества в целом, а не какой-то отдельной его группы». Он не скупился на восхваление Тони Блэра – в связи с этим в зале произошел инцидент, попавший на следующее утро на первые полосы большинства газет. Когда Гордон Браун говорил с трибуны о том, какой честью было для него работать с действующим премьером, сидевшая в зале супруга уходящего премьера Шерри Блэр якобы произнесла слово «ложь». Об этом стало известно от корреспондента американского агентства «Блумберг», сидевшей в зале рядом с ней. И, несмотря на то, что сама Шерри Блэр выступила с опровержением и с Даунинг-стрит поступила просьба отозвать эту информацию, история передавалась из уст в уста еще несколько дней. Премьер-министр Великобритании Тони Блэр, однако, сумел найти элегантный выход из положения



Тони Блэр: По крайней мере, я могу не беспокоиться, что она уйдет от меня к соседу.



Елена Воронцова: Возможный преемник Тони Блэра и нынешний министр финансов страны традиционно живет в соседней с премьером служебной квартире - №11 на Даунинг-стрит.


В своем последнем выступлении перед партией в качестве лидера Лейбористов, Тони Блэр признался, что ему нелегко покидать свой пост. И через несколько секунд заявил, что успехи партии и три подряд победы на выборах не были бы возможны без Гордона Брауна.


По некоторым предположениям, Блэр намерен последовать рекомендациям и использовать свои последние публичные выступления в качестве лидера правящей партии для того, чтобы обеспечить победу Лейбористов на следующих выборах. Блэр обозначил курс партии в социальной сфере, упомянул о реформах в медицинском и образовательном секторах и призвал к дальнейшим усилиям в области охраны окружающей среды:



Тони Блэр: На прошлом съезде мы определили две главные сферы внимания: это изменение климата и проблема бедностив странах Африки. По обоим направлениям мы проделали большую работу, но предстоит сделать еще много.



Елена Воронцова: Не так давно несколько аналитиков в Англии и в Соединенных Штатах выступили с заявлением о том, что внешняя политика Великобритании привела к росту экстремистских настроений в среде мусульманской молодежи. Письмо аналогичного содержания направили премьер-министру страны и лидеры мусульманской общины. Основные претензии в этом послании заключаются в том, что военнослужащие Великобритании входят в состав сил коалиции в Ираке, что, дескать, делает более радикальным мусульманскую молодежь Соединенного Королевства. Возможно, именно в этой связи Тони Блэр заявил:



Тони Блэр: Терроризм - не наша вина, мы его не создавали. Это не последствия нашей внешней политики, это наступление на наш образ жизни. Было бы большой ошибкой предполагать, что в наличии угрозы терактов есть наша вина. Наши действия в Ираке и Афганистане не имеют к этому отношения. Самые страшные теракты во всей истории 11 сентября произошли до того, как войска союзников вошли в Ирак. Если посмотреть на исторические корни нынешнеготерроризма, основанного на превратном толковании ислама, мы увидим, что они уходят в прошлое на десятилетия. И нужно много времени, чтобы искоренить это явление.


Те, кто убивает невинных людей в Ираке и Афганистане – это террористы, Аль-Каида и Талибан. А если говорить о терактах в Ираке – то, боюсь, это делается при поддержке Ирана. Мы обязаны встать на борьбу с этим. И если мы этого не сделаем, то сила террористических организаций возрастет. Сейчас в обеих этих странах британские солдаты, при поддержке избранного демократическим путем правительства, пытаются восстановить мир и порядок перед лицом террористов, намеревающихся развязать гражданскую войну. Группировки, такие, как Аль-Каида, знают, что если нам удастся установить сильное демократическое правительство в этих странах – это будет смертельным ударом для экстремистов.



Елена Воронцова: Согласно опросам общественного мнения, партия Консерваторов на данный момент пользуется большей популярностью среди населения. Тони Блэр в обращении к своей партии перечислил ряд особенно эффективных действий правительства лейбористов в тех областях, где предыдущий кабинет либо не был согласен с политикой британских левых, либо не мог добиться успеха



Тони Блэр: И вот перед нами Тори, им приходится притворяться, что они в восторге от того, как нам удаются реформы. Независимость Банка Англии – им это было не по зубам в течение 18-ти лет... Повышение минимального размера оплаты труда – они утверждали, что это будет стоить потери рабочих мест миллионам... Теперь консерваторы торопятся высказать, насколько они с нами согласны во всех этих вопросах. Не теряйте этих приобретений, сделайте их нашей силой!



Елена Воронцова: Министр внутренних дел Джон Рид, в котором многие также видят серьезного претендента на пост лидера Лейбористов, в своей речи подчеркнул необходимость сильной позиции руководства в вопросах регуляции иммиграционной политики страны и внутренней безопасности. После критики главы партии консерваторов Дэвида Кэмерона за популизм и нежелание занять позицию по ключевым пунктам внутренней политики, Рид коснулся множества вопросов, лежащих далеко за пределами его юрисдикции – от здравоохранения до внешней политики.



Джон Рид: Мы должны сказать Джорджу Бушу, что он не прав в таких вопросах, как изменение климата, исследования в области стволовых клеток, регистрация однополых браков. Но нужно помнить, что длительные отношения с людьми, разделяющими ваши ценности в общей борьбе, против одного врага, превосходят преходящий характер той или иной личности.


С терроризмом не может быть никаких компромиссов и никаких договоров. Я позволю себе процитировать Кеннеди: "Перед лицом такой угрозы, мы должны быть готовы заплатить любую цену, взять на себя любую ношу и поддержать любого сторонника, чтобы обеспечить защиту свободы." Для нашей страны это означает, что мы будет поддерживать мусульман, которые являются нашими друзьями и согражданами. Нам необходимо создать такие условия, в которых они смогут присоединиться к нам в этой борьбе с экстремизмом. Мы намерены просить достойное, но до сих пор молчащее большинство мусульманских мужчин и женщин - и женщин! - найти смелость и встать лицом к лицу с воинственно настроенными индивидуумами в своей среде. И мы должны найти в себе мужество встать рядом с ними для поддержки в этой борьбе против экстремистов.


Когда я слышу от сторонников экстремистских взглядов высказывания о том, что мы не сможем пойти и начать диалог на те или иные темы с той или иной частью населения нашей страны, мой ответ очень прост - конечно, мы можем и будем это делать. Мы - в Британии. Здесь нет и не будет запретных зон ни для кого из нас. Каждый, независимо от религии и происхождения, может пойти куда захочет и обсуждать то, что сочтет нужным. И нас не сломить угрозами. Вот что значить - быть британцем.



Елена Воронцова: Сказал в своем обращении к лейбористам министр внутренних дел Соединенного Королевства Джон Рид.


Вице-премьер Великобритании Джон Прескотт заявил о своем намерении уйти из кабинета вместе с Тони Блэром. Прескотт также публично извинился перед лейбористами за тот ущерб, который он причинил партии, заведя интригу со своей секретаршей. Что в свое время немедленно попало на страницы британских таблоидов.


До ближайших выборов остается три года. Тони Блэр намерен оставить пост премьер-министра в ближайшие месяцы. Чаще всего поговаривают о мае 2007-го. По сведениям политического обозревателя Би-Би-Си Ника Робинсона, точную дату Блэр назовет не ранее, чем в следующем году.



Суд над пособниками Ратко Младича в Белграде. Вердикт вынесет Евросоюз.



Ирина Лагунина: 1 октября истекает срок, который Европейский союз определил Сербии для окончания сотрудничества с международным Гаагским трибуналом по военным преступлениям – то есть: для выдачи трибуналу главного обвиняемого, генерала боснийских сербов Ратко Младича, скрывающегося от международного правосудия уже более десяти лет. В мае Евросоюз приостановил переговоры с Сербией о сближении и последующем вступлении в ЕС, а теперь ждёт оценки главного прокурора трибунала Карлы дель Понте о том, как выполняется это условие. Если Белград не даст хотя бы весомые доказательства того, что всё возможное, чтобы найти Младича, Брюссель грозится на долгий срок прекратить переговоры с Сербией. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Белград в последние дни усиленно пытается демонстрировать, что предпринимает серьёзные шаги, чтобы найти Ратко Младича. В мае правительство создало так называемый план действий всех соответствующих служб - в котором, насколько известно, разработаны детали координации и ответственности государственных органов по поискам Младича. Четыре месяца прошло в тишине, лишь порой кто-то из властей утверждал, что всё развивается в нужном направлении и результаты будут. Но результатов, даже за пару дней до истечения срока, всё ещё не видно. Если не считать результатом то, что с начала года арестовано одиннадцать пособников Ратко Младича, которые на определённых этапах в течение этих лет помогали ему скрываться. Группа эта пёстрая и по возрасту, и по образованию, и по профессиям. Есть среди них и пожилые мужчины, и молодые женщины. Большинство из них обвиняются в том, что снимали для генерала квартиры в Белграде, или принимали его на ночлег, или предоставляли автомашины для передвижения по городу. Белградский военно-политический комментатор Любодраг Стоядинович, автор книги о Ратко Младиче, считает, что судебный процесс против помощников генерала не поможет найти его.



Любодраг Стоядинович: Этот судебный процесс не будет иметь большого значения ни для судьбы Ратко Младича, ни


для выполнения Плана действия по его аресту, и самым тем не повлияет на наши шансы возобновить переговоры с Евросоюзом. До тех пор, пока не будет пойман беглец, его пособники в тюрьме не имеют большого значения, кроме попытки продемонстрировать, что Сербия как будто серьёзно действует с целью продолжить переговоры с Европой, несмотря на то, что ключевое задание и главное условие не выполнено.



Айя Куге: Обвиняемые помогали Младичу каждый в своё время – за период от 2002 до 2005 годов, после того как войска Сербии под давлением международного сообщества были вынуждены отказаться от его защиты и сокрытия на военных объектах. Любопытно, что за неделю до начала судебного процесса один из обвиняемых, бывший офицер при Младиче в Боснии Марко Лугоня с большим шумом был задержан в Белградском аэропорту при попытке улететь в Москву. Он не был под арестом, ожидал суда на свободе, и в Белграде преобладает мнение, что спецслужбы специально отпустили Лугонью и наблюдали за ним до последнего момента - до входа в самолёт, чтобы шум получился погромче. Любодраг Стоядинович полагает, что судебный процесс частично ведётся с целью запугать потенциальных помощников Ратко Младича.



Любодраг Стоядинович: Ведь из нынешнего процесса мы ничего не можем узнать. А то, что было в прошлом, это уже неважно, это не играет никакой роли в поисках Ратко Младича. Важно то, что планируется, или что происходит в данный момент, а этого, очевидно, власти не знают. Я предполагаю, что этот судебный процесс, прежде всего, является предупреждением тем людям, которые бы и дальше могли скрывать Ратко Младича. Власти, может быть, рассчитывают на то, что с помощью такой формы «запугивания» смогут реализовать этот совершенно туманный план действий, в котором нет ничего конкретного и который до сих пор не дал никаких результатов. Или если даже не надеются его реализовать полностью, то, по крайней мере, дополнить его хотя бы одним новым элементом. В определённом смысле этот судебный процесс является запугиванием будущих пособников генерала. Но я не верю, что этот путь приведет к Ратко Младичу, как не верю и в скорую развязку.



Айя Куге: В Белграде многие считают, что настоящие помощники в сокрытии Ратко Младича не в судебном зале, там только мелкие сошки. А процесс провозглашён закрытым, чтобы общественность не услышала от них, кто из властей на высоких постах помогал генералу Младичу.



Любодраг Стоядинович: Я думаю, что этот тезис в главных чертах точный. Мы, к сожалению, не увидели начало судебного процесса, так как этот спектакль начался за закрытыми дверями. Но очевидно, что обвиняемые - это люди, имеющие информацию, которая давно устарела – если учитывать способы сокрытия Ратко Младича. Важно знать, кто его помощники в данный момент и где он находится. Этот те оперативные данные, которые являются самыми важными. А так складывается впечатление, что вокруг суда над пособниками специально напускается туман с целью доказать, что что-то серьёзно предпринимается. К тому же настоящие помощники, наверное, занимают намного более высокие позиции, и они предоставляют генералу настоящую информацию, чтобы он мог и дальше успешно скрываться. Поэтому общественность смущает то, что ничего не известно о том, откуда Младичу поступает информация, но ясно, что поток информации, который идет к нему из верхушки власти или служб безопасности, не иссяк.



Айя Куге: Есть и другое толкование: судебный процесс - это сигнал миру и общественности, что государство действует серьёзно, и сигнал Младичу, что больше власти шутить не будут, а, может быть, это и призыв к генералу одуматься и сдаться добровольно. Военно-политический комментатор Любодраг Стоядинович.



Любодраг Стоядинович: Да, это сигнал. Но очевидно, что с сигналами уже пора закончить, и мир от нас ожидает конкретных действий. Запугиванием пособников вряд ли можно добиться чего-то конкретного. Время, которое нам было дано, давно истекло. А мы снова ожидаем, что песочные часы будут перевернуты, и Ратко Младич сам поедет в Гаагу. Но это, очевидно, невозможно. Тем более таким способом – судом над пособниками из его прошлого. Это лишь своеобразный способ сдать прошлое в архив.



Айя Куге: Кто это Ратко Младич? Почему большая часть сербов на стороне генерала, который, очевидно, никогда не понял разницу между военной храбростью и грубым насилием? Спросила я у военно-политического аналитика белградского еженедельника «Время» Милоша Васича.



Милош Васич: Из Ратко Младича создали миф, некоего рода символ, но никто не задал себя вопрос: кто он на самом деле? Ратко Младич – простой офицер с небольшими способностями и талантом. Если бы был способным, он не проиграл бы войны, которые вел и в Хорватии, и в Боснии, - всё до заключения Дейтонских мирных соглашений. Напомню элементарные и всем известные факты. Самую страшную стратегическую и тактическую ошибку Ратко Младича совершил летом 95 года, когда сконцентрировал десятки тысячи своих солдат в восточной Боснии вокруг мусульманских анклавов Сребреница и Жепа, вместо того, чтобы защищать западную Боснию. А тогда даже нам в Белграде было ясно, что Войска Хорватии и боснийская мусульманская армия готовят наступление на западе. Из-за этого сербы целиком потеряли область Краина в Хорватии. И если бы не вмешались американцы и не запретили мусульманам и хорватам продолжать наступление на крупнейший сербский город Баня Лука в Боснии, и он тоже бы пал. Учитывая хотя бы это, Младич - посредственный полководец.



Айя Куге: На минувшей неделе в Сербии разразился новый скандал, связанный с Ратко Младичем. Одна из белградских газет в подарок читателям опубликовала большой цветной плакат, на котором видно, как во время военного парада выпускников военных училищ молодой сержант отдаёт честь портрету Ратко Младича. С огромным портретом генерала Младича на тротуаре в центре Белграда стоит пожилой человек. После этой публикации следственные органы начали расследование, а сержант военной полиции уже отправлен в отставку. Милош Васич считает, что искусственный и натянутый шум вокруг случая с портретом Младича, как и судебный процесс за зарытыми дверями над помощниками генерала, должен послужить доказательством, что власти Сербии проявляют бдительность.



Милош Васич: Этот арест пособников – дешёвый способ оправдаться. Ведь эти следы холодные уже более года. Теперь они занимаются пособниками, но всё это лицемерно, это не искренне. Но зато будет лишний повод для сербской националистически настроенной общественности, чтобы она могла покричать, поплакать и «посокрушаться» - «вот, дескать, преследуют бедных людей»!


К тому никаких настоящих оснований призывать к уголовной ответственности этих людей нет.


Также нет серьёзных оснований выгонять из военной полиции этого несчастного парня лишь потому, что он отдал честь портрету Младича. Он приветствовал портрет Младича потому, что так научен. И по-другому не умеет. Нужно было призвать к ответственности его руководство, тех офицеров, кто и дальше в своего рода подпольной субкультуре вооружённых сил поддерживает культ Ратко Младича. Ведь само правительство формирует нынешнюю систему ценностей, и ее в данный момент олицетворяет премьер Воислав Коштуница. А и президент Борис Тадич никак не проясняет свою позицию. Но если они не в состоянии высказать ясное отрицательное отношение к Младичу, то чего ожидать от сержанта военной полиции? В таких условиях не приходится ожидать, что полицейский или сотрудник службы безопасности будет рисковать жизнью, чтобы арестовать Ратко Младича.



Айя Куге: Можно ли из ваших слов сделать вывод, что вы не верите в то, что Ратко Младич будет арестован?



Милош Васич: Это серьёзный вопрос: насколько они его вообще ищут? В общественном мнении Сербии создана такая политическая и социальная атмосфера, что с помощью средств информации из Младича удалось сделать героя. Героя из одного посредственного военного! Преобладающая система ценностей в Сербии совершенно не благоприятствует аресту Ратко Младича. Почему? Потому, что он за это время провозглашён великим рыцарем, национальным героем, символом - толи сербского сопротивления, толи сербского государства... Это старая система ценностей, которую в данный момент активно поддерживают власти Сербии. Учитывая это, вряд ли можно что-то ожидать от сотрудников служб безопасности, гражданской и военной полиции, где люди также функционируют в этой системе ценностей. Они в глубине души не совсем уверены, является ли Младич героем, или он преступник, и его нужно арестовать. Вероятно, те из них, кто участвует в его поимке, думают, что он, наверное, наш герой, а мы его должны арестовать потому, что от нас этого требует международное сообщество. Но это очень слабая мотивация. Проблема Сербии состоит в том, что ей до сих пор не удалось понять, кем же на самом деле является для неё Ратко Младич и сколько вреда он ей нанес. И до тех пор, пока люди в Сербии это не поймут, шансы, что он будет арестован, очень малы.



Айя Куге: Военно-политический аналитик белградского еженедельника «Время» Милоше Васич.


В понедельник в Белград прибывает главный прокурор международного Гаагского трибунала Карла дель Понте. На основании её отчёта о том, сделали ли сербские власти всё, что в их силах, чтобы генерал Ратко Младич был пойман, Европейский союз примет решение, когда будут возобновлены переговоры с Сербией о сближении этой страны с остальной Европой.



Природный заповедник «Остров Врангеля» - судьба природы и судьба коренных жителей.



Ирина Лагунина: Первый российский арктический заповедник был создан на острове Врангеля в 1976 году. Прошло 30 лет и в государственном природном заповеднике «Остров Врангеля» разразился скандал, который стал достоянием центральной прессы. Сотрудники обвиняют директора в финансовой нечистоплотности и ущемлении прав малочисленных и коренных народов Севера. Директор считает, что в основе конфликта лежит недовольство части сотрудников заповедника усилением трудовой дисциплины.


Сегодня мы поговорим о судьбе одного из бывших сотрудников заповедника «Остров Врангеля» чукчи Дмитрия ТымкУвги. Рассказывает Марина Катыс.



Марина Катыс: Конфликт между частью сотрудников заповедника «Остров Врангеля» и директором этого заповедника документально оформился год назад - осенью 2005 года, когда в Генеральную прокуратуру РФ поступила заявление от трех сотрудников заповедника о злоупотреблениях, допускаемых руководством этого заповедника.


Как обвиняющие, так и обвиняемый много лет проработали бок о бок в заповеднике, причем – в самые тяжелые годы, когда бюджетное финансирование охраняемых природных территорий сокращалось, а сам заповедник находился на грани развала. Тогда директору и сотрудникам удалось совместными усилиями сохранить заповедник. В 2004 году заповедник «Остров Врангеля» был включен в Список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Но затем произошло нечто необъяснимое - бывшие соратники стали врагами. Именно с этим моментом совпало начало грустной истории Дмитрия ТымкУвги.


Чукча по национальности, Дмитрий ТымкУвги родился на острове Врангеля. Когда ему исполнилось 20 лет – на острове был создан заповедник, в котором он и проработал почти тридцать лет. Но в 2004 году Дмитрий выехал на материк в Певек, чтобы получить новый паспорт. С этого момента и начались у него неприятности.


Впрочем, изменения в судьбе Дмитрия ТумкУвги сотрудники заповедника и директор объясняют по-разному.


О последствиях конфликта сотрудников заповедника и администрации рассказывает Никита Овсянников, много лет проработавший в заповеднике «Остров Врангеля» заместителем директора по управлению, экологическому образованию и экотуризму.



Никита Овсянников: У нас там положение на самом деле хуже оказалось, потому что на этой почве возникла еще гуманитарная проблема, причем с наименее социально защищенными людьми. И об этом была публикация в «Новой газете» 14 августа, и эта проблема остается нерешенная. Суть ее, если коротко говорить, что с самого начала учреждения заповедника социальной политикой заповедника «Остров Врангеля», потому что до заповедника там было отделение национального оленеводческого совхоза, в котором работали представители малочисленных народов коренных этносов Чукотки. Когда заповедник создавался, совхоз был упразднен и те люди, которые не хотели работать в заповеднике из коренных, они могли переехать на материк, уйти в другие деревни и заниматься промыслом морзверя или оленеводством, кто что хотел. А те, которые хотели остаться на острове, заповедник помогал им, предоставлял им рабочие места и, собственно говоря, все навыки тундровиков, которые у них были, они могли там использовать, не могли только охотиться, хотя и эта привилегия была за ними оставлена. То есть первые годы, во-первых, специально в целях традиционного природопользования разрешалось в охранных зонах добывать морского зверя, моржа и нерпу, специально заповедник причем получал для этого квоту. И за охотниками местными было даже сохранено в первые годы право заниматься промыслом песца, что в принципе противоречило задачам заповедника, но, тем не менее, на такую уступку пошли. Потом от этого отказались, сделав это мягко и социально терпимо, то есть согласованно, когда с охотниками поговорили, спросили, действительно им это надо или нет, они сказали, что не надо, тогда промысел песца был закрыт, а промысел морзверя для традиционного природопользования сохранялся многие годы. Такое внимание к нуждам коренного населения, работа с ним, помощь ему, предоставление рабочих мест, предоставление возможности расти профессионально - это было постоянной социальной политикой заповедника.


Сейчас нынешние руководители привели к тому, что в заповеднике не осталось никого из представителей коренных национальностей Чукотки, причем последнего человека уволили, оскорбив его, и уволили так, что он не только потерял возможность вернуться на остров, где его дом, он потерял вообще жилье, и он фактически оказался в положении бомжа, сейчас спивается, живет на самом социальном дне. Фактически можно сказать, что человека убили, выкинув его на обочину.



Марина Катыс: А в чем была причина конфликта, почему с ним так обошлись?



Никита Овсянников: Причина конфликта была сначала почти бытовая. То есть он пришел в контору, находясь в Певеке еще в качестве сотрудника заповедника, и главный бухгалтер заповедника, которой нужна была (даже об этом смешно рассказывать), которой нужна была дрель для каких-то домашних дел, казенная дрель, не нашла ее, решила, что Дима ее украл. И так просто набросилась на него с оскорблениями. Но вы понимаете, что для такого человека оскорбления, причем человек, который родился и вырос на острове, в изоляции, он не очень приспособлен к такой интенсивной социальной жизни городов. Мы его просто знаем очень давно, он сигарету никогда не взял бы без спроса, а тем более, когда такое оскорбление исходит от начальника. Он пытался возражать, его не слушали, он ушел. Ушел и пытался через мыс Шмидт, не через Певек сам вернуться на остров, где его дом и где была его работа.


Но дальше начались вообще удивительные вещи. Вернуться ему не дали, причем директор заповедника запретил пилотам сажать его на борт. Пилот, который хотел его подвезти и которому запрещено это делать, поскольку это спецрейс, это не рейсовый борт, говорил мне, что готов и в суде и следователю подтвердить, потому что он тоже был возмущен этим. Диспетчер на мысе Шмидт, который пытался Диме помочь отправить его на остров, тоже это подтверждал. В результате потом его отвезли на остров, директор заповедника распорядился вернуть с острова.



Марина Катыс: Как можно запретить лететь на остров, потом депортировать его с острова? Как это возможно?



Никита Овсянников: Очень просто – это режимное учреждение, там нет рейсовых самолетов или вертолетов. То есть посадка на борт заказчика производится с разрешения заказчика. Если заказчик говорит не сажать или начальник охраны, начальник зимовки говорит сотруднику, прилетевшему без разрешения директора или вопреки разрешению директора, говорит - садись и вылетай назад, а как он может не подчиниться? За счет чего он там жить будет, кто его ресурсами обеспечит? Он полностью зависит от этих людей.



Марина Катыс: Но в данном случае, когда мы говорим о Диме, он коренной житель острова Врангель, у него там дом, он там родился. Куда его можно депортировать?



Никита Овсянников: Назад на материк в город Певек.



Марина Катыс: У него на материке ничего нет.



Никита Овсянников: Предполагается, что он должен оформить прописку, получить жилье. То есть исходно его вывезли на материк по причине того, что он должен переоформить прописку с острова Врангель на Певек. В результате с ним обошлись так, что он оказался без жилья, без прописки, в положении бомжа, лишенного средств к существованию.



Марина Катыс: А власти Певека готовы были принять этого человека, дать ему жилье, дать ему прописку? Они несут какие-то обязательства перед администрацией заповедника на острове Врангель?



Никита Овсянников: Они несут обязательства скорее не перед администрацией, а скорее перед коренным населением, они всегда это делали, они помогали. Ассоциация малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока, узнав об этом случае, взялась помогать Диме и готова была составить исковое заявление. Но он просто ушел в подполье и не стал подписывать – это не борец. Это человек, который психологически к этому не готов, поэтому его легко растоптать. В данный момент его просто выкинули из жизни.



Марина Катыс: История Димы ТымкУвги заставила меня обратиться к директору заповедника «Остров Врангеля» Леониду Бове. И вот что они рассказал



Леонид Бове: Сразу коснемся воровства. Ни Никита Овсянников, ни я в то время, когда произошел инцидент с дрелью, не присутствовали в Певеке, я находился на острове, Никита Овсянников находился в Москве. Что мне известно по этому инциденту: дрель Дмитрий действительно брал, потом вернул в заповедник, потом дрель уехала на остров и когда стали проводить инвентаризацию, последний, кто брал дрель, был Дмитрий ТымкУвги. Когда спросили, где дрель, он сказал, что вернул. Ни один сотрудник, кроме Никиты, не рассказывал мне про этот инцидент, и увольнение ТымкУвги с этим инцидентом ни в коем случае не связано.



Марина Катыс: Но в данный момент Дмитрий ТымкУвги находится на материке, а из публикации в «Новой газете» следует, что он хотел бы вернуться на остров Врангель и продолжать работать в заповеднике.



Леонид Бове: Я с ним встречался два месяца назад неоднократно, он заходил в гости и от него я не слышал ни единой просьбы о том, что он желает вернуться на остров. Единственный вопрос, который мы с ним обсуждали – это вопрос о том, как ему получить жилье в Певеке, чем мы занимались очень давно, и если бы он не уехал на мыс Шмидта, то жилье в Певеке он бы получил.



Марина Катыс: Сейчас делом Дмитрия занимается Ассоциация коренных и малочисленных народов Севера. Как вы полагаете, это поможет ему получить квартиру в Певеке?



Леонид Бове: Я думаю, что он квартиру в Певеке получит и без вмешательства ассоциации, потому что все сотрудники заповедника, которые были прописаны в Ушаковке и выехали в Певек по тем или иным причинам, получили жилье в Певеке. Администрация в этом отношении всегда идет навстречу.



Марина Катыс: В человеческих конфликтах, особенно мне со стороны, всегда разбираться достаточно сложно.



Леонид Бове: В данный момент он находится в Певеке, работает дизелистом, и никаких пожеланий вернуться на остров у него не было.



Марина Катыс: После того, как он четыре года провел безвыездно на острове Врангеля и отправился в Певек для того, чтобы поменять паспорт или получить паспорт, который он утратил он получил зарплату за эти четыре года.



Леонид Бове: К сожалению, пьянство на Чукотке – это большая проблема, и не только среди коренного населения. Но среди коренного населения особенно. И вот за два месяца, пока он находился в Певеке, он потратил все деньги, которые получил за четыре года и уехал на Шмидт, и пропадал там еще полгода.



Марина Катыс: То есть история о том, что он рвался в заповедник, а вы его не пускали, не соответствует действительности?



Леонид Бове: Однажды, когда борт летел через Шмидт, он хотел залететь без паспорта, без прописки на остров, но я попросил пилотов, чтобы его не сажали, даже не пилотов, а кого-то из аэропорта, кто позвонил. Поскольку смешно: человек без паспорта, без прописки, живет в селе, которое на карте существует, а официально его нет. Он последний человек, кто имеет прописку в несуществующем селе, несмотря на то, что администрация Шмидтовского района прекрасно себе представляет, что села Ушаковского не существует.



Марина Катыс: Фактически сейчас он получил паспорт, что он проживает в селе Ушаковское на острове Врангеля, но этого села в природе не существует?



Леонид Бове: Конечно.



Марина Катыс: Будем надеяться, что все-таки Дмитрий получит какое-то жилье в Певеке.



Леонид Бове: Это несомненно, если к этому еще подключится ассоциация коренных и малочисленных народов, он получит. Пожелает работать в заповеднике – пусть работает.



Марина Катыс: Вы готовы его принять обратно на остров, но только при наличии у него паспорта и жилья в Певеке?



Леонид Бове: Конечно.



Марина Катыс: Как видите, в изложении директора заповедника история чукчи Дмитрия ТымкУвги звучит несколько иначе. Где правда, сейчас уже установить довольно сложно, но одно – несомненно. В настоящее время единственным документом Дмитрия является паспорт, в котором указано, что с 3 марта 1983 года он зарегистрирован как житель села Ушаковское Шмидтовского района Чукотского автономного округа (без указания номера дома и квартиры).


Правда, уже несколько лет данное село не существует как населенный пункт. Сохранилась только база заповедника. Дело в том, что последняя навигация на остров Врангеля была в 1994 году, а это значит, что именно тогда в последний раз были доставлены на остров продукты и топливо для обеспечения жизни в селе. С 1994 по 1997 год инфраструктура поселка постепенно сворачивалась, и с 1997 года поселка как такового не существует. Всех жителей Ушаковского вывезли на материк.


Сейчас доставка грузов на остров Врангеля осуществляется только вертолетами, а это означает, что вес груза ограничен и стоит эта доставка весьма недешево. Все жители Ушаковского давно получили квартиры и трудоустроились в Певеке. Дмитрий был последним «из могикан».


К сожалению, представители коренных и малочисленных народов довольно часто становятся разменной картой в руках конфликтующих сторон, каждая из которых старается использовать этих людей для усиления собственных позиций в споре. Особенно, когда дело доходит до выяснения отношений через суд.



Ирина Лагунина: Рассказывала Марина Катыс. В данном случае дело до суда еще не дошло, но уголовное дело против директора заповедника уже возбуждено. Так что мы продолжим тему в следующем выпуске журнала «Время и мир» в ближайшую пятницу.



О хранная археология: положительное, что оставила советская власть .



Ирина Лагунина: Что такое охранная археология? Становление этой науки в России связано с первыми годами советской власти, когда наряду с разрушением одних уникальных исторических памятников, было принято законодательное решение об охране других. На протяжении почти столетия любая крупная стройка предварялась обязательными археологическими раскопками. В результате были открыты многие, ставшие на сегодня классическими объекты исторического исследования. Не прекращается эта деятельность и сейчас. Какие успехи и трудности переживает эта область исторической науки, а также о последних открытиях охранной археологии рассказывает доктор исторических наук, сотрудник института археологии РАН, Ася Энговатова. С ней беседуют Александр Марков и Александр Костинский.



Александр Костинский: Как могло возникнуть такое направление охранная археология в России, в Советском Союзе?



Ася Энговатова: До революции охранной археологии не было. Начало охранной археологии восходит к концу 20 – началу 30 годов. И надо отдать должное советскому правительству, оно не только охраняло памятники архитектуры, фрески даже в те периоды гражданской войны, оно заботилось и о своей истории и об археологии.



Александр Костинский: Храмов много разрушили вместе с фресками.



Ася Энговатова: Несомненно. И уже первые крупные стройки, канал Москва-Волга сопровождался очень крупными охранными археологическими работами. Это самое начало 30 годов, 32-33 год, когда Академии наук было поручено сопровождение крупной стройки, которая сопровождалась огромными земляными работами. Ведущая группа российских археологов выехала и обследовала всю территорию строительства и все вокруг него. Были проведены беспрецедентно масштабные археологические исследования курганных групп, городищ раннего железного века.



Александр Костинский: А кому идея принадлежала, что надо охранять, кто был инициатором?



Ася Энговатова: Надо сказать, что идея масштабных археологических исследований в России еще с 19 века. Другое дело, что когда мы разрушаем что-то в большом количестве, нужно предварительно исследовать это и сохранить что-то для потомков в том или ином виде - в письменном, в виде архивов, в виде коллекций. И вот это было очень прогрессивное по тем временам начинание. Надо сказать, что и до сих пор наше российское законодательство по своей идеологии даже по сравнению со многими европейскими законодательствами в этой области прогрессивное. Другое дело, что на современном этапе не всегда это все выполняется, но мысли заложены хорошие. И в 20-30 годы мысли были замечательные. Академии наук давались довольно приличные деньги на то, чтобы она производила эти работы. И многие выдающиеся открытия, они делались благодаря этим исследованиям.


Возвращаясь к строительству канала Москва-Волга, мы бы не знали так много о славянах, населявших эту территорию, если бы не эти раскопки курганов, не знали бы о городе Дмитрове, который первый раз копал Милонов именно под программу этих охранных археологических исследований. То есть исследовалось все в очень широкой зоне, то есть необязательно то, что непосредственно разрушалось. Вот этим они отличны от современного понимания охранной археологии, которая исследует ровно то, что разрушается. То есть они использовали эти деньги, эти возможности для воссоздания всей истории региона. И может быть в этом была правда, поскольку очень мало на тот момент было известно об истории, собственно говоря, центра России, не говоря об окраинах. Они и сейчас не очень большая, и здесь уместно вспомнить в разницу в степени исследованности территории России и хотя бы сравнить с территорией Польши. Если территория Польши исследована с точки зрения археологии на 86%, территория России до сих пор не имеет реестра и нельзя сказать, что мы сколь либо серьезно исследовали нашу родину. Даже территория Подмосковья исследована не полностью.



Александр Марков: То есть это не систематически делается?



Ася Энговатова: У нас, к сожалению, отсутствует такая политика. Она была начата в 60-70 годы. И надо сказать, что Польша просто довела ту же программу, которая была начата в Советском Союзе, просто она ее в 90 годы довела до логического завершения. Если бы у нас все двигалось так же и мы бы тоже имели хотя бы на центральную часть более-менее подробную паспортизированную карту археологическую.



Александр Костинский: Территория побольше польской.



Ася Энговатова: Несомненно. И мало этого, видимо, государства с большим интересом и большим вниманием к национальной истории, они всегда относятся к археологии с большим пиететом. Возьмем хотя бы Японию, в которой тоже необычайно высокий интерес к археологии. Во многом это вещь взаимосвязанные.



Александр Костинский: Охранная археология началась в начале 30 годов.



Ася Энговатова: И дальше все крупные стройки пятилеток, они сопровождались обязательно выездом специалистов и все в пожарном порядке раскапывалось. И благодаря этому мы узнали много интересного, причем не только про территорию центральной России, но и про Север, где многие памятники были открыты благодаря исследованиям непопулярного поворота северных рек на юг. Благодаря этому территории большие были исследованы. Не было строительства Ржевского водохранилища, но это Ржевское водохранилище было исследовано, были открыты уникальные памятники от палеолита, которые до этого никто не искал.



Александр Марков: Участки довольно большие затапливались. Наверное, там невозможно. Как это делается – наугад роют в разных местах?



Ася Энговатова: Есть прогнозная оценка и вероятность нахождения того или иного памятника. Конечно, все люди жили возле воды кроме позднего средневековья и палеолита, когда ландшафт был совершенно другим.



Александр Марков: То есть они тогда тоже жили около воды, но вода была в других местах.



Александр Костинский: Но около воды люди жили, потому что дорог не было? Передвигаться можно было только по воде и особое внимание именно к рекам.



Ася Энговатова: И территории вокруг них.



Александр Костинский: Скажите, славяне, которых вы исследовали, с какого времени они жили на территории России?



Ася Энговатова: На территории России или на территории центра?



Александр Костинский: Центральной.



Ася Энговатова: Несомненно, 9-10 век – это приход славян на эту территорию.



Александр Костинский: То есть 9-10 век этого тысячелетия? Славяне на север двигались с юга.



Ася Энговатова: До этого здесь славянами и не пахло.



Александр Костинский: А кто здесь жил?



Ася Энговатова: Финно-угорские племена, балтийские племена. И приход славян достаточно интересная тема и до сих пор, к сожалению, не настолько хорошо изучена. Поскольку историкам, как людям, которые стремятся к максимальной точности, не хватает опорных памятников. И такие крупные, масштабные исследования дают двоякую ценность – это и спасение информации, и если попадаются какие-то комплексы, которые могут и для науки послужить хорошей базой, то это, конечно, замечательно.



Александр Костинский: Давайте расскажем о последних современных интересных находках, которые сейчас прямо идут.



Ася Энговатова: Одно из таких интересных исследований чисто охранного характера - это крупные работы в Дмитровском кремле, они ведутся уже на протяжении пяти лет. Как раз мы вернулись к тем раскопкам, которые проводились Милоновым в начале 30 годов, когда строился канал. И вот с тех пор руки у исследователей до этого города не доходили. Уникальный город, основанный сразу же после Москвы, очень значимый для истории России. Но в связи с крупной реконструкцией кремля проводились масштабнейшие археологические работы и в общем удалось обнаружить уникальные могильники, расположенные в кремле при церквях, выяснить, что Дмитров не подвергался масштабным нашествиям татаро-монгол, как, предположим, Ярославль. Все церкви, которые существовали, а там было два храма, они продолжали существовать и во время татаро-монгольского нашествия и после него. То есть, видимо, город сдался и никаких масштабных зверств не произошло. Как там население с 12 века жило, так оно фактически до времени Ивана Грозного, так оно стабильно продолжало существовать. Только Иван Грозный своими крупными вливаниями части населения Вятки на территорию Дмитрова изменил вот этот антропологический состав дмитровского населения. Фактически мы можем реконструировать семьи на территории кремля. Это славяне православные, православный обряд.



Александр Марков: Отличить дмитровца от жителя Кировской области?



Ася Энговатова: Несомненно, по антропологии прекрасно видно и видна этническая история Дмитрова. Очень важные материалы получены по реконструкциям внешнего облика людей и даже некоторые женщины, особенно раннего периода домонгольского, которые захоронены вместе с погребальной одеждой, по ним можно реконструировать головной убор и украшения, причем с золотными воротниками, с шапочками меховыми с золотыми нашивками.



Александр Костинский: То есть богатый был город?



Ася Энговатова: Да, богатый город. И такие же работы сейчас ведутся еще на одном участке Подмосковья – это Мякинино. Это территория между Строгино и Митино, берег Москва-реки, там 10 тысяч квадратных метров. В течение восьми лет проводится исследование. И конечно, такими площадями полностью селища не исследовались до этого никогда. Это первый куст памятников, в котором полностью исследованы селища и будет исследован могильник. Славяне по-особому относились к смерти, и не все вещи, которые мы находим в могильнике, они находятся на поселении. То есть женщин хоронили во всех украшениях, даже в свадебном уборе. Нам удалось в мякининском могильнике просто из комка грязи, в течение полтора лет его размачивали, реставрировали и выяснилось, что это полностью сжатый платок шерстной цвета индиго с мережкой и внутри него было положено несколько амулетов, один в виде коника, другой в виде уточки, которые на кожаных ремешочках были привязаны к шерстяному ремешку.



Александр Марков: В каком веке?



Ася Энговатова: Самый конец, видимо, 11-12 век домонгольское селище. И после этого оно продолжало существовать до 15 века. После чего вошло в территорию охотничьих владений Ивана Грозного. Люди, видимо, были с этого места переселены куда-то, их попросили с красивого места уйти, и люди больше на эти местах не жили. Но судя по концентрации именно здесь около Митино, Мякинино, Тушино памятников археологии - это был тоже не менее значимый, чем Боровицкий холм, какой-то участок догородской застройки. То, что это селище расположено рядом с крупной водной артерией, которая являлась дорогой, дорогой на Новгород через Волоколамск, Москва-река, очень крупное зажиточное селище, видимо, неординарные люди жили.



Александр Костинский: А чем они неординарные, чем они занимались?



Ася Энговатова: Властью. Когда мы раскапываем обычные селища, в них нет предметов роскоши, в них нет импортных вещей или крайне мало их.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG