Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый телесезон, знакомые лица и… Алина Кабаева


Бывший Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко

Бывший Генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко

Журналисты Игорь Яковенко, Аркадий Бабченко, Елена Рыковцева, Пётр Фёдоров и политик Михаил Маркелов

Владимир Кара-Мурза: Не успел начаться новый телевизионный сезон, как возникло сразу несколько конфликтных – разной степени остроты – ситуаций.

Во-первых, депутат Михаил Маркелов в первый день работы Государственной Думы потребовал как-то покарать, если не прекратить вещание, канала "EuroNews".

Во-вторых, сразу несколько журналистов и общественных деятелей были оскорблены премьерами телевизионных программ на канале "НТВ" – это "Анатомия дня" и "Список Норкина".

И наконец, неожиданный карьерный скачок бывшего депутата Алины Кабаевой, которая накануне стала главой "Национальной Медиа Группы". Что тоже навело некоторых наблюдателей на мысль о возобновившейся "зачистке" информационного пространства.

Сегодня эти новинки телесезона мы обсуждаем с нашими гостями – журналистами Игорем Яковенко, в прошлом генеральным секретарем Союза журналистов Российской Федерации, и Петром Федоровым, вице-президентом наблюдательного совета канала "EuroNews".

Игорь, как вы оцениваете агрессивное начало телесезона-2014?

Игорь Яковенко: Сезон начался с того, что была высказана одна гипотеза. Ведь основная агрессия, конечно, связана с Украиной. Все "информационные войска" выстроились в первый, второй, третий, четвертый информационные фронты. И была высказана гипотеза, что раз перемирие, значит вроде как "информационная война" прекращается. Даже с помощью "Медиалогии" высчитали, что слово "хунта" исчезло с новостных каналов.

Но на самом деле все наоборот. "Информационные войны" разгораются, и тому свидетельство – то, что вы перечислили, анонсируя наш разговор. То, что появилось на НТВ, – а НТВ, безусловно, захватил сейчас лидерство в плане агрессии, в плане разжигания ненависти и вражды, – и то, что лицом НТВ стал когда-то приличный человек Андрей Норкин (сегодня это, пожалуй, флагман разжигания ненависти и вражды), – это просто очевидный факт. Потому что этот "АД" – "Анатомия дня" (аббревиатура "АД" уже стала названием этой передачи), – безусловно, превзошел "Первый" канал. То есть "Первый" канал с его "распятым мальчиком", кровавый навет на Украину, безусловно, уступил уже отрезанным головам, которые в посылках украинцы посылают жителям Донбасса. Это совершенно фантастическая история! То есть все наоборот: фотографии отрезанных голов были на ресурсе боевиков Донбасса, а Норкин это все перевернул так, что украинцы посылают их по почте... Совершенно фантастическое вранье! Еще один кровавый навет.

То есть практически в каждой передаче – сгусток лжи, ненависти, который можно разбирать, но вряд ли это целесообразно. Это, безусловно, рекорд. Это одна история.

И вторая – безусловно, это то, что... ну, мы уже понимаем, кто такие Добродеев, Лесин, но назначение Алины Кабаевой фактически в качестве медиамагната – по сути дела, это прибавление к путинскому режиму того, что называется "фаворитизм" и, я бы сказал, "порнократия", которая была в Х веке в Ватикане. Это новые черты режима.

Владимир Кара-Мурза: Петр, чем вы объясняете неожиданно агрессивный "наезд" на вас со стороны партии власти в лице Михаила Маркелова?

Петр Федоров: Я бы не стал обобщать – это мой принцип. Михаил Маркелов выступил с требованием дать оценку – а он обратился к Роскомнадзору и к прокуратуре – сюжета, который 13 раз прошел на канале "EuroNews". Имеет право депутат это сделать? Имеет. Мы видели много раз в других парламентах, в других странах приблизительно такие же вещи. И когда Байден выступает с каким-то очень резким высказыванием, и по отношению не только к России, к любой стране, мы же не говорим "Сенат Америки", мы говорим "сенатор Байден". Вот и тут: депутат Маркелов всего лишь возмутился тем, что на "EuroNews" в сюжете о стрельбах то ли украинских военных, то ли украинских служащих частных батальонов стреляли в мишень – это был портрет Путина с пририсованными усиками. Что, в общем, говорит – я продолжаю мысль – об очень большом накале и "информационной войны", и истерики, и о по-человечески отвратительных вещах.

Но "EuroNews" вовсе не выступает на стороне вот этих, я бы сказал, "моральных отморозков". Он просто информирует о том, что такие люди в украинской армии или в украинских частных батальонах есть. И в аналогичных материалах, скажем, из Греции – манифестации против политики Германии, "EuroNews" равным образом показывал Меркель в нацистской форме. Он не делал это специально, он просто показывал: есть вот такие настроения. Ну, Обама с ослиными ушами, ну, премьер-министр Израиля – вокруг него был нимб из нацистских свастик. Это все вовсе не означает, что "EuroNews" занимает такую позицию. "EuroNews" информирует о том, что такой факт, такая проблема есть.

Надо сказать, что когда мы оцениваем состояние аудитории и медиаруководителей, нужно исходить из реальности, которая существует. Я говорю сейчас про "EuroNews" и по отношению к "EuroNews". Ведь "EuroNews" на украинском языке собираются закрыть, потому что в Киеве считают, что вот этот "EuroNews", который делают журналисты, приехавшие с Украины, неприемлем, он слишком прокремлевский, и он Украине в такой форме не нужен. Я, конечно, уверен, что даже если требование Михаила Маркелова будет реализовано, и контрольный орган, и прокуратура его рассмотрят – это их право, как и право депутата подать такой иск. Давайте просто исходить из того, что мы с вами живем, или хотим жить, в правовом обществе, где это – нормальные процедуры. Пусть рассмотрят. Потому что у Роскомнадзора есть два варианта – принять или не принять иск. У прокуратуры есть два варианта – согласиться или не согласиться с теми обвинениями, которые Маркелов выдвинул.

Если хотите мой прогноз, вот он: мы не пойдем по пути Украины, которая недовольна каналом "EuroNews". Мне кажется, этот канал старается работать, по крайней мере, беспристрастно. Не всегда получается, но старается. Но со стороны главного акционера – ВГТРК – и профессионала Добродеева нет никаких взысканий или попыток воздействовать на содержание канала "EuroNews". Как вице-президент наблюдательного совета, – а это совет директоров, – я не имею права вмешиваться в редакционную политику "EuroNews". В то же время такое вмешательство из других европейских и неевропейских столиц со стороны акционеров "EuroNews" существует. Но, повторяю, для меня это всего лишь требование одного депутата Государственной Думы. Свое отношение к нему и оценку этого требования я сохраню при себе. Ну, бывает. Но, повторяю, версия не будет закрыта, "EuroNews" на русском языке будет вещать. Мы не боимся. Боятся те, кто запрещает. На Украине запрещены 15 российских каналов. Сейчас Литва рассматривает возможность запретить все российские каналы. Кто боится – запрещает. Кто готов конкурировать со своей точкой зрения – не запрещает.

Владимир Кара-Мурза: С нами на прямой связи наш обозреватель Елена Рыковцева.

Елена, мы сегодня зачитывались вашей статьей в "Новой газете". Чем вы объясняете перегруппировку сил в информационном телепространстве?

Елена Рыковцева: Вы же просили меня, Володя, поговорить именно об Алине Кабаевой...

Владимир Кара-Мурза: Да. Давайте раскроем наш секрет.

Елена Рыковцева: Это моя любимая тема. Ничего нового я здесь не вижу. Это старая история, она началась не сегодня. Когда еще создавалась "Национальная Медиа Группа", было решено создать при ней Общественный совет. Группу возглавляет Юрий Ковальчук, друг семьи и личный друг Владимира Путина, это старые товарищи по кооперативу "Озеро", по своей работе и по своей активности в тогдашнем Санкт-Петербурге. Близкую подругу обоих – Алину Кабаеву – было решено пригласить руководить этим Общественным советом. Это было несколько лет назад. То есть ничего нового в этой истории нет. Она руководила Советом.

Правда, там была одна проблема – предполагалось, что этот Совет будет проводить некие заседания, и информация об этих заседаниях будет выкладываться на личном сайте Алины Кабаевой. Я пыталась найти информацию об этих заседаниях. По-моему, прошло их два, и на этом все прекратилось. Общественная активность Совета закончилась очень быстро. Сейчас сайт на реконструкции. То есть все, что мы видим на сайте "Национальной Медиа Группы", в которую, как известно, входит и канал "РЕН ТВ", и Первый канал – 25% акций, между прочим! – и СТС, и много чего еще важного медийного (долго перечислять, просто времени не хватит, сколько входит прессы в эту "Национальную Медиа Группу"), – пока никакой активности у этого Общественного совета не наблюдается.

Теперь Алина Кабаева переходит на новую ступенечку в этой же "Национальной Медиа Группе" – она становится председателем совета директоров. Давайте посмотрим, кто же до нее был председателем совета директоров. Это тоже член семьи – Ковальчук Кирилл Михайлович, сын Михаила Ковальчука, брата Юрия Ковальчука, который сейчас ведет свою программу на "Пятом" канале, это научный человек. Теперь сын сменился на общую подругу, в хорошем смысле слова, друга, товарища Алину Кабаеву. Вот и все. И на самом деле, слава тебе Господи, всей этой "Национальной Медиа Группой" руководит достаточно профессиональный человек – Александр Орджоникидзе. Он является прямым, непосредственным руководителем холдинга. Его очень хорошо знают на канале "РЕН ТВ", и он продолжает осуществлять руководство холдингом.

Что входит в обязанности председателя совета директоров, которым был сначала сын Михаила Ковальчука, а теперь Алина Кабаева, я даже и не знаю. Я думаю, слава Богу, что Орджоникидзе остается на своем месте. Вот и все. Ничего сенсационного и радикального с этой "Национальной Медиа Группой" не произошло.

Владимир Кара-Мурза: Спасибо, Елена.

Но гораздо более радикальные изменения произошли в товарищах нашего коллеги, независимого журналиста Аркадия Бабченко, которые приехали брать у него дружеское интервью, а в результате передали эти пленки в фильм "17 друзей хунты".

Аркадий, расскажите, пожалуйста, как это произошло? И как вы относитесь к продукции телеканала НТВ?

Аркадий Бабченко: Ну, к продукции канала НТВ я отношусь, безусловно, не как к журналистике, а как к уголовным преступлениям. Там пяток статей можно сходу найти – это и "Клевета", и "Подстрекательство", и "Оправдание терроризма", и наша любимая и родная 282 статья – "Разжигание вражды и ненависти". Поэтому журналистикой я это никак назвать не могу. Это, на мой взгляд, все является квалифицирующими составами уголовных преступлений.

А как произошло? Работали мы с моей знакомой 10 лет назад еще на старом НТВ, у Гусинского. Потом она вместе с Андреем Норкиным ушла на RTVi, где-то работала. И я почему-то думал, что она работает на "РЕН ТВ". И когда она мне позвонила и попросила дать интервью по ситуации на Украине, я сказал: "Пожалуйста, приезжайте. Без вопросов". Но оказалось, что это не "РЕН ТВ", а НТВ. И там мое мнение по ситуации на Украине уже было вторичным.

Приехал со съемочной группой второй наш знакомый, с которым мы также работали еще на старом НТВ. Приехала съемочная группа. Мне показали распечатку фотографии какого-то человека. Я его не знаю, понятия не имею, кто это. Говорят: "Это политолог, вот он плохо отзывается о военных корреспондентах. Давай его смешаем с песком, размажем по асфальту". – "Ребята, это не ко мне вопрос. Я под своей фамилией никаких людей грязью поливать, тем более на НТВ, не буду". – "А что ты думаешь о Ходорковском?" – "Да ничего я о Ходорковском не думаю. Ну, провели они съезд в Киеве. Мое-то какое дело?.." – "А что ты думаешь о Макаревиче?" – "Да ничего я о Макаревиче не думаю. Человек волен делать все, что он хочет, и тогда, когда он хочет, пока это не нарушает Уголовный кодекс. Пусть делает все, что хочет". И вот все какие-то такие вопросы были. Ну, стало понятно, что интервью не будет, понятно, что ничего в эфир не пойдет. Попросили меня рассказать, что я думаю по поводу референдума. Я сказал, что я думаю по поводу референдума – что это никаким референдумом, конечно, не является, и все это – обман чистой воды.

Потом вышли "13 друзей хунты" – и стало понятно, зачем они приезжали. Потому что там этого политолога мешали с грязью чьими-то другими устами, чьими-то другими руками. А потом вышли "17 друзей хунты" – и там я уже увидел себя. Там была про меня абсолютная клевета с враньем. Там была какая-то фраза о том, что именно перу Аркадия Бабченко принадлежит фраза о том, что русские – генетически неполноценный народ. Откуда это взято, из какого пальца это высосано – я вообще не представляю.

Приехали они абсолютно неподготовленными. То есть у них машина НТВ – это госпропаганда, туда огромные "баблосы" вкладываются. А они даже не могут собрать и обобщить информацию о национал-предателях. О том, что я был избит на Украине, они вообще не знали. Об этом я им сказал на перекуре между задаванием вопросов. То есть полный ноль. И они сделали так, что я в этом фильме получился даже не то что национал-предателем, а вроде как героем Украины: проклятая хунта избила русского журналиста – за такие дела, вообще-то, дают ордена в Кремле. А я так понимаю, задача у вас была другая, ребята. То есть там настолько уже все прогнило, что... они даже инквизицию нормально организовать не могут. Вот, собственно, и все, что я думаю по этому поводу.

Владимир Кара-Мурза: Больше вам спасибо, Аркадий, что откликнулись на нашу просьбу.

Игорь, как вы считаете, что это – падение профессионализма или умышленная низость?

Игорь Яковенко: Я думаю, что это смешение двух факторов. Даже получается, что трех. Потому что, с одной стороны, есть, безусловно, некоторый общий заказ. Есть общее направление на разжигание ненависти, на то, чтобы уничтожать внешнего врага, которым сейчас являются Соединенные Штаты и Украина, и врага внутреннего, которым, я боюсь, являемся мы с вами, ну, по крайней мере, какая-то часть присутствующих в этой студии – и Аркадий Бабченко, и все, кого упоминают и в "17 друзьях", и в "13 друзьях", и так далее.

Вторая сторона вопроса – это результат монополизма. Пропаганда бывает разная. Собственно говоря, пропаганда существует не только в России. Мы прекрасно знаем, что пропаганда есть и в других странах. Но когда пропаганда существует в условиях конкурентной борьбы, она бывает профессиональной. Когда она становится монопольной, – а у нас монополизированное информационное пространство, – получается такой фантастический непрофессионализм. Бабченко столкнулся с тем, что люди приезжают и хотят, что называется, смешать с грязью, но не знают, как это делать... И действительно, все эти поделки НТВ удивительно беспомощны. И на вранье ловят буквально в каждом слове, и уши вылезают, и любой нормальный человек в 5 секунд может определить, что это, я бы так сказал, очень серьезная деградация по сравнению с советским уровнем пропаганды. Потому что все-таки советский уровень пропаганды был более фундаментален, он был более основателен, при всей своей вредности для общества. А сейчас снижение уровня связано, прежде всего, с коммерциализацией, Бабченко прав. С моей точки зрения, ошибкой является вообще иметь дело с этими каналами.

Буквально недавно, когда я вышел с одного совещания, на меня набросилась съемочная группа НТВ и попросила дать интервью. Я спросил: "Вы кто?" А когда мне ответили "НТВ", я сказал: "До свидания". Спросили: "Почему?" Вынужден был прямо человеку сказать: "Потому что вы – канал лжи и подлости, и с вами нельзя иметь дело". Мне кажется, это единственно возможный алгоритм поведения с этими людьми.

Владимир Кара-Мурза: Петр, как вы считаете, вместе с падением уровня журналистики падает и критерий оценки, телекритики?

Петр Федоров: Я, к сожалению, должен сказать, что уровень профессионализма в журналистике реально упал. Он упал и в среде, скажем, СМИ, которые считаются государственными, он упал и в среде оппозиционной. Потому что все, о чем сейчас было сказано, в полной мере относится и к изданиям, которые делают мои старые, добрые знакомые, которые считаются оппозиционными. Но там тоже уровень невысок. В этой ситуации я не судья, потому что я не смотрел "17 друзей хунты", я не видел этого интервью. Я твердо знаю, что если ты профессионал, ты можешь дать интервью где угодно и кому угодно, и из него ничего нельзя будет вырезать, ничего нельзя сделать без перестановки слов, без полного перемонтажа и без картинки, потому что с картинкой это сделать невозможно.

Что касается уровня профессионализма… Да, он снизился. И при этом, к сожалению, даже те, кто говорит об уровне телевизионной журналистики, сами тоже понизили стандарты сами для себя. Как с этим бороться – я не знаю. Но должен сказать: сколько жить осталось – столько и буду за профессиональную журналистику выступать, бороться за нее самыми разными способами.

Я думаю, если журналист Бабченко подаст в суд и докажет все те обвинения, которые только что он произнес, он его выиграет. Но он в суд не подает. Почему? Его оскорбили, его унизили, его оболгали. Надо в суд идти! Или он не верит в суд? Я знаю такое мнение: мы не верим в этот суд. Есть много примеров, что и суд, и надзорные, и прокуратура, и следственные органы покушаются на святая святых, как сегодня, – на основателя корпорации "Система". Уж казалось бы, столп, на который покуситься нельзя. Ан можно.

Но я знаю и то, что – это английская поговорка – слова "власть" и "коррупция" всегда связаны глаголом в прошедшем времени. Но это английская поговорка, а не русская. Значит, они сами про себя знают то же самое. Но, я повторяю, если хочешь бороться – борись. Если хочешь доказывать – доказывай. У меня есть много примеров того, как люди (не в журналистике, тут я согласен) доказывали свою правоту.

И вот сейчас, возвращаясь к "EuroNews", я уверен, что если дойдет до решения Роскомнадзора, прокуратуры, оно будет оспорено. Будет найден адвокат, который докажет эту ситуацию. Но если мы хотим жить в правовом обществе, если мы хотим, чтобы наше общество двигалось в сторону справедливости, мы должны использовать эти инструменты, мы должны обращаться в суды и решать вопросы именно там.

Игорь Яковенко: Я сейчас слушал нашего коллегу – и было такое ощущение, что либо это разговор о какой-то другой стране, а не о той, в которой мы с вами живем...

Петр Федоров: Я ожидал этого.

Игорь Яковенко: Буквально недавно я был в нескольких судах. Ссылаться на то, что где-то там суд восстанавливает справедливость... Не там, где надо! Не там, где решаются ключевые вопросы! Вы правильно сделали оговорку: не касаясь СМИ. Вот там, где касается главного источника нашей власти, – а власть у нас и вышла из телевизора, как известно, и по-прежнему пребывает в телевизоре, и правит с помощью телевизора. И вот в том, что не касается телевизора – может быть. Евтушенков, еще кто-то, Лужков поплатился – это все понятно.

Петр Федоров: А были громкие процессы телевизионные?

Игорь Яковенко: Я сейчас не про телевидение. Было заблокировано три информационных ресурса – это "Ежедневный журнал", "Каспаров.Ru" и "Грани.Ру". Абсолютный беспредел! То есть людям не сказали, за что их закрыли. Они говорят: "Мы готовы исправить, если что-то к нам предъявляется". Им говорят: "А мы вам этого не скажем". Прокуратура говорит: "Пожалуйста, идите в Роскомнадзор". Роскомнадзор говорит: "Идите в прокуратуру". Никто так ничего и не сказал. Наконец – суд. Один суд, другой... А информационный канал закрыт. Наконец, уже третий суд, и я на нем присутствовал как один из авторов "Ежедневного журнала», – совершенно потрясающая вещь. Говорят: "Нам не нравится тенденция, которая у вас есть". Простите, что такое "тенденция"? Вы можете объяснить, что это такое? Задается простой вопрос: "Что мы должны исправить для того, чтобы у прокуратуры не было...". "Вы, пожалуйста, посмотрите свою тенденцию". А это что означает? Это означает полностью пересмотреть редакционную политику. То есть абсолютный абсурд!

Поэтому разговоры о том, что "идите в суд", – это по поводу нарушений о выборах, которых было десятки тысяч зафиксировано. "Идите в суд. А там – наши ребята".

Петр Федоров: Я вам процитирую: "Нужны быстрые и соответствующие действия. Необходимо выключить (убираю прилагательное) телеканалы без лишних дискуссий. Социально ответственный бизнес сам прекратил бы их вещание. Во время войны – не время для правовых споров". Откуда цитата? Какая страна?

Игорь Яковенко: Это, возможно, Великобритания, возможно, Соединенные Штаты – кто угодно. Простите, у нас что, сейчас объявлена война? У нас сейчас что, военное положение? Вы о чем вообще?!..

Петр Федоров: Подождите! Это не я, это председатель комитета Сейма Литвы, он воюет.

Игорь Яковенко: Да на здоровье! Я нахожусь в своей стране. Это любимое занятие наших пропагандистов, которые говорят: "Смотрите, в Соединенных Штатах негров вешают". А в Литве что? Да какое мне дело!

Петр Федоров: Россия не существует в безвоздушном пространстве.

Игорь Яковенко: Одну секундочку! Я в своей стране, и я хочу действительно жить в правовом государстве, которого в моей стране нет. Вот меня интересует моя страна, а не то, что говорит представитель из Литвы, из Украины...

Петр Федоров: Не касаясь этого момента, я вам могу сказать одну простую вещь: так устроен мир.

Владимир Кара-Мурза: Петр, вам будет интересно послушать претензии к вам со стороны депутата Михаила Маркелова.

Михаил, что бы вы предъявили в суде к вашим контрагентам?

Михаил Маркелов: Я в данном случае не выступаю истцом, как вы сказали. Это было бы неверно абсолютно. Я в суд не подавал и не собираюсь на данном этапе подавать. Я просто воспользовался своим конституционным правом, как депутат Государственной Думы, и на основании действующего закона. Вы правильно говорите, что мы живем в своей стране и хотим исполнять свои законы. Я каждый раз, смотря "EuroNews", поражаюсь, насколько меняется, кстати, редакционная политика, а она есть. То есть я, по крайней мере, как журналист, наблюдаю изменения в этой политике.

Сюжет вы показывали 12-го числа. Я гражданин России, человек, который прекрасно знает, что такое Великая Отечественная война, потому что у меня отец прошел всю войну от начала до конца, Меня задели кадры, которые неоднократно транслировались в сюжете телеканала "EuroNews", где расстреливался портрет нашего президента. Понятно, что журналисты поймали кадр. Но во всей этой истории меня поражает другое. Если брать все-таки редакционную политику и говорить, почему нельзя, и кто решает, можно или нельзя это показывать, – у меня вполне логичный вопрос. Почему можно, допустим, совершенно спокойно на весь мир транслировать кадры жестокой расправы над Каддафи, например, с кровью, с издевательством и так далее? Почему можно показывать на весь мир кадры казни Саддама Хусейна? Невзирая на то, что они были диктаторами и так далее. Но при этом, если это избирательный подход, почему – извините, конечно, это жестоко прозвучит, – не показать кадры, как представители так называемого Исламского государства осуществляют расправу над британскими журналистами, чтобы возмутить ненависть к представителям этого Исламского государства, которые действуют жестоко. Этого же не делается. То есть что-то можно показывать, например, как расстреливают портрет президента, стилизованный под портрет Адольфа Гитлера, а что-то, видимо, нельзя, потому что это заденет, скажем, некие ранимые души. Вот такое избирательное право, такая ангажированность и предвзятость – конечно же, вопрос внутренней этики или, наверное, журналистской этики.

И продолжая тему российского гражданства и тему защиты российского суверенитета. Я посчитал своим долгом обратиться в две инстанции. Когда многие журналисты перевирают мои слова и говорят о том, что я требую закрытия канала "EuroNews", – это неправильно. Я нигде не требую закрытия канала "EuroNews". Но я обратился с первым запросом в Роскомнадзор для того, чтобы они провели проверку и на основании законодательства приняли соответствующие меры реагирования по этому сюжету, если для этого есть мотивация. А второй запрос – уже в Генеральную прокуратуру. Я считаю, что можно было бы провести проверку. И в случае, если квалифицирующие признаки будут соответствовать ситуации, то есть они будут соответствовать статье 282, части 1 и части 2, пунктов "б" и "в" – имеются в виду действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, – вот в этом случае они вправе возбуждать (или не возбуждать) уголовное дело. Вот, собственно говоря, все.

А главный мой политический посыл заключается в том, что мы, как граждане, выбирали президента страны, который является национальным лидером. И в отличие от многих других граждан и президентов европейских стран, Америки, сегодняшний его рейтинг намного выше, чем у этих представителей. Мы знаем, что такое ужасы Второй мировой войны, и оскорбление президента я воспринимаю как оскорбление всего российского народа. Поэтому мои действия были мотивированы тем, что я принял решение отправить депутатский запрос.

Петр Федоров: Михаил, боюсь, что вы не слышали самое начало передачи, потому что я уже высказал точку зрения "EuroNews" и политику "EuroNews". "EuroNews" не ставит своей задачей ни оскорбить каких-либо политических лидеров, ни разжигать рознь, ни пропагандировать ничего из того, что вами было сказано. "EuroNews" лишь показал тот факт, что украинские военные или члены платных батальонов стреляют в мишень, где вместо мишени – изуродованный портрет Путина. Все! Это сюжет "Reuter Thomson". Как вы знаете, это одно из самых главных телевизионных информационных агентств. И должен сказать, что внимательный зритель "EuroNews", я повторю это, видел и во время демонстрации в Афинах Ангелу Меркель в нацистской форме, что для современного немца тоже более чем оскорбительно. Показывались и фотографии из ирландской прессы, когда в Ирландии были определенные экономические проблемы, – тоже Ангела Меркель в нацистской форме, и называлась та публикация "Четвертый Рейх построен". Был и Обама с ослиными ушами во время демонстрации в одной из ближневосточных стран. Показывалось и абсолютно оскорбительное для израильского лидера его изображение в нимбе из свастики. Таким образом, цель канала – не оскорбить, не разжечь, а проинформировать, что такие настроения и такие эксцессы есть.

Что я могу сказать... даже не в поддержку, а в понимание вашей позиции. Да, в условиях, когда между Россией и Украиной такая эмоциональная напряженность, в условиях, когда средствами массовой информации разжигается вражда по обе стороны границы, в условиях, когда два глубоко братских народа поставлены в такую позицию, конечно же, публиковать в эфире подобные изображения – это несколько напоминает историю про известного персонажа сказки Толстого, который при виде похоронной процессии говорил: "Таскать вам не перетаскать". Я с этим согласен.

Но повторяю, как член совета директоров, который называется "Наблюдательный совет "EuroNews", я не вмешиваюсь в редакционную политику, не имею на это права – так устроен Кодекс акционеров. Но думаю, что руководство редакции "EuroNews" ощутило, что определенная бестактность в этом показе была. Но это не нарушает ни редакционные принципы, ни принципы свободы, ни остальные – очень справедливые! – принципы редакционной политики "EuroNews". Но честно говоря, я иногда с вами должен согласиться. У меня бывают разговоры о том, что не всегда хватает понимания ситуации в России, в других странах. Некоторые монтажи реально поверхностные, некоторые комментарии однобоки. Мы не боимся никакой критики. Но баланс мнений в материалах "EuroNews" – записан в редакционном уставе. Поэтому все мои разговоры по работе "EuroNews" ограничиваются лишь одним – напоминанием, что есть редакционный устав, и этому уставу нужно следовать.

Но депутат имеет право делать то, что он сделал. Регулирующие органы, прокурорский надзор имеют право принять решение. Я абсолютно уверен в том, что, во-первых, ему напрасно инкриминировали требование закрыть "EuroNews", как он только что сказал. Это опять-таки непрофессиональная работа наших российских журналистов, которые сделали совершенно неправомочный вывод из заявления депутата. Может быть, из лучших побуждений – чтобы защитить "EuroNews". Может быть, если бы была правдивая информация об этом, мы бы с вами эту тему даже не обсуждали. Потому что с самого начала понеслось: закрыть, закрыть, закрыть... Закрыть вообще невозможно – только это я и хотел сказать.

Я смотрю "EuroNews" каждое утро, с этого начинается мой день. Смотрю на iPad, мне телевизор не нужен – он же в интернете. И когда говорят о закрытии русских каналов на Украине, люди только с большим удовольствием смотрят в интернете. И даже государственные деятели, которые выступали за абсолютно внесудебное закрытие канала, с нарушениями всех украинских процедур, – они цитируют наши каналы. Значит, они их смотрят. Закрыть вещание в современных условиях практически невозможно.

Владимир Кара-Мурза: У нас есть пример, кто был в эфире, а стал в интернете – это канал "Дождь".

Михаил, а почему вы не подняли вопрос об избиении журналистки Батановой? По-моему, это более актуально.

Михаил Маркелов: Ну, понятно про Батанову. И многие депутаты возмущены этим фактом. Я тоже возмущен фактом избиения. Очень хочется верить, что здесь нет политического подтекста. Все-таки цель была – ограбление. Очень хочется верить, что расследование будет проведено объективно. Потому что журналист, в какой бы телекомпании он ни работал, – в государственных средствах массовой информации, в негосударственных, в оппозиционных, – он имеет право на получение информации, и должен быть защищен. Но он не защищен не только у нас в стране, мы это прекрасно понимаем, и особенно в условиях сегодняшней острой ситуации.

Но я не согласен с коллегами в той формулировке, что нет войны. Де-юре войны нет, но де-факто, к сожалению, сегодня действительно идет война, и информационная в том числе, – и мы прекрасно это понимаем. А профессиональные журналисты, которые имеют отношение к телевидению, к искусству монтажа, знают, что такое "акцентированный монтаж", знают, что профессионально можно ничего не говорить, но правильно показать. В этом и заключается искусство. Потому что телевидение – это, прежде всего, картинка, а уж потом все остальное. И "Новости" – это, прежде всего, информация, а потом уже, наверное, какая-то аналитика. И "EuroNews" это напрямую касается, поскольку это новостной канал.

Я считаю, что достоинство сильных и умных людей – это умение признавать свои ошибки и умение их исправлять, прежде всего. И если мы действительно понимаем, что в условиях информационной войны мы друг другу можем и должны, как журналисты, как политики, протягивать руки, а не поворачиваться спиной, – то этой возможностью, я уверен, надо пользоваться. А не использовать ее наоборот, когда одно неосторожное слово может разжечь пожар войны. И вот в этой ситуации было бы правильно, наверное, "EuroNews" сделать какое-то официальное заявление, чтобы расставить акценты.

Петр Федоров: А оно на сайте висит, Михаил. И там приблизительно сказано то, о чем я сказал. Но вы правы, да, конечно, официальное заявление по этому поводу надо было сделать, и оно сделано.

Михаил Маркелов: И это было бы правильно. Я согласен с вами, очень трудно работать со средствами массовой информации: ты говоришь одно, а публикуют другое. Притом что есть официальный депутатский запрос. И любой канал, любое издание может их запросить. Они не закрыты, это не с грифом "секретно" запросы. Просто опубликовать и получить комментарий. Там все написано юридическим языком. И здесь нет никакого предвзятого отношения с требованием схватить дубинку в руки и изгнать журналистов "EuroNews" с территории России.

Кстати, почти все мировые телеканалы спокойно работают на территории России, в отличие от той же Украины, где вещание всех российских каналов запрещено. Мы не будем уподобляться радикалам из украинского парламента, которые осуществили это деяние. Вопрос только, во-первых, в культуре, во-вторых, в умении использовать... Дипломаты свой язык используют, а все-таки у средств массовой информации гораздо больше влияния и больше возможностей. Подчеркиваю, в условиях, когда идет гуманитарная катастрофа, когда мир находится на грани войны, отношения все хуже и хуже с каждым днем, любое неосторожное слово имеет значение... Может быть, никто бы и не заметил этих кадров, снятых где-нибудь на базе исламских боевиков, но вот в такой ситуации не заметить их невозможно. Поэтому здесь надо, конечно, думать. Это имеем прямое отношение к правильности и мудрости работы, в том числе, редакционной коллегии, которая верстает ежедневные новости.

И маленькая ремарка. Что бы ни говорили про российские СМИ, что они ангажированные, но не переходят черту, не допускают по отношению к лидерам разных стран такого рода выходки. Ну, некрасиво это.

Игорь Яковенко: Российские средства массовой информации, действительно, никогда не переходят черты – по той простой причине, что они за ней всегда находятся. И уровень оскорбления зарубежных лидеров... Вот сейчас говорили о закрытии телеканалов на Украине. Я считаю, что это абсолютно правильное решение, потому что федеральные российские телеканалы не являются средствами массовой информации.

Петр, тот канал, который вы сейчас представляете, является средством массовой информации, безусловно, со своими проблемами, но это СМИ, это информационный канал, новостной канал. А российские федеральные каналы не являются таковыми. Это каналы пропаганды, в которых соседняя страна объявляется фашистами – хунта, бандеровцы, нацисты и так далее. И когда на протяжении 24 часов в сутки, по крайней мере, по пяти федеральным телеканалам несется "фашисты, фашисты, хунта, хунта", конечно, тут говорить о том, что наши телеканалы не переходят черты, – это, конечно, за пределами здравого смысла. Причем идет постоянная ложь. В каждой передаче – концентрированная ложь. Поэтому они находятся за этой чертой.

Что касается этой ситуации. "EuroNews" абсолютно прав. Ну, вы сочли нужным извиниться...

Владимир Кара-Мурза: Объясниться.

Петр Федоров: Объяснить ситуацию, объяснить редакционную политику.

Игорь Яковенко: Тем не менее, в вашем выступлении были элементы признания какой-то неправоты. Я прекрасно понимаю, что надо сохранить канал, причем оградить его от каких-то неприятностей, потому что теоретически могут предупреждение объявить. Ну, все бывает. Желательно без этого обойтись. Поэтому здесь я целиком на вашей стороне, и считаю, что вы абсолютно правильно действуете, и все очень взвешенно, разумно. Но в целом ни о каких корректировках мысли абсолютно не может идти речи. Потому что канал показывает то, что есть. Никакого монтажа, никакой акцентированной съемки – ничего этого у вас не было. Я специально пересмотрел вот эту передачу – никакой акцентированной съемки. Интонации были осуждающие. Несмотря на то, что ваш канал новостной, все-таки понятно, как к ситуации относится редакция. Поэтому ни тени вашей вины в этом эпизоде, конечно, нет.

Владимир Кара-Мурза: Петр, как вы считаете, обещает ли такое бурное начало телесезона горячую телевизионную осень?

Петр Федоров: Конечно, обещает. Потому что, к сожалению, "информационная война" против России ведется, российские СМИ поставлены в условия обороняющихся. Вот Литва считает, что она воюет с Россией на информационном поле. А раз Литва воюет, раз Украина воюет, значит, мы тоже должны быть мобилизованы.

Я не буду оспаривать положение, ощущения, впечатления. Я хочу только сказать, что с одним я абсолютно согласен: телекартинка чрезвычайно важна. Я приведу пример. У нас сейчас появилось агентство RUPTLY, оно базируется в Германии, это информационное телевизионное агентство. Маленькое, не очень сильное, пока еще очень слабо конкурирующее с англосаксонскими телевизионными информационными агентствами. Приведу вам пример, который я просто видел. Крым, март, две камеры – западного информационного агентства и RUPTLY. В кадре – два "зеленых человечка", прекрасно вооруженные, вежливые, мужественные. И разумеется, эта картинка вызывает ощущение милитаризации, ощущение тревоги, ощущение того, что существует некая мощная и, возможно, недружественная для Европы сила. Западная камера останавливается в этом размере. А камера RUPTLY отъезжает – и видит, что правого солдата обнимает очаровательная девушка, а левого обнимает за коленку маленький мальчик. Это одна и та же реальность. Но англосаксонский канал показал одно, RUPTLY показал все целиком. Вот как важна картинка. И это продолжается. Это было, это есть и будет.

Канал "EuroNews" после первой войны в Заливе задумывался об идее показать миру происходящее глазами Европы, а не англосаксонских СМИ, тогда исключительно CNN. Получилась это? Нет. И мы это обсуждаем на совете директоров. Потому что большинство картинки идет от англосаксонских камер, которые видят мир так, как считают, он должен быть. Пример я привел.

А дальше – конечно, будет бурный сезон. На то и телевидение. Телевидение – не болото. Будут споры, будут обиды, будут высказаны слова презрения к журналистам, которые изменили свою позицию. Все будет, Владимир. Но это – жизнь!

Владимир Кара-Мурза: Михаил, когда вы ждете ответа на ваш запрос в прокуратуру и Роскомнадзор?

Михаил Маркелов: Я хотел бы добавить. Об очень важных вещах говорил сейчас Петр в отношении картинки. В качестве примера хочу привести похожую историю. В Крыму, кстати, не блокированы украинские каналы, их можно совершенно спокойно смотреть, как и западные каналы, – анализировать и сравнивать. Так вот, украинский канал – это было странно смотреть, находясь в Крыму, – показывает сюжет о том, как бедная женщина, зайдя в магазин, купила российское молоко с "гостовской" маркировкой, пришла домой, разрезала этот пакет – а в этом пакете оказалась вода. Она разрывает второй пакет – во втором пакете вода. Вот она горькими слезами плачет и говорит: "Денег нет – пока еще российских мало, а украинские закончились. А вместо молока пьем воду".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG