Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хари, рыла и морды народа-богоносца. Теории ареста Евтушенкова. Независимая горная республика. Албуров под подпиской. Библиотеки себя изжили

Лайвблог о дискуссиях в сети


20:07 18.9.2014
Ольга Серебряная

«Хари, рыла и морды народа-богоносца». Не свинство ли обвинять общество в целом? Как Сурков создал российских левых. Макаревича жалко даже Мединскому

Очередной спор о сущности русского народа вышел сегодня у Олега Кашина и Владимира Федорина – спор, впрочем, заочный. Федорин, самый выдающийся и самый умный из московских политэкономических журналистов второй половины нулевых (так характеризует его Кашин), опубликовал на сайте inliberty открытое письмо, адресованное Я.М. Сенькину-Толстому. В котором рассказывает, как ему и его семье живется сейчас в Киеве. Федорин с ужасом наблюдает российскую агрессию, тревожится за детей и думает, как водится, о судьбах России.

В тексте много стилистических индикаторов «русского интеллигентного разговора» типа словосочетания «дар всемирной отзывчивости», отсылки к Анне Ахматовой (сугубо киевскому, конечно, поэту), революции и гражданской войне и пр. и пр. и пр. Собственно, как такой индикатор можно прочитать и возмутивший Кашина пассаж: Такого крушения мира еще не было на памяти нашего поколения. Славное крушение, громкое. Наша с вами Россия, захваченная выходцами из преступной организации — КГБ, предстала вдруг во всей своей нечеловеческой красе. Не в первый раз, конечно, но — не дай бог один раз увидеть. И дело даже не в том, что страна наша с матом и русским авось поперла на Запад, учинив для разминки proxy war с «братским» народом. Просто на месте того, что раньше казалось вполне нормальными лицами, проступили хари, рыла и морды народа-богоносца по фасону 1917-го. Внезапное превращение россиян в агрессивных и кровожадных скотов — пожалуй, самое большое мое потрясение во всей этой истории.

Кашин отвечает на «Свободной прессе»: Я процитировал эти строчки у себя в твиттере, и читатели мне сразу же пишут — «Ну назови имя козла, написавшего это… Давайте втопчем его в дерьмо. Это будет адекватная реакция», — то есть буквально все по тексту, «проступили хари», кто хотел доказательств правоты автора письма, тот может получать их в реальном времени. Уровень, назовем это так, вербальной кровожадности россиян за последние год-два действительно вырос, «втопчем в дерьмо» — это еще гуманное предложение, чаще сразу пишут, что давайте убьем, и даже тот факт, что обычно никто никого все-таки не убивает — это слабое утешение, потому что между словами и делами всегда существует какой-то временной зазор, и мы просто, скорее всего, сейчас в этом зазоре и живем, он когда-нибудь кончится. Угрозы любого рода, которые не были нормой десять лет назад, нормой уже стали, и когда-нибудь нормой станут и действия, пугающие нас сегодня. «Читатели сожгли заживо автора не понравившейся им статьи». <>

В условиях, когда власть никак не зависит от общества, от избирателей, от налогоплательщиков, на власть ложится ответственность за все, и за общественные настроения тоже. Так называемое общественное мнение в России навязывается сверху, через пропаганду, через силовой аппарат. Телевидение сказало обществу: «Общество, ты придерживаешься традиционных ценностей, ты агрессивно, гомофобно и антизападно». У общества при этом заткнут рот, оно не в состоянии ни согласиться, ни поспорить. Не свинство ли в такой ситуации обвинять общество в том, что у него такое мнение? По-моему, свинство. Тот, кто говорит, что сегодняшняя российская власть адекватно отражает желания и настроения общества, тот оказывается союзником российской пропаганды — это ведь она утверждает то же самое.

Дай народу волю, он сам начнет убивать и унижать всех налево и направо — это популярная точка зрения, и люди, придерживающиеся ее, готовы приводить многочисленные конкретные примеры. Тесак, «СтопХам», антинаркотические рейды, нацистские группировки, православный активист Энтео и много чего еще. Но каждый раз выясняется, что за спиной каждого такого образцово-показательного упыря стоит тихий куратор из государственных или окологосударственных структур. Внимательно следя за самыми одиозными проявлениями этого нового «гражданского общества», я не видел еще ни одного активиста такого рода, который на поверку оказывался бы не провокатором, работающим на власть. Тот же Тесак — состоялся бы он как явление, если бы его не рекламировал LifeNews и если бы ему не помогали его друзья и подруги из Росмолодежи? Вы, конечно, можете сказать, что да, состоялся бы все равно, только это будут пустые слова — мы не видели Тесака без LifeNews, мы не можем проверить. Корректно ли называть Тесака выразителем мнения большого числа россиян? Нет, некорректно, даже поклонники Тесака узнали о нем из восторженных сюжетов пропагандистских СМИ, и поэтому ответственность за него несет пропаганда, а не аудитория.

Странно только, почему Кашин не спрашивает, где были эти самые интеллигенты с Ахматовой в кармане в начале-середине 2000-х, когда все эти окологосударственные структуры создавались, почему не боролись. Если уж персонифицировать ответственность, то до конца.

Как раз про эти самые структуры – интересный текст Егора Путилова на «Кольте». Автор утверждает, что центральные фигуры российского левого движения работали в проектах Суркова. Собственно, само левое движение как нечто заметное было создано кремлевскими усилиями: До 2005 года в России существовало множество небольших и совсем микроскопических левых организаций — от либертариев левого толка до троцкистов и сталинистов, — многие из которых существовали на гранты зарубежных коллег. Политическая активность на левом фронте стала модным времяпрепровождением для юношей и девушек из хороших семей. Гранты при этом часто разворовывались, что мало для кого было секретом. Многочисленные кружки по интересам, из которых и состояло тогда левое движение, особой пользы властям не приносили, но и вредa тоже не причиняли. Все изменилось в 2005 году, когда на горизонте замаячила «новая внутренняя политика» администрации Суркова.

«Это было беспринципное, с нашей (Комитета за рабочий интернационал. — Ред.) точки зрения, объединение, — говорит Игорь Ясин, активист левой оппозиции, который стоял у истоков создания «Левого фронта» и до сих пор является видным представителем независимых левых сил. — Программные принципы играли второстепенную роль, главное — создать максимально широкую организацию. В последнем, конечно, не было бы ничего плохого, если бы речь шла о продвинутых молодых людях». В состав «Левого фронта» помимо костяка в виде «Авангарда коммунистической молодежи» с Удальцовым вошли и весьма одиозные персонажи, которых тем не менее объединяло наличие разветвленных связей с братскими компартиями за рубежом, — такие, как Алексей Пригарин (ему на момент включения в состав «Левого фронта» исполнилось 78 лет), основатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль, бывший чиновник Министерства промышленности РФ в 2001—2003 годах Дарья Митина, а также политтехнолог и профессиональный создатель левых политических движений Виктор Шапинов — его мы еще увидим позднее, уже на Украине. Некоторые из них представляли влиятельные советские династии, например, дед Джемаля был одним из начальников НКВД Азербайджана, впоследствии став председателем Верховного суда республики, а отец — крупным деятелем компартии. Отец Митиной, выходец из Афганистана, тоже принадлежал к влиятельному клану и был сыном премьер-министра страны. С падением СССР коммунистический интернационал не исчез — большинство европейских компартий продолжили существовать в новых условиях, сохранив при этом старые контакты с уже бывшими кураторами. На фоне торжества левой идеи в Европе многие активисты и функционеры стали известными журналистами, опинионмейкерами и политиками. Возможность влиять на эту аудиторию — это бесценный ресурс, который Кремль не мог упустить.

Далее речь идет об Илье Пономареве, Алексее Сахнине, Викторе Шапинове, организовывавшем на Украине аналог «Левого фронта» и пр. и пр. Довольно интересно, особенно про методологов в конце. Общая идея состоит в том, что нынешние российские левые – плоть от плоти путинского режима и выполняют ту же самую интернациональную функцию, что и некогда их советские предшественники: приехать в «братскую страну» и что-нибудь там замутить. У левых статья вызвала возмущение.

Кирилл Медведев: «Мы хотели показать, что возможен протест без либеральной элиты» - так называлось интервью Алексея Сахнина сайту colta.ru за май 2014. Сегодня либеральная элита, видимо, решила показать, что возможен протест без каких бы то ни было левых. Именно так, наверное, надо понимать сегодняшний разоблачительный наброс на Кольте. Шок и омерзение.

Владимир Плотников: Кирилл, ну а что тут такого? В тексте дикое количество "развесистой клюквы" (автор поверхностно знаком с предметом), но в основном-то - правда. И мы все прекрасно это знаем. У либералов, правда, рыльце в еще более жирном пуху в этом плане.

Текст действительно захватывающе интересный – если сравнивать, например, с призывами прийти в воскресенье на Марш мира, ритуально распространяемыми в фейсбуке. Вот с таким, например:

Александр Гельман: Дорогие друзья! Я хочу объяснить, почему я 21-го сентября пойду на марш мира. Дело в том, что эта война, которая сейчас идет в Украине, эта война, которая может расшириться, охватить и другие районы бывшего СССР, эта война, которая может стать страшной мировой войной, эта война возможна не только и даже не столько по вине Владимира Путина – она возможна прежде всего потому, что ее поддерживают или проявляют равнодушие миллионы российских граждан. По моему ощущению больше равнодушных, чем активно поддерживающих политику войны. Даже у меня порой возникает мысль – ничего сделать нельзя, это не остановить. Такие мысли и порождают апатию, равнодушие, парализуют активность. Все это надо преодолевать – если вы против войны, не надо молчать, не надо впадать в состояние безверия. Надо дать знать властителям страны, и даже не столько им, сколько другим людям, другим гражданам России, чтобы они видели – неравнодушных становится все больше и больше, чтобы в следующий раз, а, может быть, еще в этот раз, и они присоединились к нашим голосам, к нашим рукам, поднятым против войны, к нашим ногам, шагающим в колонах марша мира! Кто за войну – тот за войну, что делать? Но кто против войны, не должен сидеть дома! Еще есть возможность остановить эту настоящую народную беду!

Профессор Лебединский вот пишет, что нет уже такой возможности: Это уже не звоночки, не бубенчики... Это колокола. Это уже набат, ребята...

Недели три тому назал написал мне человек один творческий: "Лёх, давай быстро песню за мир поем и клип снимаем всем скопом, кто в себе еще!". "Да, конечно, я всегда готов! Тоже над этим думаю", отвечаю. Сегодня этот человек написал мне страшную вещь - "с песней и клипом - стоп. Люди боятся". Артисты боятся спеть песню за мир. За мир!!! Это набат, ребца...

А Макаревича народ просто не хочет слушать:

И поэтому концерт отменен. Усе правильно, усе справедливо:

Дмитрий Косенков: В Красноярске на концерт Макаревича был куплен 1(один) билет. Если этот единственный обладатель счастливой покупки - подполковник КГБ, которого служба обязывает, то абсолютно никак нельзя предположить, что всем остальным запретил покупать билеты Путин. А значит, слушатель проголосовал кошельком.

Это же демократия, посоны, это же рыночная экономика. Шо ещё им надо?

И вот как раз голос коммуниста:

О Макаревиче – в интервью «Коммерсанту» - рассуждал сегодня и министр культуры Мединский:

— Как вы как министр культуры отнеслись к концерту Макаревича в украинском Святогорске?

— Знаете, мне больно об этом говорить. Мое поколение выросло на его песнях. Впрочем, никто бы никогда не обратил внимания на эти его концерты, если бы не предшествовавшие постоянные политические заявления музыканта против всего: выборов, Крыма, «Новороссии», политики на Украине. Видимо, у народа накопилось…

— Вы согласны с предложением лишить его российских госнаград?

— Нет, не надо. Лишиться уважения бывает стократ хуже, чем госнаград. Президент награждал Макаревича-артиста, не политика.

Интервью Мединского сегодня препарировал на polit.ru Андрей Левкин: Вопрос: "… тезис «Россия — не Европа» остается для вас актуальным?" Ответ:

"— Во-первых, никогда этого не утверждал. Во-вторых, чем больше русский любит Россию, тем ближе для него традиционная Европа. Вспомните Пушкина: главный европеец в России — это государство.

Подлинными европейцами были многие наши императоры, начиная с «рыцаря на троне» — Николая Павловича. И сегодня во главе России — после векового перерыва — вновь стоит русский европеец".

Это не все, ниже будет еще так:

- "Боюсь, в современном мире мы в духовном и культурном плане тоже становимся более традиционалистами-европейцами, чем сами граждане Евросоюза, значительная часть которых убеждена, что Рафаэль — это одна из черепашек-ниндзя".

Это к тому что Россия будет улучшенной Европой: "Мы не имеем права вываливать на россиян фотовыставки анусов или перформансы голых «художниц», рожающих яйца с краской (как случается в современной Европе). Да и прочие псевдокультурные продукты, эстетизирующие извращения, наркоманию, суицид…"

Так что это все гегелевское отрицание отрицания. Отрицая Европу в ее нынешнем виде ("не Европа"), Россия – точнее, государство Россия ("вспомните Пушкина: главный европеец в России — это государство"). Россия становится более Европой, чем сама она. Что касается цитируемого Пушкина, то любопытно, что Мединский думает именно об этой фразе (исказив, конечно, до изумления). Фраза выдрана им из письма к П.Чаадаеву от 19 октября 1836 г. и там иначе: "Надо было прибавить (не в качестве уступки, но как правду), что правительство все еще единственный европеец в России. И сколь бы грубо и цинично оно ни было, от него зависело бы стать сто крат хуже. Никто не обратил бы на это ни малейшего внимания".

Зато эти слова годятся и как возможный сценарий: можно ж еще и дустом попробовать, все равно никто внимания не обратит, да.

Задача культурной политики, заявил Мединский, состоит в том, чтобы вырастить «поколение победителей». По этому поводу сетует уже Лев Рубинштейн: На всем практически протяжении российской истории «Мы лучше всех» меняется на «Мы хуже всех», а потом обратно. Меняется всегда неожиданно, всегда стремительно, никогда не оглядываясь по сторонам и не отвлекаясь по пустякам, всякий раз проскакивая, зажмурившись, мимо вроде бы очевидного, но при этом мучительно невыносимого «Мы как все».

Закончить всю эту «русскую историю» лучше всего, пожалуй, примиряющим с действительностью твитом Ивана Давыдова:

18:57 18.9.2014
Ольга Серебряная

Попросил через фельдъегеря. «Сжимается кормовая база». Радоваться домашнему аресту. Стрелков вернулся в Донбасс. Коммунистический идол рухнул 2.0

Вот, собственно, текст: Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин рассказал в четверг, что передал президенту России Владимиру Путину просьбу изменить меру пресечения главе АФК «Система» Владимиру Евтушенкову 15 не лично, а через фельдъегерскую связь, сообщило агентство РИА Новости.

«Пока начиналось заседание, я дал указание своим передать (обращение) в установленном порядке», — приводит агентство РИА Новости слова Шохина, сказанные им после заседания Госсовета. Глава РСПП уточнил, что это было сделано через фельдъегерскую связь.

Шохин рассказал журналистам, что и сам хотел выступить, в том числе на эту тему на Госсовете, и даже «тянул руку». Но слова ему не дали.

Удивительно, но разговоры об аресте Владимира Евтушенкова не умолкают уже третий день. Хотя сегодня они приобрели уже некоторую философичность. Георгий Сатаров пишет в фейсбуке: Вот цитата из новостей "Эха Москвы": "Юргенс уверен, что Евтушенкова посадили с ведома президента, в противном случае, — «в системе ручного управления это было бы трагедией»."

Значит ли это, что посадить кого угодно по повелению Путина это не трагедия, а прямо чистая лепота, демократия, торжество права?

Теперь для справки. Уже давно ближайшее окружение президента харчит, кого захочет, без всяких консультаций с шефом вертикали ручного управления. И происходит это по всей стране, а жертвами становится бизнес любого уровня, когда он успешен - особенно. Более того, известны случаи, что они продолжали харчить свои жертвы даже тогда, когда были прямые окрики от Путина отстать от несчастного. Юргенсу, как человеку осведомленному, это известно, как и то, что нет никакой реальной вертикали и никакого ручного управления. Уже давно очевидно: если в стране происходит какая-то мерзость, то совершенно несущественно, в деле (доле) Путин или нет. Вина Путина очевидна в одном: при нем создана эта разрушительная, аморальная, противозаконная система, и он лично ее крышует.

Происходящее - ясный признак того, что "сжимается кормовая база", что резко обостряет внутривидовую борьбу. Начали с Евтушенкова потому, что он не полностью "свой". Странно, что раньше не схарчили. Среди крупного бизнеса таких лояльных и не совсем своих еще не мало. Они будут следующими жертвами. А потом начнут жрать друг друга, как каннибалы.

Они, все нынешние и будущие жертва, это заслужили, поскольку потворствовали формированию этой системы. Они думали, что всегда договорятся, что феодальные отношения удобнее и надежнее правовых. "Следы непрочитанных книжек", как говорит Маша. Опыт полезный. Их дети будут умнее. Если не умеете читать книжки, учитесь на своих трагедиях.

Экономист Хазин, напротив, уверен, что дело Евтушенкова обернется для России благом: С точки зрения общества и государства, «дело Евтушенкова», скорее всего, станет той переломной точкой, после которой олигархи начнут вкладывать деньги в реальный сектор России. Так, во всяком случае, хочется надеяться. Остается только вопрос, почему Евтушенков. И тут у меня есть одна версия. Сугубо личная. Дело в том, что он довольно давно взял на себя обязательство сделать производственную базу микроэлектроники в России. И это обязательство не выполнил. Сегодня это особенно опасно для страны, поскольку нас попытаются отсечь от импортных источников. И тут уже вопрос стоит не о деньгах, а о безопасности всего государства. Кто-то за это должен ответить в любом случае.

Так что я смотрю на все «дело Евтушенкова» как на попытку руководства России изменить отношение «приватизационной элиты» страны к своему государству и своему народу. Обсуждать, кто будет бенефициаром всей схемы, как это делают разные олигархи и приближенные к ним люди, я не буду. Кто-то все равно должен быть бенефициаром, независимо от формы собственности. Нас волнует только одно - чтобы общеэкономическая ситуация в результате улучшалась. Такой шанс есть - а значит, обсуждать тут больше нечего.

Геннадий Колпаков: Можно поверить, если не знать, что такое "производственная база микроэлектроники".

Вот оценка Андрея Синицына и Бориса Грозовского в «Ведомостях»: Теперь мы уже не узнаем, были ли бы у Евтушенкова проблемы, если бы к разнообразным бизнесам АФК не прибавился нефтяной. Постфактум очень просто счесть ошибкой покупку «Башнефти», к приватизации которой всегда было чуть ли не больше вопросов, чем к приватизации «Сибнефти» и «Норникеля», вместе взятых.

Евтушенков всегда был лояльным олигархом, не позволяющим себе ничего лишнего. Но его миноритарное политическое влияние оказалось размыто дополнительной эмиссией политического капитала других людей. Допэмиссия была проведена в узком кругу держателей административного ресурса после начала конфликта с Украиной. Возможность влиять на политику у бизнесменов и экономистов в окружении политического руководства страны резко снизилась. Рецессия и растущая экономическая изоляция позволили выдать «продовольственные карточки» лишь узкому кругу близких к власти людей. «Системе» карточек не досталось. Похоже, наоборот, она сама оказалась прописана в этих карточках как дефицитный продукт.

<…> Понятия меняются и больше не защищают крупные активы. Это следствие дефицита ресурсов и параноидальной игры на сохранение власти.

Многим сейчас хотелось бы списать произошедшее с Евтушенковым на древний, почти развалившийся уже в шкафу скелет приватизации «Башнефти». Но не обязательно покупать приватизированную компанию, чтобы попасть под раздачу, скажет вам Евгений Чичваркин. Просто пирог тает, а аппетиты растут. Возможно, вопрос, что лучше — расстаться по дешевке с активами или потерять свободу, — встанет перед многими бизнесменами.

Еще один благостный аспект в ситуации с Евтушенковым связан с характером его ареста:

Станислав Белковский разделяет мнение Жириновского: Можно посмотреть на домашний арест чуть более широко. С позиций, так сказать, метафизических и даже, если угодно, цивилизационных. И если употребить такой взгляд, то может оказаться, что домашний арест — это не только драма/большая проблема, но и благо. Для арестованного и некоторых людей, его окружающих.

Ибо домашний арест позволяет человеку, не принося (в отличие от полноформатной русской тюрьмы) избыточных жертв, круто изменить жизнь в направлении очищения и самоограничения.

Далее перечисляются ужасы, которых домашнеарестованный лишен (интернет, соцсети, телефон, бессмысленное перемещение по городу) и блага, которые он приобретает: глубокое общение с книгой, самим собой, семьей и домом. И вывод, вполне стоический: [Домашний арест] неплохо было бы сделать и добровольным, по контракту с правоохранительной системой. Заодно у этой системы появился бы новый легальный источник внебюджетного финансирования. Захотел — отсидел у себя дома на общих правовых основаниях. Месяц, три, год. Столько — сколько необходимо для обратного превращения из монстра в человека.

Вообще в стране, где в соответствии с глубокой традицией уголовным обвиняемым может в любой момент времени оказаться всякий, по надуманной причине или вовсе без таковой, где самое неверное — зарекаться от тюрьмы, очень правильный режим жизни — ожидание ареста. И очень хорошо, если домашнего.

Можно было бы констатировать, что в России уже сложился некоторый консенсус в понимании реальности, если бы не украинцы. Виталий Портников убежден, что арест Евтушенкова напрямую связан с Донбассом: В последнее время Евтушенков был причастен к ситуации, которая куда важнее для Кремля, чем аппетиты Сечина и борьба с незаконным отмыванием денег. Эта ситуация - война за Украину. Близкие дружеские отношения Владимира Евтушенкова с Виктором Януковичем стали, наконец, достояним СМИ в период, когда в Кремле торговались с президентом Украины за цену срыва европейской ассоциации. Именно Евтушенков - а не Путин - делал Януковичу заманчивые предложения, от которых нельзя было отказаться. Именно Евтушенков выстраивал в Киеве паутину предпринимательских и идеологических интересов, исправно работающую под разноообразными прикрытиями по сей день. И, наконец, самое главное - именно Евтушенкова считают патроном Константина Малофеева.

О Малофееве широкая публика узнала только после появления на карте Украины боевиков Гиркина и сепаратистского фурункула. СМИ утверждали, что “православный олигарх”, преданный идее восстановления империи, щедро финансирует самопровозглашенные республики и является основным спонсором закупок оружия и оплаты услуг российских “добровольцев”. Однако Малофеев - никакой не олигарх, к тому же в России бизнесмены такого уровня никогда не бывают самостоятельными фигурами - тем более в контактах с государством. Олигарх - это Евтушенков. Более того, именно Евтушенков с его дружескими связями с семьей Януковича мог стать своеобразным мостиком между Малофеевым и бывшим украинским президентом, также обеспечивавшим финансирование и лояльность Москве донецких силовых и властных структур. В этом раскладе от Малофеева требовалось скорее оперативное финансирование, чем роль вдохновителя проекта. Впрочем, Евтушенкова я бы реальным вдохновителем тоже не назвал. Имя настоящего вдохновителя также известно - это Владимир Путин.

Если Путин действительно хочет лишить боевиков в Донбассе свободы маневра, он должен не просто вывести войска, но и отрезать их от источников финансирования. Участники авантюры уже почувствовали вкус больших денег и так просто от этих денег не откажутся. <…>

Задержание Евтушенкова может быть сигналом того, что теперь только Путин - и никто другой - решает судьбу контролируемых московскими наемниками районов Донбасса и не допускает никакой “копродукции”. Со вчерашнего дня боевики - если они, конечно, вообще способны правильно понимать сигналы - могут рассчитывать только на Кремль.

В украинских головах – по понятным, впрочем, причинам – все происходящее в России непосредственно связано с Донбассом и в конечном итоге с Путиным:

Тут, в общем, можно было спорить хоть на состояние Евтушенкова – дело-то верное. Вот и Порошенко выступил в американском Конгрессе:

Меж тем Екатерина Сергацкова передает последние известия из «Новороссии»: Хорошая новость: Сергей Захаров, художник (автор уличных карикатур на Стрелкова и Новороссию), почти месяц проведший в плену в Донецке, вышел на свободу.

Плохая новость: Стрелков, говорят, вернулся в Донецк, а в городе устроили то ли парад, то ли выставку техники.

А я-то думала, от ДНР новостей уже не дождешься.

Тогда, если следовать теории Виталия Портникова, и Евтушенкова должны скоро отпустить.

16:47 18.9.2014
Ольга Серебряная

Независимая горная республика, виски и туризм. «Традиции взаимной ненависти англичан и скоттов». Албурову предъявлены обвинения. «У меня нет ответа на вопрос, почему меня давно уже просто не ударили по голове».

Референдум о независимости Шотландии начался в русском твиттере с шуточного предсказания Рустема Адагамова:

Газета.ру довольно быстро подтвердила:

В Шотландском референдуме есть, однако, очень значимый для России вопрос:

Ну во-первых, понятно почему. Они, как и Газета.ру, полагают, что независимость позволит много пить и гулять:

Кроме того, интересно конструировать веселое будущее. Andrew Zhukov: 2020 год. BBC. На севере Англии затяжные бои между шотландскими горцами и пакистанскими эмирами Лондонского Халифата.

Или вот, в изложении Максима Соколова: В случае развода — хотя в нынешних обстоятельствах он скорее выгоден России, ибо британскому премьеру, сейчас выступающему в роли конька-горбунка, поражающему Русь на карте указательным перстом, тогда будет явно не до России, — нас, скорее всего, ждет сильная реанимация исторического прошлого. Примерно как с Украиной, с тем только различием, что исторические традиции взаимной ненависти англичан и скоттов таковы, что в случае актуализации этих традиций нынешнее русско-украинское ожесточение покажется милым семейным недоразумением. Как выяснилось, за 1991 годом следует 2014-й.

Надеются на новые назначения:

Перзидент Роисси даже предложил новый вопрос для ЕГЭ по обществоведению:

В итоге получается так страшно, что даже шотландцы испугались:

И да:

Много было шуток и по поводу организации голосования:

Серьезный анализ, впрочем, удалось найти разве что в ЖЖ Валерия Аджиева: 1. В чем судьбоносность? Ответ прост: если выиграют сторонники приобретения независимости, то через полтора года прекратит существование одно из действительно великих государственных образований с более чем 300-летней историей; конечно, то, что сейчас обозначается вдруг приобретшей популярность аббревиатурой rUK (the rest of the United Kingdom) будет оставаться мощным и влиятельным государством, но его значимость в мировом контексте неизбежно снизится. Не может пройти бесследно потеря трети территории и десятой части населения; неизбежны и сопутствующие экономические, политические и прочих изменения, которые будут иметь большую цену и для Британии, и для Шотландии, и для всего мира: одно только перебазирование системы ядерного сдерживания, ныне в основном размещенной в Шотландии (которая будет объявлена безъядерной зоной), не только обещает многомиллиардные расходы, но и грозит лишить, по крайней мере на какое-то время, не только Великобританию, но и страны НАТО надлежащей системы обороны. А времена наступают, в том числе благодаря и России, известно какие. О полученном в итоге позитивном импульсе сепаратистами самых разных стран (начиная с Испании) и возможных глобальных последствиях этого и не говорю - не случайно, руководящие деятели ЕС очень сдержанно обрисовывают перспективы принятия суверенной Шотландии в их сообщество.

2. Предстоит в этом случае и переформатирование политического ландшафта страны. Самое очевидное - нарушение установившегося баланса политических сил: в то время, как консервативная партия потеряет всего одного парламентария, лейбористы лишатся более сорока - что делает проблематичным их приход к власти путем завоевания большинства в Палате общин. Более того: лейбористам в этом случае придется измениться идеологически, ибо они лишатся большой части избирателей, располагающихся на крайне-левом фланге идеологического спектра (куда они в новейшие после-блэровские времена и двигались). Сам факт, что именно лейбористские избиратели, судя по всему, и решат исход голосования (опросы отмечают сдвиг в намерениях голосовать "за" именно в традиционно лейбористских анклавах, таких как Глазго), обещает организационные потрясения в партии уже в близком будущем: в частности, нынешний лидер лейбористов Эд Милибэнд вряд ли останется у руля - его популярность в Шотландии немногим выше, чем у премьера и лидера тори Кэмерона, что говорит о том, что как надлежащего лидера его просто не воспринимают.

Но и консерваторам, несмотря на перспективы повышения доли своего относительного присутствия в будущем британском парламенте, особо радоваться нечему. Уже сам факт, что распад великой страны случился в период их правления, имеет большое символическое значение: именно тори традиционно акцентируют приоритет целостности и единства исторически сложившегося государства. Лидер Дэвид Кэмерон, возможно, выживет в близком будущем, но в среднесрочной перспективе после выборов, запланированных на май 2015 г., его отставка неизбежна. И в историю он войдет как премьер-министр, при котором его страна прекратила существование.

И так далее, еще много страниц. Не стоит и говорить, что от британской прессы в последние пару месяцев вообще оторваться невозможно. Потому что все этоинтересно, хлестко, остроумно, но при этом по делу и доброжелательно. Плюс всеобщий подъем и оживление:

И действительно смешные шутки:

То есть ровно наоборот, чем в российской прессе. И в российской действительности:

Албурову предъявлены обвинения в краже плаката с забора. Автор плаката дал уже несколько интервью, в которых говорил, что ни к кому претензий не имеет.

Обращение к следователям по особо важным делам:

Йод по такому случаю взял у Албурова большое интервью – там и про уголовное дело, и про историю его знакомства с Навальным, и про отдел расследований Фонда борьбы с коррупцией и про неприятные перспективы:

— По своей роли для общества ФБК не имеет современных аналогов в России, это безусловный факт. Тем не менее, технологии, о которых вы сейчас говорите, действительно общедоступны и не затратны. Ну что такое десять долларов…

— Это еще самая дорогая услуга, которую нам приходилось покупать. Обычно все бесплатно.

— Почему же тогда эти расследования проводите только вы?

— Честно говоря, для меня это тоже является большим поводом для грусти. Было бы здорово, если бы существовало еще десять таких же ФБК, делающих абсолютно то же самое, мы бы сотрудничали, конкурировали.

— И почему их нет?

— Все-таки не многие люди понимают, как проводить подобные расследования. Такие специалисты работают в коммерческих структурах, для будущих бизнес-партнеров, при подготовке слияний-поглощений. Но в плане политических расследований, к сожалению, мы такие одни.

— А за рубежом ситуация обстоит иначе?

— Во-первых, там хорошо работают СМИ. Там есть большое количество действительно независимых политиков. Например, в тех же Штатах есть сенатор-республиканец Роджер Уикер, опубликовавший информацию о многочисленных домах Владимира Лесина, не так давно. Есть независимый консорциум журналистов-расследователей, ICIJ (International Consortium of Investigative Journalists). Они делали замечательный проект в прошлом апреле — Offshore Leaks, где опубликовали информацию о ста тысячах офшоров с британских виргинских остовов, причем опубликовали в ряде случаев имена реальных бенефициаров. BVI — это вообще темная зона, где нет даже какого-то официального реестра, куда можно было бы послать запрос. <…>

— Насколько это затратно для вас? Помимо тех штрафов, которые налагают суды, в случае если вы не докажете свою правоту, есть еще и цена публично быть объявленными “агентами ЦРУ”, приходится терпеть тонны грязи, презрение со стороны государственной пропаганды и части общества. Не все готовы идти на такие риски. Почему тогда вы готовы?

— Все зависит от того, как ты воспринимаешь это давление. Когда ко мне приходят нашисты пикетировать подъезд, я это воспринимаю не как трагедию, а как оценку моей работы, — значит я делаю все правильно. Для меня это не является чем-то страшным, пусть пишут, что я агент Моссада, ЦРУ и Бориса Березовского вместе взятых.

— Политковская тоже занималась расследованиями, но она уже не может воспринимать это, как хорошую оценку своей работы.

— Лично для меня худшим вариантом событий представляется реальный тюремный срок. Допустим, до пяти лет. Ну ничего страшного, в России сейчас сидит шестьсот тысяч человек, и миллионы людей уже отсидели. Если надо за хорошее дело посидеть, то что еще делать, выбора нет.

— Гаскаров тоже так говорит. У нас в российской политике достаточно примеров, когда с неугодными людьми расправлялись совсем иначе, страшнее, эффективнее, при том, что они занимались вещами, куда менее масштабными, чем ваши расследования, — а вы боитесь только тюремного срока?

— Я не говорил, что боюсь тюремного срока, я сказал, что это худшее, что, на мой взгляд, сейчас может произойти. У меня нет ответа на вопрос, почему меня давно уже где-нибудь в подъезде просто не ударили по голове. Я не знаю, почему так происходит, но раз они фальсифицируют уголовные дела, значит они выбрали именно эти методы, а не физическое давление.

Ну вот, например:

14:33 18.9.2014
Ольга Серебряная

«Ведомости» достанутся российскому Карабасу-Барабасу. ВКонтакте, сын ВГТРК. Лепра: теперь и в КП. Библиотеки себя изжили. Письменность тоже

Еще вчера были возможны относительно оптимистические разъяснения на эту тему. Екатерина Шульман напоминала, что чего только не предлагали уже запретить депутаты, а жизнь, тем не менее, продолжается: Внесен он буквально сегодня, и до такой степени свеж, что в думской базе нет ни текста, ни сопроводительных документов (см. ссылку). Авторы - три депутата, от ЛДПР, СР и КПРФ. Ни один из них никакой значимой думской должности не занимает и вообще ничем ценным не выделяется. Один из авторов, депутат Парахин, является соавтором депутата Федорова по проекту об ускорении введения в действие закона о хранении персональных данных граждан РФ в РФ (2015 вместо 2016).

Сегодняшний проект уже одобрил первый зампред комитета по информационной политике, но он тоже из СР. А также одобрил Павел Гусев, но и он в этом вопросе лицо не решающее. Никто из значимых для процесса людей пока в поддержку не высказался, и никаких одобрительных бумаг от, скажем, Правового управления или правительства еще тоже нет. Проект внесен, подозреваю, на волне раздражения от празднования 15-летия Ведомостей. Но поскольку, как успели заметить, проблемы он создает медиа-группе Ковальчука, то, думаю, еще в Думе поболтается, прежде, чем (и если) приобретет какие-то осязаемые формы. Вообще то, о чем пишет газета Известия, часто оказывается, мягко скажем, ложной сущностью. Помните, в июле депутат Федоров в Известиях иностранных аудиторов запрещал? Я еще статью про это дело писала. Так вот, он этот проект даже и не внес до сих пор, не говоря уж о чем другом.

Сами «Ведомости», покопавшись в ситуации, пришли к следующему: Госдума на следующей неделе рассмотрит в первом чтении проект об ограничении иностранного владения СМИ, рассказали «Ведомостям» два человека в нижней палате парламента. В пояснительной записке к проекту (есть у «Ведомостей») сказано, что сейчас иностранные лица могут контролировать СМИ, а это в отдельных случаях угрожает информационной безопасности государства и наносит вред правам и свободам российских граждан.

Поправки внесли депутат от ЛДПР Вадим Деньгин, депутат от «Справедливой России» Владимир Парахин и коммунист Денис Вороненков, поддержал их замруководителя фракции «Единая Россия» Сергей Железняк. Предлагается ограничить долю иностранцев в СМИ 20%. «Медиа во многом определяют предпочтения граждан и формируют общественное мнение, — считает Железняк, — а контроль иностранцев над СМИ — один из способов скрытого воздействия на страну и принимаемые решения». По словам думских собеседников «Ведомостей», законопроект — инициатива администрации президента и скорее всего быстро пройдет через парламент. Один из федеральных чиновников сомневается, что такой странный и параноидальный проект станет законом.

Сотрудник администрации президента не открыл автора поправок, но подтвердил, что Кремль поддерживает проект: «Инициатива не противоречит международной практике, а в некоторых случаях повторяет ее». У пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова нет информации, что проект обсуждался с администрацией.

Зато Сергей Нарышкин с традиционным аргументом наперевес уже все подтвердил:

Реакции медийного сообщества собрала Екатерина Винокурова: Эксперты Znak.com считают, что законопроект в первую очередь направлен против «Ведомостей»; если они сменят собственника на полностью контролируемого российской властью, то абсолютно независимых ежедневных национальных газет в стране не останется.

На глянец легко давить через рекламодателей, тем более что большинство глянцев у нас и так не СМИ, а «рекламные издания» по всем документам, отмечает журналист Олег Кашин.

«Уверен, это целевой проект в отношении «Ведомостей», тем более что им же сейчас должны найти покупателя, и такой закон просто обяжет их продать какому-то российскому Карабасу-Барабасу», – сказал Кашин Znak.com. <…>

«Моя версия - что общий тренд на «национализацию элиты» (а СМИ тоже можно считать элитой, пусть и «на задних рядах») и борьба с «иностранным влиянием». Тем более что многие во власти действительно верят, что Госдеп и прочие западные деятели прямо диктуют свою волю подконтрольным им СМИ», – считает главный редактор интернет-издания «Русская планета» Павел Пряников.

Slon публикует комментарий основателя холдинга Independent Media Дерка Сауэра: Не знаю мотивы людей, которые это предлагают, но факт в том, что самые важные инвесторы в бумажные СМИ – западные, такие как Hearst, Hachette и Burda, они хорошо работают на рынке. Никого с политическими целями я не знаю, и мне непонятно, почему надо против них принимать законы. Телевидение, конечно, – более стратегический ресурс, там уже есть такой закон. Зачем он в отношении Cosmopolitan и других? Если Hearst или Burda, которые знают, как делать журналы, у которых хорошая экспертиза и ноу-хау, придется продать свои активы, это будет плохо для рынка, для читателей. Что касается инвестиционного климата, то он уже и так плохой, нефть и газ – важнее.

В 1989-м, когда я начинал медиабизнес в России, и до 1992-го существовал закон о совместных предприятиях между русскими организациями и западными компаниями. Потом у меня не было никаких проблем. Сейчас для меня лично законопроект не актуален: хозяин РБК – Прохоров, а свои акции в Independent Media я продал.

Я не знаю опыта всех стран, но у меня есть издания в Голландии и Англии, и таких законов там нет. А Александр Лебедев даже запустил новый телеканал в Англии.

Мотивы «людей, которые это предлагают» самым доходчивым образом описал Антон Носик: Из публикации в «Известиях» могло сложиться впечатление, что за законопроектом стоят три малопонятных барашка из СР, КПРФ и ЛДПР, которые просто решили попиариться, украв идею у легендарного едорастического кащенита Фёдорова (он давно уже всем рассказывает, что центральные каналы российского ТВ прямо подчиняются Вашингтону). То есть вчера ещё можно было тешить себя надеждой, что новая инициатива — такой же циркадиновый наброс на вентилятор, как запрет иностранных слов или автомобильных видеорегистраторов. Увы, не тут-то было. Запрет на участие иностранцев и россиян с иным гражданством в капитале и редакциях российских СМИ — инициатива Кремля, и прохождение этой нормы курирует лично матрос-партизан — тот самый, который все свои белые, задекларированные доходы получил на службе у Руперта Мэрдока. Так что в первом чтении этот законопроект будет принят на одном из ближайших заседаний Госдумы, и дальше, надо полагать, заминок с его одобрением не возникнет.

Решение уже принято. И смысл его — такой же, как у запрета рекламы на кабельных телеканалах. Речь вообще не идёт ни об иностранцах, ни о лицах с двойным гражданством, ни об учреждении/регистрации СМИ. А строго и прямым текстом — о полной ликвидации в России коммерческих медиа. То есть таких, стоимость и инвестиционная привлекательность которых определяется экономическими показателями, вроде выручки и прибыли, без оглядки на «национальную безопасность».

«Ведомости» отмечают, что под запрет в связи с наличием иностранных собственников подпадает больше половины сегодняшнего российского медиарынка (от их собственного издателя Sanoma Independent Media до ОАО «Первый канал» и холдинга «Газпром-медиа»). В одних случаях речь идёт о владении активами через кипрские офшоры, в других — о реальных иностранных учредителях, таких, как Sanoma, Conde Nast, Hearst Shkulev Media, Burda, Аxel Springer, шведская Metro. Вторым после ВГТРК по охвату российской телеаудитории является владелец неэфирных каналов — шведский Viasat. СТС Медиа принадлежит на 37,9% шведской MTG Group, блокпакет — у кипрского офшора Юрия Ковальчука, остальные акции обращаются на NASDAQ.

Запрет иностранцам «владеть» на практике означает ровно две вещи. Во-первых, это запрет российским СМИ привлекать инвестиции на свободном рынке, от партнёра, предложившего наилучшие условия, или через IPO. Во-вторых, это запрет нынешним акционерам этих СМИ свободно выходить из своих долей, продавая их по наилучшей цене.

По сути дела, речь об установлении в России закрытого пула «уполномоченных» собственников СМИ, из трёх, навскидку, толстяков:

— братья Ковальчуки

— братья Ротенберги

— государство.

<…> Свободный оборот акций российских медийных активов — будь то через биржи или прямые сделки с пакетами акций — предложено объявить вне закона. То есть исключить из любой будущей оценки этих самых активов такие понятия, как «капитализация» и «ликвидность». Вместо «ликвидности» российские СМИ будут оцениваться по «заинтересованности трёх толстяков» в активе, а роль справедливой цены будет играть их щедрое предложение по выкупу в условиях ограниченной конкуренции.

Наглядный пример того, как это все работает не в бумажной прессе, а в смежной области:

Что происходит в такой ситуации со СМИ в смысле содержания, который день исследует Александр Архангельский: Лужков НЕ видит политики в аресте Евтушенкова. Туристы НЕ едут за границу (вот почему, надо понимать, разоряются туристические агенства). Франция НЕ отказывалась от поставок Мистралей. В Красноярске отменили концерт Макаревича, сообщает радио КП. "Желающих не нашлось". "Продали всего один билет, - сообщает корреспондент. - Это некий зрительский бойкот. Попортили афиши с артистом. Люди протестуют. Организаторы попросту испугались"

Все новости с НЕ. Суть новости в том, что кто-то отрицает что-то, не подтверждает чего-то, отказывается от чего-то, не хочет кого-то. НЕ НЕ НЕ НЕ. (предлагается новая заставка: "КП! Мы НЕ делаем новости"! или "КП! Мы делаем НЕ новости! оставайтесь с нами". но лучше всего вариант - "НЕ МЫ ДЕЛАЕМ НОВОСТИ!"

То есть, это отказ от жизненности, отказ от коммуникации, как скажет вам любой психолог и лингвист.

Типовые новости радио КП и тоталитарных гибридных СМИ в целом. Когда все это закончится, и я буду рассказывать американским студентам о сути тоталитарных СМИ, я обязательно приведу в пример эти новости от 17 сентября 2014 года.

Пример блестящей политической аналитики в новом медийном формате – в интервью Ульяны Скойбеды с «доктором медицинских наук профессором Гундаровым», который восемь лет назад поставил по фотографии диагноз Виктору Ющенко. Через восемь лет в заметке Скойбеды диагноз подтверждается. Твиттер полнится цитатами:

Теперь Гундаров уверен, что Ющенко распространил заразу, то есть проказу «по элите»: Характерные для лепры симптомы стали появляться и у политиков других стран. Необъяснимые кровоподтеки и синяки, изменение черт лица, боли в спине, деформация ушных раковин...

Один видный оппозиционер два года назад полностью исчез с экрана, я стал узнавать: оказывается, у него был левосторонний паралич лицевого нерва, как у Ющенко, он дважды безуспешно лечился, через год поправился, но следы остались. А встречался ли он когда-нибудь с бывшим президентом Украины?

Нет, не встречался.

А с кем встречался? С Борисом Немцовым, в 2004-м посещавшим майдан.

Простая логика говорит, что оба они должны пройти обследование на лепру. Здесь важно не перегнуть палку, но и не пропустить опасность.

Ну и не стоит даже напоминать, что проказа – малозаразная инфекция. Кому это сегодня интересно?

Далее сообщение Интерфакса цитирует Alexander Kolyandr: С.Капков считает, что библиотеки себя изжили. "В библиотеках сейчас нет необходимости - есть интернет, есть электронные книги. Да и в магазине все сейчас можно купить - в одном только Доме книги на Новом Арбате на полках ежедневно стоят 210 тысяч книг", - отметил С.Капков.

Чуть позже Сергей Капков в фейсбуке у Ильи Азара пояснил свою позицию:

Danya Turovsky я записался в библиотеку в этом году(

Ilya Azar Сергей Капков смотрите-ка, а мой коллега записался. Как же это так?

Сергей Капков Переврали как всегда, я называл библиотеки в районе центра

Andrei Pinchuk расходимся, Ленинка в Химках находится

Vladimir Tsybulskiy но библиотека Достоевского на чистых же

Сергей Капков Ленинка федеральная

Vladimir Tsybulskiy библиотека достоевского точно московская, и она находится на чистых прудах, в самом центре

Сергей Капков Мы обсуждали район Арбата, вокруг дома книги

Ilya Azar Классно сузили) еще немного и выяснится, что речь об одной конкретной библиотеке!

Но Кристина Потупчик уже поднялась на борьбу с книгохранилищами и читальнями:

Ну и вот совершенно логичное предложение по дальнейшему развитию российской культуры и письменности:

Загрузить еще

XS
SM
MD
LG