Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Матч за звание чемпиона мира по шахматам между Владимиром Крамником и Веселином Топаловым


Валерий Винокуров: Мы начнем разговор с этого получившего уже название «туалетного» скандала, который вчера, можно сказать, сорвал очередную пятую партию объединительного матча за звание чемпиона мира между Владимиром Крамником и Веселином Топаловым. Я слушал внимательнейшим образом все, что об этом скандале говорилось на канале «НТВ+ Спорт ». С моей точки зрения, этот канал лучше всех освещает вообще шахматы. Там Сергей Макарычев, гроссмейстер, и мастер Марина Макарычева, его супруга, которые очень давно, еще когда она выступала под девичьей фамилией Островская, ведут шахматную тему. И вот вчера очень подробно они освещали весь этот конфликт. Причем это было сделано как бы в прямом эфире. Потому что Сергей вел передачу и говорил о том, что вот сейчас, предположим, приехал Крамник, пошел сразу в зал пресс-конференций, где давал пресс-конференцию вице-президент Макропулос, и так далее. Олег в это время, пока я смотрел все, чрезвычайно внимательно изучал пресс-релизы обеих делегаций. Поэтому в принципе мы готовы, уважаемые слушатели, вам все это рассказать. Но послушаем, может быть, кто-то тоже сейчас на эту тему готов высказаться из вас.



Олег Винокуров: Первым позвонил нам Сергей из Санкт-Петербурга.



Слушатель: К сожалению, все, что связано со спортом, больше и больше к другим темам относится. Конечно, этот «туалетный» скандал – все это дико. Но я бы хотел вернуться к не менее дикой теме, как Зимняя Олимпиада или Прохиндиада в субтропиках. Две недели назад «видный спортсмен» наш Починок обвинил защитников природы в нечистоплотности. Там же при этом уникальном сооружении будет уничтожена практически большая часть заповедника государственного. В 80-е годы я работал в фирме вместе с участниками строительства сооружений в Сараево к зимней Олимпиаде. Они рассказывали, что буквально там за каждый кустик, за каждое дерево шли нескончаемые споры, чтобы сохранить все, что можно сохранить. Но такого грубого вторжения я вообще даже не представляю. Там же в Краснодарском крае практически все леса уже уничтожены. Они уничтожаются такими темпами, что облысеет весь Кавказский хребет. К сожалению, все больше и больше этот спорт перекликается неизвестно с чем – с какой-то криминальщиной.



Валерий Винокуров: Сергей, поняли вашу точку зрения. Единственное, что я бы уточнил здесь, что спорт здесь не при чем. А все это происходит из-за того, что спорт стал для многих людей одним из средств наживы. И вот именно ради наживы собственно и… Наживу я имею в виду не только материальную, но и политическую, предположим. Можно и так посмотреть на непременное желание провести Олимпиаду зимнюю в Сочи. И вы, конечно, абсолютно правы. Просто единственное, что ваш упрек спорту, по-моему, нельзя принять. Потому что могли бы все это делать и проводить, условно говоря, какой-нибудь всемирный музыкальный фестиваль на протяжении месяца. И ради этого тоже все это затеять. Поэтому спорт не виноват. А во всем остальном вы абсолютно правы.



Олег Винокуров: Олег из Амурской области на связи у нас.



Слушатель: У меня к вам три вопроса, по футболу все. В 1964 году после финала советские футболисты на банкете с испанцами, они спросили у них: «Ребята, сколько вы получите за победу?» Наши футболисты сказали: «Если бы нам эти деньги заплатили, мы бы обыграли кого угодно». А вопрос такой: футболисты «Локомотива», которые играют в сборной, наверное, получают больше полулюбителей из бельгийской команды.



Олег Винокуров: Всех вместе взятых.



Слушатель: Которым они позорно проиграли.



Валерий Винокуров: Наверняка, один футболист «Локомотива» получает больше, чем все футболисты этого «Варигема» вместе с тренером.



Олег Винокуров: Нет, но у тех же еще другие работы есть. Они же там на почте еще где-то получают.



Слушатель: Я все это понимаю. Вопрос такой: в чем причина? Или это безразличие к турниру? Нигматуллин выступал, он сказал, что им безразличен этот турнир УЕФА и их задача удержаться в серии А. Или безразличие «Локомотива» к турниру, или неуважение к болельщикам российским? Или большое отставание в компонентах самой игры футболистов «Локомотива» от полулюбителей?


Второй вопрос: в НХЛ существует, что в конце сезона подводят разные номинации. Там есть такая номинация «дутая фигура». Так много ли в российском футболе этих «дутых фигур»?


И третий вопрос – дело прошлое. Я хотел бы коснуться матча Россия – Бразилия. Ну, бразильцы приехали вы сами знаете почему. Большая сумма контракта была. Почему нельзя было организовать вместо этого матча сборную Россию из футболистов, которые что-то сделали. Это Колыванов, Шалимов.



Валерий Винокуров: Ветеранами что ли играть с бразильцами?



Слушатель: Я бы не сказал, что это ветераны. Мостовой, Карпин.



Валерий Винокуров: Давайте всех выслушаем, потом будем четко отвечать на все вопросы подряд.



Олег Винокуров: Из Санкт-Петербурга слушаем Кирилла.



Слушатель: Я хотел бы связать немножко шахматы с футболом. Топалов прекрасно выступал до 23-го хода и сильнее был, чем Крамник. Но чего-то ему не хватило – сосудов, терпения спортивного. И я как выступающий около первого разряда хочу сказать, что шахматы тоже развивают личность.



Валерий Винокуров: Кирилл, про какую партию вы говорите?



Слушатель: Вторая партия, где у него было начальное преимущество. Напоминает наших футболистов. Вначале наши давят футболисты, а реализовать, дожать не могут. Значит, изъянов много. И у меня мысль, что зарплата, как говорится, не по Сеньке шапка. Может быть, нашим игрокам все-таки уменьшить зарплату на полном серьезе до уровня деревенских команд с тем, кого они победить не могут. Второй вопрос, действительно, может быть, они не хотят сражаться дальше в турнире до конца? И третий вопрос по «Лучу». Представим, что «Луч» займет первое-второе место и должен выступать в Кубке европейских чемпионов. И как эта азиатская команда будет выступать в Кубке? Кроме того, сами перелеты. А если мы в Испании? Или испанцам лететь 16 часов во Владивосток. Это, по-моему, уже издевательство. Поэтому надо возвращаться к каким-то зонам, стыковым матчам, что-то в этом духе делать. Но расширять до такого уровня перелет. Может, на наших футболистов еще перелеты влияют, что они плохо бегают. Почему систематически если кто-то по краю у нас прорывается, и адресатов нет?



Валерий Винокуров: Кирилл, поняли. Но на некоторые вопросы мы просто не в состоянии ответить. Почему нет прострелов в штрафную? Потому что, предположим, не умеют. Почему «Луч»? Ну, Владивосток входит в Россию, Дальний Восток является частью России. Почему ж тогда он не может играть в чемпионате России? Но пока что этот вопрос пусть будет обсуждаться, когда «Луч» действительно выйдет на европейскую арену.



Дмитрий Морозов: Ну, казахские клубы же в УЕФА вовсю играют.



Олег Винокуров: Звонок из Москвы, Александр.



Слушатель: У меня один вопрос по шахматам, другой – по футболу. Насчет шахмат, во-первых, во второй партии у Топалова было вообще выиграно, в два хода мат чуть бы не поставил он. Во-вторых, я понимаю, например, Топалова, когда партнер встает и то и дело уходит, а тем более уходит в комнаты, которые не оборудованы аппаратурой, не просматриваются, и при данных компьютерных возможностях я представляю, как это действует на нервы. И можно действительно ошибаться. На мой взгляд, претензии топаловской команды довольно таки справедливы.


А насчет футбола, вы знаете, на мой взгляд, много сейчас говорили о «Локомотиве». «Локомотив», может быть, сейчас и действительно не был настроен, как говорится. Я думаю, что они больше думают о чемпионате России, хотя это, может быть, и глупо, но мне кажется, что все же есть недооценка и ненастрой. А вот то, что «Спартак», про который очень много говорили, что якобы будет он бороться, уж в УЕФА он, как говорится, попадет. На мой взгляд, УЕФА ему не светит, потому что в Италии если он проиграет, то только четвертое место.



Валерий Винокуров: Поняли вашу точку зрения, но вы собственно вопросов никаких и не задавали. Мы вас выслушали внимательно и понимаем, что у вас вот такой взгляд на шахматы и на футбольную ситуацию. Еще послушаем звонок, а потом будем отвечать.



Олег Винокуров: Это Виктор из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня вопрос этический. Во время футбольного матча первый болельщик ЦСКА Иванов. Ясно, что он проходит по бесплатному билету. Но он еще на халяву одевается в казенную форму.



Валерий Винокуров: А почему вы думаете, что на халяву? Может быть, ему подарили.



Слушатель: Я думаю, что это такой человек, который мог бы и за свои деньги купить что-нибудь и не выглядеть таким чучелом с трибуны.



Валерий Винокуров: Виктор, поняли вашу точку зрения. Тоже вопросов не содержится. Поэтому отвечаем Олегу из Амурской области. Олег, насчет финала Кубка Европы 1964 года, действительно, вы рассказали правильную историю. Но это, конечно, была шутка, потому что те мастера сборной СССР, которые выступали в финале против сборной Испании, конечно, прекрасно понимали, что они достойно играли и были на уровне сильнейших профессионалов того времени. В какой-то момент, может быть, чуть хуже, в какой-то чуть лучше. А вот насчет денег, конечно, они получали гроши, и поэтому так удачно, с моей точки зрения, пошутили.


Что касается «Локомотива», мы выслушали точки зрения радиослушателей. С моей точки зрения, дело в том, что уровень чемпионата России не соответствует высшим европейским стандартам. И поэтому «Локомотив», играя в России с командами совсем слабыми или полуслабыми или весьма средними и так далее, на протяжении всего сезона в полной мере не выкладывается и, следовательно, не готов к настоящей борьбе. А вот эти любители, которые, как мы уже справедливо заметили, в сумме получают меньше, чем один футболист «Локомотива», они к борьбе были готовы и боролись изо всех сил.



Олег Винокуров: На этот счет тут прекрасное сообщение на пейджер нам пришло. Александр периодически довольно такие остроумные реплики нам выдает: «После фейерверка в Москве после первого матча с бельгийцами и столь же блистательного поражения в Бельгии не вспомнить ли реплику Евгения Евстигнеева в фильме «Берегись автомобиля»: «Наконец-то, любители приходят на смену профессионалам».



Валерий Винокуров: У Олега еще был вопрос насчет НХЛ, «дутой фигуры». Олег, мы можем на эту тему только шутить. Действительно, там есть такой приз, но я думаю, что таких призов в России надо было бы установить сто или тысячу.



Дмитрий Морозов: Слишком много было бы претендентов.



Валерий Винокуров: Всем «дутым фигурам» вручать, а их тут такое количество. Причем не только в футболе, не только в спорте, а во многих видах деятельности.



Олег Винокуров: Ответим на вопрос, пришедший по пейджеру. Слушатель Олег просил рассказать о выступлениях борцов греко-римского стиля в Китае. Почему мы не сказали в новостях, дело то было минувших дней. В начале недели соревновались борцы. Коротко сообщим, что там семь категорий, и во всех победили представители разных стран. По категориям: 55 кг – стал чемпионом иранец Хамид Сурян, 60 кг – американец Джо Уоррен, 66 кг – китаец Ли Янянь, 74 кг – украинец Владимир Шатских, 84 кг – Мухаммед Абдель Фаттах из Египта, 96 кг – эстонец Хейке Набе, и в самой последней категории 120 кг первую и единственную золотую медаль для России завоевал Хасан Бароев.


А теперь мы слушаем Владимира Александровича из Москвы.



Слушатель: Я тоже возмущен этим поведением (я о шахматах).



Валерий Винокуров: Чем вы возмущены?



Слушатель: Все-таки 21-й век, а там такие понятия – чуть ли не колдуны. Но эта тема меня меньше волнует. Второй вопрос по футболу. Может быть, не совсем про тот, про который говорили до этого. Перед самыми новостями озвучили коллегу слушателя: приходят, наконец-то, любители на смену профессионалам.



Валерий Винокуров: Шутка такая.



Слушатель: А я тоже в принципе эту шутку продолжу про любителей. Сейчас в Южной Африке, в Йоханнесбурге проходит чемпионат мира по футболу среди бомжей, наркоманов и прочих. Вы можете что-то сказать на эту тему?



Валерий Винокуров: Это же такая гуманитарная акция – собрать людей для того, чтобы они как-то почувствовали себя в этой жизни не лишними и не чужими. Естественно, никому на смену они не собираются идти. Просто вот, я думаю, что была инициирована ЮНЕСКО эта акция. Нашлись какие-то люди в ФИФА. Это как стрит-футбол, есть такая организация, которая уличные собирает команды, ребят, которые играют на улицах. Это во время чемпионата мира как раз проводилась такая акция. На эту тему даже как-то шутить не хочется.



Олег Винокуров: А что тут шутить? В футбол играют во всем мире на улицах, во дворах. Так же как и в шахматы во всем мире миллионы людей, но на своем соответствующем уровне.



Валерий Винокуров: Но тут ситуация такая. Александра, звонившего из Москвы, ситуация в шахматах настроила на то, что бригада Топалова как бы права. Я всегда выступал за то, что журналист, если он болеет за кого-то, не должен высказывать свою точку зрения. Поэтому я лично свою не буду высказывать сегодня, даже если вы попросите. Потому что в данном случае я болельщик. Прямо скажу, я болею за Крамника, и поэтому не буду тут свою точку зрения высказывать. Но рассказать о том, что происходит, могу. Все должно проводиться, как утверждают все пресс-релизы и все люди, которых я вчера слушал, и особенно мне понравилось выступление старейшего шахматного обозревателя мастера Якова Владимировича Дамского, по тому, что записано в регламенте. Там перед началом матча обе делегации осматривали и комнату отдыха, и вот эти туалеты. Причем руководитель делегации Топалова даже сказал, что там были установлены радио. Марина Макарычева, которая брала интервью, даже удивилась: «Как в туалете радио?» На самом деле, это совершенно разумно. Было установлено радио не чтобы слушать музыку или радиостанции, а просто динамик там установлен был для того, чтобы шахматист, находясь, предположим, в изолированном помещении, услышал по реакции зала, по тому, что соперник встал, подвинул стул, сделал ход, что пришла его очередь хода. Но по просьбе болгарской делегации эти динамики были ликвидированы. Все: и туалеты, и сцену, на которой играют, и комнату отдыха – все осматривает служба так называемой секьюрити. Когда шахматист приходит даже туда, в зал, его ощупывают, осматривают, как будто он в самолет идет, чтобы ничего металлического на рубашке, брюках не было. Так все было организовано и так было подписано. Сейчас руководитель делегации Топалова Данаилов сказал: «Ну, мы настояли, чтобы снять радио», - ну, сняли эти радиоточки. А делегация Крамника попросила установить стекло, чтобы не было общения с залом. И все согласились. И все так и было.


Александр говорит, что раздражает, когда человек уходит. Так всегда уходят, и раньше уходили. Во время турнира уходят. Чего же сидеть и ждать, пока соперник сделает ход? Сделал ход человек и уходит в свою комнату отдыха. Для этого и подписывалось соглашение. Именно там надо в комнате отдыха ждать ответного хода соперника. И комната отдыха судьями просматривается. Вот что возмутило Владимира Крамника, как я слышал, что он говорил вчера на пресс-конференции? Что эту пленку, которая записывается и которая снимает комнату отдыха, просматривало не только апелляционное жюри, а что эту пленку, которую должны смотреть только судьи и члены апелляционного жюри, эту пленку показали команде Топалова. В ходе этого всего разбирательства выяснилось много разных деталей. То, что власть там принадлежит первому вице-президенту ФИДЕ Георгиусу Макропулосу и вице-президенту Зурабу Айзмапарашвили. А оба этих человека когда-то входили в команду Топалова и в дружеских отношениях состоят со всей этой командой. Но до матча никто ничего об этом не говорил. Кроме того, выяснилось еще и такое обстоятельство, как смотрели и принимали все эти решения не только команды, но и юристы. Все юристы подписали. А показывать пленку, почему Крамник возмущен, это есть вмешательство в его личную жизнь. Ибо, находясь в комнате отдыха, человек может реагировать на сделанный им ход или на сделанный ход соперника, может хвататься за лоб, за голову или радостно размахивать кулаком. Вот эту реакцию на ходы вообще ни в коем случае нельзя демонстрировать команде соперника. А сколько раз человек ходит в туалет – это уже действительно в конце концов дело любого человека. Обследование туалета показало, что вообще там нет ничего. Поэтому, Александр, вам кажется, что Топалов прав, мне как болельщику Крамника кажется, что прав Крамник. Я вам рассказываю то, что говорили в интервью разные люди.


Выступал там, в частности, в этой программе гроссмейстер Эрнесто Инарбиев, видимо, из Калмыкии, и он рассказывал о том, что когда он общался с болельщиками и с любителями шахмат, комментировал для них партии, то кто-то из них подсказал вот ту замечательную жертву ферзя за пешку. Он говорил: «Я не видел». А потом, когда она произошла на доске, когда ее осуществил один из участников матча, то тогда говорили: «Вот как же он такую?» А увидел это, оказывается, со слов Инарбиева я понял, это кто-то из болельщиков. Причем гроссмейстер Инарбиев никак свою точку зрения по поводу конфликта не высказывал. Он просто рассказал о своем общении с любителями шахмат.



Олег Винокуров: Но это не означает, что кто-то из болельщиков подсказал Крамнику. Могут люди не понять. Это не означает, что кто-то подсказал Крамнику. В смысле, что ее можно было увидеть без компьютера.



Валерий Винокуров: Да, вот это я имел в виду. Что даже увидел это не то что гроссмейстер, а любитель шахмат.



Олег Винокуров: Но в любом случае сейчас ситуация такова, что мы не знаем, будет продолжен матч или нет. Потому что Крамник отказывается от продолжения, ибо видит нарушение контракта. В контракте, заключенном с ФИДЕ участниками, было все прописано. В частности, то, что можно пользоваться туалетной комнатой, каждому будет предоставлена комната отдыха и входящая в нее туалетная комната. Если контракт нарушен, то Крамник играть не будет. Так что пока неизвестно.



Валерий Винокуров: Очень жаль будет.



Олег Винокуров: Слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: Я, к примеру, вообще перестал следить за развитием тенденций в буржуазном спорте в связи с тем, что буржуазный спорт не содержит в себе элементов чистой соревновательности. Так как буржуазия лишила всякого уважения все виды деятельности человека, превратила спортсмена, врача, юриста, поэта в своих платных наемных работников. Такой спорт оскорбляет своих поклонников.



Валерий Винокуров: Владимир, поняли вашу точку зрения. Мы не обсуждаем достоинства или недостатки буржуазного, капиталистического строя или бывшего социалистического.



Олег Винокуров: А в чем тогда смысл? Что тогда звонить, если вы не следите за спортом? У вас вопрос какой-то?



Валерий Винокуров: Ну, не следит, он считает, что буржуазия испортила науку, медицину, видимо, все на свете.



Олег Винокуров: Видимо, Евгений из Липецкой области следит.



Слушатель: У меня к вам два вопроса. На каком месте находится Россия в коэффициенте УЕФА по футболу? Как известно, от России на следующий евросезон идут четыре команды: две – в Лиге чемпионов, две – в Кубке УЕФА. В Лиге чемпионов – первое-второе места, кто в чемпионате займет, а в Кубке УЕФА – кто возьмет Кубок или третье или четвертое.



Олег Винокуров: Третье-четвертое, но это от национальной федерации дается. Либо обладатель Кубка страны. Но поскольку часто они совпадают, либо третье-четвертое. А что касается места России, на данный момент, перед началом этого сезона, когда рейтинг считался, Россия была на 13-м месте. Перед началом следующего сезона 2007-2008 она будет на девятом, что дает ей право выставить…



Дмитрий Морозов: Это клубный рейтинг, да?



Олег Винокуров: Да, по которому определяется представительство в Кубке УЕФА. Она будет на девятом месте на начало сезона, то есть получит сразу одну команду в основную сетку Лиги чемпионов. Те очки, которые набираются сейчас, соответственно, дадут возможность как-то изменить, улучшить или ухудшить, положение уже к сезону 2008-2009 годов. Ну, и тут у России есть шанс, допустим, занять восьмое место. Ну, это от других тоже зависит. Если какие-нибудь голландцы, румыны, болгары или украинцы будут меньше набирать, то соответственно… Короче говоря, есть шанс занять восьмое место, которое будет, с одной стороны, прекрасно, с другой стороны, чревато тем, что четыре команды будут заявлены в Кубок УЕФА, то есть соответственно и пятое место, и шестое место. А тут уж с такими командами как набрать много очков. Когда мы видим, что лидеры чемпионата России не выдерживают. Так что после этого коэффициент может резко пойти вниз. Сейчас, в данный момент Россия на девятом месте.


Николай из Москвы.



Слушатель: Опять судный день для ЦСКА. Как вы думаете, в этот раз уже накажут?



Валерий Винокуров: А, вы имеете в виду за поведение болельщиков?



Слушатель: Вот они кинули во время этого матча с «Гамбургом», попали, засекли. И уже объявили по радио и в СМИ, что в четверг пятого или в пятницу шестого будет разбирательство. А так как ЦСКА сидит на «горчичнике»:



Олег Винокуров: Отложенное наказание.



Слушатель: :что может получиться?



Валерий Винокуров: Николай, меня, честно говоря, удивило даже слабость наказания предыдущего, потому что там же тоже было вот это, как выразился Николай, на отложенном «горчичнике». Сейчас уже очередной раз, наверное, будет более строгое, потому что тогда, после инцидента в Словакии, мне казалось, что какой-нибудь матч обязательно должны будут провести без зрителей или на нейтральном поле. Но только ограничилось тогда это штрафом. Если сейчас снова будет разбирательство, может быть, тогда будет более суровое наказание. Просто обидно, что болельщики подводят свою команду. Вот что крайне неприятно.



Дмитрий Морозов: Это не болельщики.



Валерий Винокуров: Это не болельщики, конечно, а вот это хулиганье, которое под видом болельщиков проникает туда, чтобы поорать, покричать и что-то взорвать.



Дмитрий Морозов: Кстати, о последнем матче «Спартака» в Лиге чемпионов если, допустим, говорить и сравнивать, болельщик – не болельщик, вот действительно какая-то группировка болельщиков спартаковская устроила перформанс настоящий. Она красивый баннер повесила очень интересный. И причем эти ребята – принципиальные противники бросания файеров на беговую дорожку и на поле. То есть они следят за этим делом. И они, как в Италии, перед началом матча устраивают такое красивое представление для того, чтобы создать соответствующее настроение, чтобы футбол превратился в настоящее зрелище по всем параметрам. Вот это положительный пример.



Валерий Винокуров: Значит, более сознательные болельщики, чем те посетители трибун. Потому что те, которые это все взрывают и так далее, мы уже не будем говорить о том, как они себя вели во время минуты молчания на стадионе в Словакии. Об этом уже все сказали. Значит, это люди просто аморальные, и они так и будут подводить все время свою команду, в данном случае ЦСКА.



Олег Винокуров: Игорь из Одинцово позвонил нам.



Слушатель: В 73-м номере «Новой газеты»: «Герои зимних игр в Турине до сих пор не получили премиальные от Олимпийского комитета России». Это вот этот стыд и позор на фоне этих миллиардов, которые бросили на Сочи. И еще у меня ремарка насчет перехода осень-весна. Ведь надо же переставлять все лиги, все зоны, все комитеты городские, районные, региональные все футбольные комитеты на эти рельсы. Мы же не сможем, наверное. Как вы можете прокомментировать?



Валерий Винокуров: Игорь, два слова про осень-весна. Речь идет о том, чтобы назвать первый круг вторым, а второй – первым. Ну, какая же разница, в какой лиге это произойдет? На первых порах будет так сделано. Ну, как-то это разрешится. Там есть довольно интересное решение, что чемпионат протянуть на полтора года, сыграть, предположим, три четверти матчей чемпионата в одном году, а четверть – весной следующего года. И так же можно на все перейти.



Дмитрий Морозов: Все областные федерации подчиняются Российскому футбольному союзу. Централизованно следует команда.



Валерий Винокуров: Все разработается, все подсчитается, наверное.



Олег Винокуров: Надо понять принципиальный вопрос, с какой целью это делать. В принципе, и так можно прекрасно играть, как играют сейчас. Если хотят, чтобы высший дивизион соответствовал иностранному, предположим, - это одно дело. Тогда, значит, к чему надо думать про лиги вторую, третью, четвертую и десятую? Значит, как-то их подстраивать. Если наоборот, они стоят во главе угла, а высший дивизион подстраивается под них, а не под Европу, тогда действительно можно играть. Что произойдет? Моно и так, по осени. Всегда было, что российские, советские клубы обыгрывали европейцев именно по осени, потому что они в форме.



Валерий Винокуров: А весной наоборот.



Олег Винокуров: Теперь мы уже видим, что какая тут осень? Тут уже бельгийцы.



Валерий Винокуров: Игорь, насчет олимпийских премий, просто вы, видимо, вчера не смогли послушать днем программу « Прессинг по будням». Там как раз наша коллега Наталья Федотова и Роберт Воскеричян подробно эту ситуацию с олимпийскими безобразиями обсуждали, нашли ответ даже пресс-атташе и выступление Леонида Тягачева, который сейчас сказал, что все это спортсмены говорят неправду, что им это никто не обещал. Тогда Наташа Федотова подняла за 2004 год какие-то материалы Национального олимпийского комитета, а там все это прописано. Короче, сейчас выкручивается и говорит Леонид Тягачев, что он не обещал, а там он обещал. Поэтому вчера в этой программе все было сопоставлено, и ткнули носом Леонида Тягачева фактически в то, что он сейчас обманывает спортсменов: тогда обещал одно – сейчас говорит другое. И, судя по высказыванию Игоря, это же самое, наверное, написала и «Новая газета».



Дмитрий Морозов: Эта заметка есть на нашем сайте Радио Свобода.



Олег Винокуров: Это имеется в виду выступление Роберта Воскеричяна.


Из Санкт-Петербурга Павел позвонил.



Слушатель: Как вы думаете, то, что Юрий Павлович Семин в свое время ушел из «Локомотива» в сборную России, была ли это его ошибка? Если бы не ушел, так бы и работал в сборной сейчас. Чем он сейчас занимается, и какие у него перспективы?



Валерий Винокуров: Сейчас он ничем не занимается.



Дмитрий Морозов: Творческий отпуск.



Валерий Винокуров: Как рантье, на заработанные ранее средства. Так же как Анатолий Бышовец, Олег Романцев и прочие. Мне кажется, что он ушел в сборную, надеясь, что он там чего-то добьется. Но это мне так просто кажется. Есть такие сведения, что ушел из-за того, что там началась дележка новой акции при новом руководстве. Сейчас же председатель совета директоров «Локомотива» Сергей Липатов из какой-то там организации, близкой к железным дорогам. Президентом остался Филатов. Как уж там делят акции, я не знаю. Но я думаю, что если б Семин остался в «Локомотиве», так же было бы все, как и было. Никаких оснований предполагать, что «Локомотив» вдруг развалился при нем, по-моему, нет.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы на связи у нас.



Слушатель: У меня такое ощущение, что сейчас любое какое-нибудь спортивное мероприятие без скандальчика просто уже неинтересно смотрится. Поэтому и шахматы стали более интересны, и говорят о них в связи с этим скандалом. Я бы хотел вернуться к полуфиналу по большому теннису с американцами. Вот этот полуфинал очень наглядно нам показал, как руководство может повлиять на исход матча. Тарпищев показал, что он – отличный психолог, отличный тактик. Человек выбрал покрытие. Это наглядный пример, как при помощи простого покрытия можно обыгрывать команды, игроки которой по рейтингу находятся выше.


А вот в футболе совершенно другая картина. Мы при помощи этих искусственных полей гробим наш футбол, и игра этого же «Спартака», «Амкара», «Торпедо» московского – любители играть на резинке.



Олег Винокуров: Вничью то сыграли со « Спорт ингом» благодаря полю. Еще глядишь, зацепят очко-другое.



Слушатель: Совершенно верно. Но мы посмотрим, как они сыграют теперь в Португалии на нормальном поле. Видно, что в физике они очень сильно уступают. Сегодня будет игра «Томи» с «Амкаром», я вам просто предлагаю посмотреть, и вы увидите, что «Томь» намного физически превосходит «Амкар», и «Томь» сегодня выиграет. И это все за счет того, что «Томь» играет на нормальном поле. Вроде две сибирские команды.



Валерий Винокуров: Владимир, поняли, наша точка зрения по отношению к искусственным полям полностью совпадает с вашей. Меня даже только до сих пор удивляет, почему соглашается, например, « Спорт инг» играть на искусственном поле.



Олег Винокуров: Уже никуда не денешься.



Валерий Винокуров: Может быть, уже принято Лигой чемпионов, и никуда не денешься.



Олег Винокуров: Ну, и последний звонок на сегодня. Илья из Москвы.



Слушатель: По поводу шахмат я хотел сказать, что, конечно, Крамник с формальной точки зрения прав: если что-то прописано в договоре, нельзя менять, что сделано волевым решением апелляционного комитета. С другой стороны, конечно, срывать матч из-за этого, мне кажется, тут сложно сказать, кто прав, кто виноват. Потому что столько шли к этому матчу, и сорвать его из-за того… Может быть, имело смысл пойти на дополнительные проверки. Ничего такого страшного тут нет.



Валерий Винокуров: Илья, там же не в проверках дело. Там хотят сделать общий туалет для всех, в этом смысле.



Слушатель: Но ради гонорара стоило, может быть, походить в общий туалет.



Валерий Винокуров: А вот Крамник сказал, что в данном случае (он очень любит шахматы, очень хочет объединения) вмешательство в личную жизнь такое он потерпеть не может. Конечно, вы правы, Илья, в том, что ситуация неоднозначна, и чем разрешится – никто не знает.



Олег Винокуров: Но, с другой стороны, терпеть… Ну, Топалов пусть бы терпел. Ходит человек в туалет – ну, и ходит, ну, терпи. В чем проблема? Крамник должен пойти на компромисс, а Топалов не должен.



Дмитрий Морозов: Нет, но снимать это и показывать команде соперника – вот это, конечно, вопиюще совершенно.



Олег Винокуров: Ну, естественно. Тут у нас и Александр задает на пейджер вопрос: «Не кажется ли вам, что после ухода Каспарова мировые шахматы стали стремительно умирать?»



Дмитрий Морозов: Но Каспаров еще не ушел.



Валерий Винокуров: Нет, умирать не начали. Почему умирать? Кстати, во времена Каспарова тоже этих скандалов хватало. Вообще, я тут молодым коллегам как раз перед началом программы рассказывал о всех этих скандалах. Я помню еще начиная с 1948 года. Тогда был такой турнир пятерых, первый раз когда Ботвинник стал чемпионом мира. Скандалы в шахматах – дело обычное, но не такого характера, как сейчас.



Олег Винокуров: Если про их смерть, когда Фишер ушел из шахмат, можно было начать предполагать, что шахматы начали умирать. Никуда они не умрут. Все будет прекрасно с ними еще много тысяч лет.



Валерий Винокуров: Ну вот, слава Богу, на такой оптимистичной ноте мы закончим программу.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG