Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

И письма, и заявки скапливаются – регулярно. Не все выполнимы, не все можно исполнить за десяток передач «Времени Джаза». Что вы услышите на этот раз? Чета Бейкера, Сару Вон, Додо Мармароза, Арта Тейтума, Джо Пасса, Милта Джексона и дуэт Киза Джаррета и Чарли Хейдена.

«Во время моего второго приезда в Амстердам я с сыновьями отправился гулять по ночному городу. Мы повернули за угол и я внезапно увидел эту мемориальную доску. И тут, конечно, я вспомнил ваши передачи. – Ребята, это Чет Бейкер! Я начал сбивчиво рассказывать его историю, потом, когда приехали домой, слушали «Давай потеряемся», а еще через день, парень, у которого мы гостили, повел нас в джаз-клуб, было здорово! Часто я вспоминаю этот вечер». Andy-driver.

Вы в свое время познакомились с Андреем, киевским таксистом Andy-driver’oм в передачах «Времени Джаза», посвященных нашим слушателям и их заявкам.

Доброе время суток, учитывая географический разброс наших слушателей и джазфанов. Это действительно «Время Джаза», которое вы можете слушать на коротких волнах «Свободы» и с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Париже Дмитрий Савицкий.

Сегодня – вы, наши слушатели, и ваши заявки:

Chet Baker - Polka Dots And Moonbeams – 7:57 (Chet Baker - Chet Baker In New York – Riverside)

«Polka Dots And Moonbeams» - музыка песни-стандарта 1940-года Джимми ван Хьюсена; слова, они грядут, Джонни Бюрке.

Одна из самых противоречивых фигур джаза эпохи кула: Чесни Хенри Бэйкер – трубач, флюгельгорнист, пианист и композитор. Отец, игравший на банджо, подарил ему тромбон, но юный Чет тут же махнул его на трубу. Позже, когда на гастролях в Европе у него украли трубу, он перешел на флюгельгорн.

В песне про сельские танцульки он играл с Элом Хейгом - рояль; Полом Чэмбэрсом – контрабас и Филли Джо Джоунсом – ударные. Это запись сентября 1958 года.

Sarah Vaughan - Polka Dots And Moonbeams – 4:27 (Sarah Vaughan - Sassy Swings the Tivoli – Mercury)

Когда-то я переводил это название, Polka Dots And Moonbeams, как «Платье в горошек и лунные лучи». Нынче прослушав текст, я слегка прозрел и понял, что по контексту «Polka Dots» это скорее круги от прожекторов на танцульках. Ну, а лунные лучи своей природы не изменили.

Сара Вон – вокал; Кёрк Стюарт – рояль; Чарльз Уильямс – контрабас и Джордж Хьюз – ударные. Концерт Сары Вон в копенгагенском саду Тиволи, 18 июля 1963 года.

«Это я в своей «радиорубке», - пишет Andy-driver. – Слева папин ламповый приемник 1938 года выпуска воронежского радиозавода. Приемник благополучно пережил войну. На нем папа слушал Уиллиса Коновера, Би-Би-Си и другие западные радиостанции. Справа уже знакомый вам «Океан 209» - этот приемник послужил и мне тоже. Большинство ваших передач, и других, я слушал именно на нем. В центре note-book моего старшего сына: теперь новости и ваши передачи я слушаю через интернет…»

Чудесно, Энди, я бы приставил к note-book’у внешнюю звуковую карту, скажем одну из серии E-MU/USB и приличные колонки. Сигнал вы получаете, а объем звука можно создать самостоятельно.

Chet Baker - Once Upon A Summertime (La Valse Des Lilas) – 11:27 (Chet Baker - Once Upon A Summertime – Jazz Classics)

«Once Upon A Summertime (La Valse Des Lilas)» - «Однажды летом. Вальс Сирени» - Мишеля Леграна, Эдди Барклая, Джонни Мерсера и Чета Бейкера. Бейкер – труба с сурдинкой; Грегори Хёрберт – тенор-сакс; Харольд Данко – рояль; Рон Картер – контрабас и Мел Льюис – ударные. Февраль 1977 года. Для нашего слушателя Андрея из Киева.

Чета Бейкера называли белым соперником Майлза. Дейвис писал в своей автобиографии: «Я уверен, что среди молодых музыкантов Клиффорд (Браун) был на голову выше остальных, во всяком случае, в моих глазах. Но Чет Бейкер? Господи, да ничего в нем не было. (…) Музыкальная жизнь тогда сильно подпитывалась наркотиками, и многие музыканты были кончеными наркоманами, особенно те, кто сидел на игле. В некоторых кругах считалось даже шиком колоться. Ребята помоложе: Декстер Гордон, Тэд Дамерон, Арт Блейки, Джей-Джей Джонсон, Сонни Роллинс, Джаки Маклин и я — все мы — крепко подсели на иглу примерно в одно и то же время. А ведь знали, что Фредди Уэбстер недавно погиб из-за какого-то ядовитого фуфла. Кроме того, и Птица, и Сонни Ститт, и Бад Пауэлл, и Фэтс Наварро с Джином Аммонсом — все они употребляли героин, не говоря уж о Джо Гае или Билли Холидей. Эти постоянно были в откате. Многие из белых — Стен Гетц, Джерри Маллиган, Ред Родни и Чет Бейкер — тоже плотно присели. Но пресса в то время пыталась представить дело так, будто этим занимались только черные. Я-то никогда не верил в чепуху о том, что под кайфом сможешь играть, как Птица».

Конечно, Майлз был неправ. У Чета была сложная судьба и мне кажется, что он стал наркомом именно в 1952 году, когда начал играть с Чарли Паркером.

Он выбросился (по другой версии упал) из окна гостиницы «Принц Хендрик» на амстердамской набережной того же имени. В крови у него нашли изрядную дозу кокаина и героина. Среди наркомов эта смесь называется speedball. Бейкеру было 58 лет.

Он родился под Рождество, поэтому больше о нем в декабре.

Dodo Marmarosa - Deep Purple – 2:14 (Dodo Marmarosa - Up in Dodo’ Room - Dial)

«Deep Purple», темно-фиолетовый, пурпурный – любимый цвет римских патрициев, а заодно и гигантский хит 1933 года нью-йоркского композитора и пианиста Питера ДеРоуза. Впервые мелодия была исполнена в 1934 году оркестром Пола Уайтмена. Слова написал Джонни Мерсер. В данном случае никакого тяжелого металла, а вместо него редчайший пианист Додо Мармароза, записавший «Deep Purple» в Лос-Анджелесе в начале 1946 года. Это заявка Юлии Постниковой из Питера. Она пишет, что в детстве и юности занималась фортепьяно, но в итоге стала программисткой. Слушает «Время Джаза» практически каждую неделю. Её интересуют пианисты близкие к Эроллу Гарнеру и Арту Тейтуму.

Что ж, это и есть Додо (детская кличка) Майкла Мармароза. Подробнее после напоминания:

Итак, Додо Мармароза, 1925 года рождения, приятель по питсбургской школе Эррола Гарнера. Именно Гарнер и увел Додо от учителей классического фортепьяно. В сороковых годах Додо играл, позволим себе тавтологию, с целой бандой лучших джаз-банд эпохи: с Паркером, Дейвисом, Гиллеспи, Элдриджем, Томми Дорси и Лестером Янгом. Он во многом напоминает Арта Тейтума, за исключением, быть может, неподражаемой и глубоко индивидуальной виртуозности последнего. Додо очень мало записывался в роли лидера, но оставил нам несколько чудесных сольных шедевров: "Tea for Two", "Tone Paintings" и, только что прозвучавшее, «Deep Purple». Додо умер в 2002 году, но он не выступал и не записывался с конца пятидесятых. Когда он был призван в армию, ему, ввиду его, цитирую, «психической неадекватности» влепили электрошок и он, перелетев гнездо кукушки, исчез с джазовой сцены, хотя иногда и играл для больных медицинского центра Питсбурга.

Но вот сам Арт Тейтум, образца 1939 года, с той же темой Питера ДеРоуза.

Art Tatum - Deep Purple - 3:17 (Art Tatum - Piano Genius - Jazz Classics)

«Deep Purple» - удивительно, но этот царственный цвет перешел позже к католическим иерархам; по крайней мере как символ власти и но не для всех церемоний… Арт Тейтум, соло, 12 апреля 1939 года Нью-Йорк. Для Юлии Постниковой из Питера.

Валерий Николаевич, как я понимаю из Снежинска (бывший Челябинск-70), как и ваш ДС побывал в зоне Томска-7 (нынче Северск), а значит знаком с его зоной и, вполне возможно, подземными заводами. Он большой знаток джаза и как-нибудь я постараюсь ответить на его письмо более подробно.

Пока что вот для вас, Валерий Николаевич, из вашего списка любимый вами Джозеф Энтони Джакоби Пассалакуа – соло:

Joe Pass – Feelings – 4:00 (Joe Pass - Virtuoso # 2 – Pablo)

«Feelings», «Чувства» - песня французского композитора Луи Гастэ, которая стала планетарным хитом, когда ее записал бразильский певец Морис Альберт. Американский гитарист-виртуоз Джо Пасс для нашего слушателя Валерия Николаевича из Снежинска. Это запись октября 1976 года.

Ну и подошел черед Игоря Молчанова из первопрестольной. Выбор – мой:

Milt Jackson - The Rev – 5:20 (Milt Jackson - Bags' Bag – Pablo)

«The Rev», «Его Преподобие» - композиция, вибрафон и квинтет Милта Джексона. Джером Ричардсон – сопрано-саксофон; Седар Уолтон – рояль; Рей Браун – контрабас и Билли Хиггинс – ударные. Декабрь 1977 года, Калифорния. Для Игоря Молчанова из Москвы.

Что вас ждет в ближайшие недели? Обзор новейших дисков. Юбилей Джона Колтрейна. Девяностолетие Бада Пауэлла. И обзоры свежей джазовой прессы сентября и (уже скоро!) октября.

Что ж, в последний раз на сегодня напомню: вы слушаете «Время Джаза» на коротких волнах «Свободы», из космоса через спутники HotBird и AsiaSat-7, а так же с мировой паутинки, где мы прописаны под адресу www.svoboda.org. У микрофона в готовом сбросить листву Париже Дмитрий Савицкий.

Вот вам небольшой аванс из стопки новейших CD. Прибавьте громкость и малость басов – это пойдет на пользу!

Keith Jarrett - It Might As Well Be Spring – 11:56 (Keith Jarrett & Charlie Haden - Last Dance – ECM)

«It Might As Well Be Spring», «А может быть это и весна?» Ричарда Роджерса и Оскара Хаммерстайна. Дуэт Киза Джаррета и Чарли Хейдена. Диск вышел в этом году, но является как бы продолжением студийной записи 2007 года. Первая часть вышла четыре года назад – диск «Жасмин». Это же прощальный диск Джаррета и Хейдена. Чарли Хейден скончался в июле этого года и Киз назвал этот CD – «Последний Танец».

На этом наше «Время Джаза» подошло к концу. Вы найдете эту передачу и наши последние подкасты на сайте радио «Свобода» по адресу www.svoboda.org. Звукорежиссер этого выпуска «Времени» Александр Аркадьев, автор и ведущий – Дмитрий Савицкий. Всех вам благ, удачной недели, чао, бай-бай!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG