Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Курсы иностранных языков в вильнюсских троллейбусах


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вильнюсе Ирина Петерс.



Полина Ольденбург: В вильнюсских троллейбусах, где с недавних пор звучит классическая музыка, теперь можно еще и изучать иностранные языки – по специальной программе Европейского союза «Учись в дороге».



Ирина Петерс: В Вильнюсе аудио-уроки – а для них выбраны английский и польский языки – предназначены, как сказано, прежде всего для молодежи и пенсионеров. В течение 12 месяцев в некоторых троллейбусах можно будет слышать фразы диктора по темам: знакомство, общение в транспорте, на улице, вопросы и ответы в магазине. По замыслу организаторов, таким образом вильнюсцы научатся на английском и польском здороваться, знакомиться, пояснять, куда направляется троллейбус или где находится музей или магазин. В свою очередь, иностранные гости при желании смогут научиться произносить эти фразы по-литовски. У пассажиров есть возможность выполнять и письменные задания. Самые старательные получат право на дальнейшее бесплатное обучение иностранным языкам – уже на курсах.


Европейский союз выделил для шести стран на осуществление проекта «Учись в дороге» 260 тысяч евро. Английский язык будут изучать везде, плюс те языки, которые нужны гражданам именно этой страны. Например, немцы в поездах и метро Гамбурга будут учить актуальный теперь для них турецкий. А если такие уроки проводились бы, например, в городе Шяуляй на севере Литвы, то в них был бы включен и язык соседей – латышский. Вице-мэр Вильнюса Гядиминас Павиржис высказался в поддержку проекта. По его словам, благодаря таким троллейбусным урокам иностранные фразы запомнятся настолько, что будут сниться пассажирам даже по ночам.


О действенности таких курсов в общественном транспорте есть мнения разные. Беседуем с филологом, доцентом Вильнюсского университета Павлом Лавренцом.



Павел Лавренец: Сама идея, может быть, и хороша, что жители такого города, в котором все-таки много приезжих бывает, много туристов, и ожидается, что будет ещё больше, могли бы приезжим какие то элементарные вещи объяснить – это много бы давало для репутации города, для репутации страны. Но вот само осуществление этой идеи вызывает сомнения. Таким вещам, как язык, невозможно учить насильственно, когда люди сами не заинтересованы. Это же будет, скорее всего, раздражать. В лучшем случае это будет восприниматься как фон. Этими средствами этой цели можно было бы достичь иным путем.



Ирина Петерс: Обучать пассажиров троллейбусов русскому языку инициаторы проекта посчитали излишним. Ведь, по последним данным, 79 процентов жителей Литвы этот язык знают. При этом владеющих английским в Литве 26 процентов, польским языком – 17. Что касается русского, то мой собеседник считает: новое поколение им уже все таки не владеет.



Павел Лавренец: Это старшее поколение, может быть. Но уже выросли другие люди, которые и в школах не учили русский как иностранный, и не владеют практически. Даже такими элементарными вещами, как, например, объяснить на улице, куда повернуть, за какой угол. Надо понимать, какое место географическое занимает Литва, какие гости из каких стран здесь прежде всего будут.



Ирина Петерс: С удивлением, неприятным для себя, старшее поколение литовских предпринимателей вдруг обнаружило, что потенциальные продолжатели дела (а бизнес их часто остается быть связанным с Россией), родители обнаружили, что детки абсолютно не знают русского. И начали отдавать детей в школах именно на уроки русского языка как второго иностранного.



Павел Лавренец: В таком откате от влияния русского языка – слишком далеко этот откат зашел. Оказалось, что целое поколение выросло специалистов, окончивших за годы независимости университеты, для которых затруднительно знакомство, например, с научно-технической литературой на русском языке. Они от этого страдают. Литва ещё долго по инерции будет пребывать в тесных связях именно с этим кругом научных, технических, коммерческих и экономических отношений с Россией. И не обязательно напрямую с Россией, но само это пространство, где все-таки язык документов – язык русский чаще всего. Хорошо было бы интегрироваться сразу в западную цивилизацию с доминирующим английским, но хорошо - сохранить это свое место здесь и тогда бороться, пытаться занимать место в другом каком-то пространстве. Очень жалко, что русский язык одно время исчез из средней школы литовской, потерял свои позиции. Очень жалко, что потеряно время на это, а вот сейчас – я и по университету знаю – на многие специальности возвращается русский язык для медиков, для физиков, для математиков. Но жаль, что слишком поздно, и кажется, одно поколение выросло точно без русского языка.



Ирина Петерс: Тут стоит добавить - вот уж что не обошло новое литовское поколение, так это характерные для нашего времени русские словечки наподобие «короче», «ну, давай» и вездесущий русский мат. Причем молодежь, использующая его в литовской разговорной речи, часто совершенно не понимает значения нецензурных слов. Не дай бог, расстраиваются взрослые, если знакомство с «великими и могучим» сведется у литовской молодежи именно к такому уровню, который демонстрируется, например, и российской программой «Окна», купленной местным популярным телеканалом. Она идет в языковом оригинале.


Возвращаясь к вильнюсским троллейбусам, в которых и классическая музыка звучит (так городские власти решили образовывать население накануне присвоения Вильнюсу титула культурной столицы Европы), и теперь - аудио-уроки иностранных языков, остается признать: многонациональному городу с его привычно разноязыкой речью это к лицу.


XS
SM
MD
LG