Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американский режиссер снимает в Москве «Любовь неизведанного пространства»


Слава Цукерман

Слава Цукерман

Имя Славы Цукермана известно не многим российским кинозрителям. Он покинул Советский Союз в 1973 году. До эмиграции несколько лет проработал на студии «Центрнаучфильм», снял на телевидении музыкальную комедию «Водевиль про водевиль» и художественный фильм «Ночь на размышление» с участием Иннокентия Смоктуновского. Своим режиссером в СССР Слава Цукерман не стал, но, попав в Америку, добился настоящего признания. Случилось это в 1983 году, когда он выпустил свою знаменитую картину «Жидкое небо». Этот фильм получил множество призов в США и за пределами этой страны и до сих пор востребован на различных международных фестивалях. В 1998 году Слава Цукерман экранизировал на английском языке «Бедную Лизу» Николая Карамзина. В 2001 году на российском кинофестивале в Гатчине картина получила Гран-при «Гранатовый браслет».

И вот запущен очередной проект в России под названием «Любовь неизведанного пространства». Режиссер предлагает зрителю вместе со своими героями вернуться в Москву 1989 года. Главный герой фильма — американский ученый русского происхождения Саша Гринберг. Его играет голливудский актер Сэм Робардс, знакомый российскому зрителю по таким картинам, как «Красота по-американски» и «Искусственный разум». Саша Гринберг впервые после шестнадцатилетнего перерыва приезжает в Москву, на Международный космологический конгресс.


«Он астрофизик, и он иммигрировал, потому что не мог найти работу в свое время из-за антисемитизма, не хотелось сотрудничать с оборонными учреждениями, — говорит режиссер Слава Цукерман. — И он эмигрировал, приехал в Америку, и в Америке ему все равно пришлось сотрудничать с оборонными учреждениями, то есть как бы этой цели он не достиг. Но при этом он вполне успешен. Всю жизнь он стремился создать свою систему структуры мира, понять, как работает Вселенная, и он к этому очень близок. В 1989 году в Москве происходит Международный астрофизический конгресса, и в этом году впервые как бы позволили эмигрантам приезжать, перестройка шла полным ходом… Его встречает куча друзей, и там же присутствует его американская жена, и его американская любовница, и его прежние друзья и любовница московская — в общем, весь его мир собирается как бы в одном месте и в одно время. И в этот момент, когда всего его поздравляют, все радуются его приезду, все считают, что он крайне успешен, — сам он абсолютно недоволен своей судьбой и даже как бы и несчастен, поскольку он полностью, приблизившись к открытию того, как работает Вселенная, потерял контроль над своей жизнью и над пониманием того, как устроен его мир на Земле».


Павильонные съемки картины «Любовь неизведанного пространства» проходят на «Центрнаучфильме», где выстроена декорация внутреннего убранства православного храма. Алтарь превращен в сцену, где выступает русская рок-группа.


В одном из эпизодов фильма ученого Сашу Гринберга судьба сводит с российским предпринимателем Крымским. Чудаковатый русский бизнесмен выкупил церковь и устраивает в ней выступления рок-музыкантов и заодно встречи с деловыми партнерами. Такой увидел перестроечную Россию режиссер фильма Слава Цукерман: «Это реальность как бы моей жизни тоже. Я эмигрировал в 1973 году, а вернулся первый раз в Москву в 1989 году, после семнадцатилетнего перерыва. Все это видел своими глазами. Это не биографический фильм, это не обо мне. С другой стороны, фильм о человеке, который проходит свой основной кризис и возрастной, но в действительности его ощущает как кризис всего мира, цивилизации. Все ему кажется (а может быть, так и есть, я не знаю), что мир идет к гибели, что все построено неправильно, наука ведет к гибели множеством разных путей, как в биологии, так и в физике. То же самое происходит с распадом семьи, с распадом социальных отношений. И вот этот его кризис, он как бы зеркален в этом фильме.


Все герои этого фильма проходят такой кризис. И молодая девушка, тинэйджер проходит такой кризис, поскольку у нее это как бы тинэйджерский кризис. Старший его учитель тоже проходит такой кризис. Причем старший его учитель, профессор Гросс, он как бы прошел зеркально его судьбу, он эмигрировал когда-то из Америки в Советский Союз, а его ученик эмигрирует из Советского Союза в Америку, а потом возвращается. В общем, это как бы сборник кризисов ситуаций XX века, собранных в один фокус. Мне казалось очень естественным, чтобы этот фокус пришелся на перестройку в Москве, потому что это тоже как раз кризис нашей цивилизации: кончилась эпоха коммунизма, происходит столкновение разных идей — именно в результате того, что страна находится в кризисе. Поэтому мне естественно было поместить сборник этих кризисов разных людей на фоне кризисной Москвы.


Кроме того, герой — астрофизик, и он старается понять мир, как устроена Вселенная, поэтому это особенно звучит иронично. Как бы люди уже на сегодняшний день начинают претендовать на то, что они понимают задачи Бога и волю Бога, как устроен мир, как Бог построил мир, но не могут разобраться в своих собственных проблемах на земле».


Слава Цукерман снимает фильм-притчу и ставит для себя несколько задач. Зрителю придется самостоятельно распутывать это головоломку, чтобы понять, что на этот раз хотел сказать режиссер: «Мысль, которую очень ясно выражает герой фильма: мир этот надо менять, — говорит Цукерман. — Будет ли это ясно или не ясно… ну, я все свои фильмы делаю так, чтобы они были многослойными, всегда к этому стремился, и чтобы они были не об отдельных людях, а об устройстве мира. Я когда-то с удовольствием прочел Эйзенштейна: он утверждал, что никогда не делал фильмы о людях, а он делал фильмы об исторических процессах и о мире. В общем-то, прочитав это, я очень порадовался, потому что мне казалось, что я тоже всегда стремлюсь делать фильмы не об отдельных людях, хотя я очень люблю такие интимные фильмы, вообще люблю разное кино, мне нравится делать фильмы о временных структурах, о социальных структурах, о том, как они меняются, как работает мир».


Всегда интересно поговорить с американским режиссером о российском кинопроизводстве. Ведь Славе Цукерману, который не понаслышке знает о голливудской индустрии, приходится работать в Москве с коллегами из «Мосфильма»: «В советские времена как раз кинопроцесс был очень хорошо организован, — утверждает режиссер. — Техника с тех пор во многом сменилась, а организованность, на мой взгляд, уменьшилась, а не увеличилась. Что удивляет — могут быть такие вещи, каких не может быть совершенно, как, например, новая процветающая, очень успешная фирма, которая поставляет оборудование и осветителей, может просто не прислать оборудование или приехать с опозданием на два часа. Вещь совершенно неслыханная, такая фирма в любой стране прогорела бы на второй день, а тут спокойно объясняют: "А у нас шофер проспал".


Что поражает, что кино здесь как бы разделилось на два слоя. Старые работники "Мосфильма" и вообще то кино, которое делалось раньше, и молодое кино, вот эти молодые работники работают абсолютно в другом стиле и не контачат с теми. Мы попытались, а нашей группе объединить и тех и других, и, в общем-то, это работает плохо. Я думаю, что это расслоение киноработников отражает не только кинопродукция, вообще отражает положение в Москве, в стране. То есть молодое поколение и старшее поколение очень плохо находят общий язык».


— Вы хотите сказать, что молодые не учатся у старых?
— Ну, молодые во многом просто другие. Они выросли за границей или много времени провели за границей, они ближе к Западу. Есть в то же время и старые, которые постоянно работают с молодыми.


— Но с кем вам удобнее работать?
— В общем-то, с молодыми больше, да.


В роли исполнительного продюсера картины «Любовь неизведанного пространства» выступает Анна Качко. За ее плечами работа в Нью-Йорке, в телекомпании RTVI.


— Анна, вы сравниваете внутренне прежние времена с нынешними?
— Другие были традиции кино. Во-первых, снималось намного все медленнее, звук живой никогда не записывался, все происходило на озвучании. Во-первых, полностью отсутствует культура записи живого звука, которая в Нью-Йорке существует уже давно, все к этому привыкли и так далее. И конечно же, здесь просто на сегодняшний день очень много снимается картин и очень мало профессионалов. В Нью-Йорке тоже очень много снимается картин и очень много профессионалов, и люди борются за свое место, и у меня есть куча знакомых, которые работают за копейки или вообще бесплатно до какого-то уровня профессионального, которые делают все, чтобы просто попасть на картину. Здесь, наоборот, людей не хватает, люди за свое место не очень держатся, и поэтому происходит такое вот отношение ко всему, не очень серьезное. Но нашей группе повезло. У нас работает замечательный звукорежиссер Наталья Рагинская, которая великолепно работает со звуком, который синхронно пишется на съемочной площадке.


— А что вас удивило приятно, а что вообще привело в бешенство?
— Приятно удивило, наверное, то же самое, что я работала и в Нью-Йорке на русском телевидении, то есть совершенно манера и подход к работе другой — более открытый, более веселый. И именно потому, что нет каких-то таких стандартов четких, которые сто лет в Америке уже разрабатываются по чуть-чуть, а сейчас достигли уже уровня индустрии. Здесь это еще не как индустрия. И, в общем-то, во многих бизнесах и профессиях. И поэтому люди сами что-то придумывают на ходу, более живой процесс, более веселый процесс.


— Организационно сложнее снимать на улицах города Нью-Йорка или все-таки сложнее снимать на улицах Москвы?
— Просто там это более подготовлено должно происходить. Хотя официально здесь тоже, но так как здесь все покупается и продается, в общем-то, и все довольно легко происходит в этом городе, то вообще никаких сложностей здесь не происходило.


— Что вы имеете в виду, когда говорите: — покупается и продается?
— В Нью-Йорке существует компания, куда люди приходят и получают разрешение за месяц, за два, за три. Оформляется страховка, разрешение. Здесь просто это происходит на уровне договоренности с непосредственным районным, областным ГАИ, ГИБДД и так далее. То есть это происходит в течение 50 минут.


— Вам здесь интересно?
— Нам здесь очень интересно. И я вижу, что и Славе Цукерману здесь очень интересно, и тем людям, которые с нами работают. Тот же наш композитор Александр Журбин, которые тоже прожил много лет в Америке. Постоянно мы собираемся кругом таким людей, которые жили в Америке или в Европе, и ощущается здесь драйв.


В кинопроекте «Любовь неизведанного пространства» участвует также обладатель премии «Оскар», известный американский актер Ф. Мюррей Абрахам, который много лет назад блистательно сыграл Сальери в фильме Милоша Формана «Амадеус». Российскую команду артистов представляют пока малоизвестные Андрей Сергеев и Оксана Сташенко.


XS
SM
MD
LG