Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-грузинские отношения продолжают оставаться напряженными


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, Георгий Кобаладзе.



Александр Гостев: Российские военные, задержанные в Грузии по обвинению в шпионаже, могут быть переданы представителю ОБСЕ в Тбилиси, а могут уже сегодня вечером вернуться в Москву на самолете МЧС. Ситуация пока неясна. Командование группы российских войск в Закавказье никакую информацию не подтверждает, но и не опровергает. Тем временем российско-грузинские отношения продолжают оставаться напряженными: Владимир Путин, комментируя арест российских военных, назвал это политикой государственного терроризма. Сегодня стало известно, что Россия приостанавливает почтовое и железнодорожное сообщение с Грузией, а депутаты Госдумы хотят запретить денежные переводы из России в Грузию. За развитием конфликта следила Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Четверо российских офицеров, арестованных в Грузии за шпионаж, могут быть переданы главе ОБСЕ Карелу Де Гюхту, который прибывает в Тбилиси в ближайшее время. В минувшую пятницу военные были задержаны по подозрению в осуществлении разведывательной деятельности и приговорены судом к двухмесячному сроку предварительного заключения. О ситуации в Грузии рассказывает наш корреспондент в Тбилиси Георгий Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: В Государственной канцелярии Грузии корреспонденту Радио Свобода подтвердили, что конфликт между Москвой и Тбилиси в связи с арестом военнослужащих близок к исчерпанию, поскольку в ближайшее время Грузия передаст арестованных сотрудников ГРУ миссии ОБСЕ. В Тбилиси ожидают визита действующего председателя ОБСЕ Карела Де Гюхта, который и будет участвовать в процессе передачи военнослужащих. При этом подчеркивается, что председатель ОБСЕ прилетает в Грузию специально для этой цели. Скорее всего, церемония передачи военнослужащих состоится в здании Генеральной прокуратуры Грузии. Правда, не совсем ясно, покинут ли российские офицеры Грузию после освобождения или продолжат службу на российских военных базах, все еще остающихся в стране.


Накануне президент Саакашвили встретился в Батуми с иностранными журналистами и рассказал о своем видении причин обострения российско-грузинских взаимоотношений.



Михаил Саакашвили: Проблемы во взаимоотношениях между Грузией и Россией исчерпаются тогда, когда они примут нас такими, какие мы есть, как приняли Польшу, Эстонию и так далее. Когда российская делегация посещает Прагу и приходит к мемориалу молодого человека, который стал жертвой борьбы с советами, это значит, что Россия признала их как независимого партнера. Я приглашаю Путина посетить музей советской оккупации Грузии и не воспринимать это как антироссийскую акцию, это не музей оккупации Грузии Россией, а музей советской оккупации. Я надеюсь, вскоре наступит время, когда президент Путин без раздражения посетить музей оккупации Грузии. Он заявил однажды, что для него распад СССР был трагедией, а для меня это счастливейший день. На этот счет мы с Путиным никогда не договоримся.



Георгий Кобаладзе: Президент Саакашвили отметил так же, что процесс возрождения и строительства Грузии никому не дано остановить, как бы они, как он выразился, не скрежетали зубами. Что касается граждан Грузии, арестованных по обвинению в шпионаже, то, как пояснили источники в Генеральной прокуратуре, их освобождать никто не собирается и за измену родине им грозит очень суровое наказание, вплоть до пожизненного лишения свободы.



Любовь Чижова: Российский президент Владимир Путин сравнил Михаила Саакашвили с Лаврентием Берией, а происходящее в Грузии назвал политикой государственного терроризма…



Владимир Путин: Эти люди думают, что, находясь под крышей своих иностранных спонсоров, они могут чувствовать себя комфортно и в безопасности. Так ли это на самом деле?



Любовь Чижова: Не остались в стороне и депутаты российской Думы: сразу после событий в Тбилиси они решили внести изменения в закон о банковской деятельности и валютном регулировании и запретить денежные переводы из России в другие страны. Вот как прокомментировал эту инициативу спикер Госдумы Борис Грызлов.



Борис Грызлов: Считаю провокацией и то, что ежегодно около 300 тысяч нелегальных мигрантов трудятся в России без оформления разрешения, зарабатывают здесь, не выплачивают никаких налогов. О предоставлении права правительства Российской Федерации вводить в экстренных случаях ограничения и запреты на банковские переводы, банковские операции и почтовые переводы в отношении отдельных стран и территорий.



Любовь Чижова: Кроме того, в понедельник в России было объявлено о том, что в ближайшее время могут быть приостановлены почтовое и железнодорожное сообщение с Грузией, а руководство Российских железных дорог рекомендовало российским предприятиям отказаться от закупок в Грузии запчастей для электровозов. Повлияет ли это на грузинскую экономику, и как в ближайшем будущем могут развиваться российско-грузинские отношения - я спросила у эксперта Центра Карнеги Алексея Малашенко.



Алексей Малашенко: Это говорит просто о некоей тенденции, о тенденции введения экономических санкций. Я думаю, что если эти санкции будут вводиться, то, во всяком случае, большого удара по Грузии не нанесут. А вот если говорить о каких-то более существенных вещах, допустим, тот же газ, в отношении газа, конечно, у Грузии могут возникнуть проблемы, если будет блокада. Хотя, надо сказать, что грузины подстраховались, они заключили соглашение с соседями - с азербайджанцами, с турками - и, в общем, каким-то образом, конечно, компенсация будет.



Любовь Чижова: Грузинская сторона, по последней информации, передает российских военных, арестованных в Тбилиси, председателю ОБСЕ. Значит ли это, что конфликт исчерпан?



Алексей Малашенко: Нет, конфликт, безусловно, не исчерпан. Но у меня такое ощущение, что тут имеет место, я бы сказал, двойной парадоксальный ход. Передавая российских военных туда, Грузия как бы снимает с себя ответственность за то, что потом с ними будет. То есть фактически, с моей точки зрения, это, прежде всего, доказывает то, что нет на них, как это принято говорить, компромата или какого-то дела.



Любовь Чижова: Почему возникли эти аресты, эти обвинения в шпионаже?



Алексей Малашенко: Я бы так сказал: а почему возникла такая ситуация вообще? Если мы отвлечемся от эмоций, которых сейчас очень много, тут два момента: один - внешний, один - внутренний. Это болезненная реакция на то, что Россия по-прежнему занимает жесткую позицию в отношении Абхазии и Южной Осетии. Все-таки, когда Саакашвили пришел к власти и достаточно быстро и успешно решил проблему Аджарии, были какие-то надежды, что так же на лихом коне ему удастся каким-то образом подойти к развязке вот этих двух, так сказать, сепаратизмов. Этого не получилось и в ближайшее время, видимо, не получится.


Конечно, очень тяжелое экономическое положение в самой Грузии и, в общем-то, это все признают. Ожидали большего. Он на это получал деньги, он занимался популизмом, он действительно делал какие-то шаги, которые могли, не скажу, кардинально, изменить ситуацию, но, во всяком случае, ее улучшить. Но чем дальше, тем больше он занимается Абхазией и Южной Осетией, тем меньше занимается тем, чем надо, наверное, заниматься в первую очередь. С моей точки зрения, как ни смешно, в нынешней позиции России... ну, там много чего не хватает, но ей не хватает, я бы сказал, что ли терпения, покоя, самоуверенности. В общем-то, Россия тоже себя ведет порой достаточно инфантильно, ее лидеры, это сравнение Саакашвили с Берией (кстати говоря, Берия был намного умнее). Если Россия это вытерпит, посмотрит на все это свысока, то в итоге проиграет Грузия.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG