Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федерализация по-британски


Флаги Англии, Великобритании и Шотландии (слева направо)

Флаги Англии, Великобритании и Шотландии (слева направо)

Великобритания не раскололась после шотландского референдума, но ее устройство может стать иным

Прошедший недавно референдум о независимости Шотландии хоть и сохранил Великобританию в ее нынешних границах, но показал, что без серьезных конституционных реформ в Соединенном Королевстве не обойдется. Обещанное британским правительством расширение полномочий шотландского парламента породило общественную дискуссию о том, что в политическую систему Великобритании стоит ввести элементы федерального устройства. Как может выглядеть "федерализация по-британски"?

Комментируя результаты референдума о независимости Шотландии, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что ответа сейчас требует так называемый "западнолотианский вопрос" – о монопольном праве английских парламентариев голосовать по английским проблемам. По словам британского премьера, такие же права решать собственные проблемы в местном парламенте, которые уже получила и еще дополнительно получит Шотландия, должны быть предоставлены и другим частям Соединенного Королевства: Англии, Уэльсу и Северной Ирландии. Вопрос этот получил свое название от названия шотландского избирательного округа Западный Лотиан, который представлял в палате общин британского парламента лейборист Тэм Дейлиел. Именно он и задал еще в 1977 году в парламенте этот вопрос, который стал нарицательным в Британии: "Почему заседающие в британском парламенте депутаты от шотландских избирательных округов имеют право голосовать по вопросам, касающимся Англии, но не имеют права решать шотландские проблемы?"

Дэвид Кэмерон может стать "отцом" глубоких конституционных реформ в Великобритании

Дэвид Кэмерон может стать "отцом" глубоких конституционных реформ в Великобритании

После "шотландской деволюции" (частичной передачи полномочий от центрального правительства местному) парламентарии, избранные на территории Англии, утратили право влиять на решение шотландских дел. Как заявил Кэмерон, деволюция должна распространиться на все части Соединенного Королевства и проходить "в тандеме" с раширением прав шотландского парламента. Началась подготовка к реформированию конституционного устройства Великобритании. Образованную правительством специальную комиссию возглавил бывший министр иностранных дел Уильям Хейг. Комиссии поручено представить к январю 2015 года законопроект на эту тему, который будет внесен в парламент после выборов в мае будущего года. Почему же "западнолотианский вопрос" стал актуален именно сейчас? Говорит один из ведущих британских экспертов по конституционному праву, профессор Кембриджского университета Марк Эллиот.

– Внутренние шотландские проблемы уже давно решаются в Шотландии местным парламентом. По контрасту, отсутствие аналогичного шотландскому регионального английского парламента перекладывает решение чисто английских проблем на парламент всей Великобритании, в котором заседают депутаты из Шотландии, Уэльса, Северной Ирландии и собственно Англии. В этой ситуации в правительстве возникло намерение так изменить конституционное устройство Соединенного Королевства, чтобы английские проблемы могли решать только парламентарии от Англии.

В правительстве возникло намерение так изменить конституционное устройство Великобритании, чтобы английские проблемы могли решать только парламентарии от Англии

Значит ли это, что правительство может пойти на создание регионального английского парламента по образцу шотландского?

– Это один из возможных способов решения проблемы. В этом случае наряду с общебританским парламентом в стране существовали бы отдельные шотландский, уэльский, североирландский и английский парламенты. Но не думаю, что какая-либо из крупнейших политических партий решится на это. Скорее всего, дело ограничится изменением компетенции Палаты общин и Палаты лордов, с тем чтобы чисто английские проблемы решались только членами парламента от английских избирательных округов, чтобы только они могли их обсуждать и голосовать за них.

– Зависит ли обещанное правительством расширение полномочий шотландского парламента от решения проблемы "английской деволюции"?

– Как заявил Дэвид Кэмерон, эти реформы должны проводиться "в тандеме". Однако правительство пояснило, что это не означает зависимости одного от другого. На практике приоритет будет отдан шотландским делам, соответствующий билль внесут в новый состав Палаты общин после парламентских выборов в мае будущего года. Решение английской проблемы потребует гораздо большего времени, но это ни в коем случае не затормозит расширения шотландской автономии.

– Раздаются голоса, обвиняющие премьер-министра в том, что, подняв вопрос об английской региональной автономии, он разыгрывает националистическую карту. Насколько эти обвинения справедливы?

Бывший первый министр правительства Шотландии Алекс Салмонд потерпел поражение на референдуме, но не исключает возможности "матча-реванша"

Бывший первый министр правительства Шотландии Алекс Салмонд потерпел поражение на референдуме, но не исключает возможности "матча-реванша"

– Дэвида Кэмерона обвинили еще и в политическом оппортунизме, поскольку предложенное им решение английской проблемы на руку его собственной партии и не выгодно лейбористам – главной оппозиционной силе. Причина в том, что у лейбористов, в отличие от консерваторов, очень сильные позиции в Шотландии, и 41 шотландский лейборист в Палате общин – важный ресурс партии при обсуждении английских проблем и формировании парламентского большинства в случае победы на выборах. Конечно, как вы сказали, не обошлось и без обвинений Кэмерона в том, что он разыгрывает английскую националистическую карту. Однако мне это не кажется справедливым. Нет ничего предосудительного в том, что он хочет таких же прав для англичан, какие уже есть у шотландцев или валийцев. Но поскольку Англия по территории и населению намного больше Шотландии, Уэльса и Северной Ирландии, проблема ее автономии всегда встречала сопротивление. И сейчас наступил момент, когда это сопротивление может быть преодолено.

– Как вы представляете себе будущее политическое устройство Великобритании: будет ли это федеративное или унитарное государство?

– Думаю, что это будет нечто среднее. Мне не кажется, что мы превратимся в федерацию, по крайней мере не в обозримом будущем. Но серьезных конституционных изменений не избежать. В то же время не думаю, что в будущем мы сохранимся как унитарное государство. Степень автономии входящих в Соединенное Королевство национальных образований сейчас так велика, что мы уже начали отход от унитарного государства. Наша политическая система и государственное устройство, которое мы пытаемся развивать, разительно отличаются от существующих в других странах. У нас уникальная конституционная история. Мы живем по собственной неписаной конституции. Поэтому неудивительно, что предстоящие реформы и наше будущее устройство будут отличаться от политических систем в других странах.

Наша политическая система и государственное устройство, которое мы пытаемся развивать, разительно отличаются от существующих в других странах

Увязываются ли будущие политические реформы, о которых вы говорите, с обещанием правящей Консервативной партии в случае победы на предстоящих выборах провести в 2017 году референдум о выходе Британии из состава Европейского союза? Не кажется ли вам, что выход из ЕС многое предопределит в будущем политическом устройстве Соединенного Королевства?

– Эти вещи могут оказаться тесно связаны. После оглашения результатов шотландского референдума там сразу же возник вопрос о том, когда и как можно будет провести повторный референдум о независимости. Уже сейчас абсолютно очевидно, что если Великобритания выйдет из состава ЕС, то Шотландия получит вполне легитимный предлог провести такой референдум. В этом случае сторонники шотландской независимости наверняка будут утверждать, что по экономическим соображениям Шотландии выгоднее выйти из Соединенного Королевства, чтобы затем в качестве независимого государства присоединиться к Евросоюзу, – считает британский эксперт по конституционному праву, профессор Кембриджского университета Марк Эллиот.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG