Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активисты НБП, пытавшиеся проникнуть в Госдуму, были избиты


Программу ведет Андрей Шароградский.



Андрей Шароградский: В Москве сегодня были задержаны около 50 активистов Национал-большевистской партии, которые пытались проникнуть в здание Государственной Думы России. Как сообщила пресс-служба НБП, члены Национал-большевистской партии требовали допустить их в Думу на заседание, которое, согласно 100-й статье Конституции, является открытым. После того, как охрана не позволила лимоновцам пройти, возникла потасовка. По словам некоторых свидетелей происшествия, многие активисты НБП были жестоко избиты. Напомню, что на прошлой неделе лимоновцами было захвачено здание Минфина, а две недели назад они также пытались пройти в здание Думы, но охрана их туда не пустила.


Я связался по телефону с лидером НБП Эдуардом Лимоновым.


Господин Лимонов, какова была цель сегодняшней акции у Государственной Думы?



Эдуард Лимонов: Это по поводу выплаты внутреннего долга нашим гражданам, 70 миллионам человек. Закон был принят 10 мая 1995 года, и речь шла о выплате 216 миллиардов долларов, тех денег, которые были фактически изъяты у населения в 1992 году в основном.



Андрей Шароградский: Судя по тому, что произошло в конце прошлой недели, исход акции сегодня можно было предвидеть. Тем не менее, вы ее санкционировали.



Эдуард Лимонов: Видите ли, у нас принятие решений производится сложным образом, это не я делаю на самом деле. Поэтому, кто ее санкционировал, она была проведена партией и это партия ее осуществила.



Андрей Шароградский: Господин Лимонов, НБП все чаще упоминается как ядро современной российской оппозиции, это ядро ассоциируется с группой молодых людей, хулиганов, любящих побузить. Вам не кажется, что такая ситуация только играет на руку тем, против кого вы боретесь?



Эдуард Лимонов: Я бы просто ответил, что остальная оппозиция доказывает свою недееспособность ежедневно. Я считаю, что при полном отсутствии выполнения законов в России и Конституции только такие методы, которые мы практикуем, имеют смысл.



Андрей Шароградский: Это был лидер НБП Эдуард Лимонов. Мой собеседник - обозреватель еженедельника "Дело" Дмитрий Травин.


Дмитрий, как вы считаете, кто больше выигрывает от того, чем сейчас занимается НБП, оппозиция или Кремль?



Дмитрий Травин: Я считаю той деятельностью, которой сегодня занимаются нацболы в России, Кремлю больше пользы, чем любой оппозиции. Хотя я при этом убежден в искренности многих нацболов. Дело в том, что нацболы от оппозиционных акций, имеющих какое-то моральное основание, все больше переходят к акциям, абсолютно бессмысленными, скандально эпатажными и откровенно глупо выглядящими в глазах хоть сколько-нибудь образованных людей. То нападение на Минфин, которое было недавно и те лозунги, те требования, с которыми выступали нацболы, выглядят абсолютно абсурдно. Уж если сотрясать систему, то никак не в Минфине, органе, занимающемся довольно разумной созидательной деятельностью. А тогда уж надо нападать на какое-нибудь Министерство обороны или на администрацию президента, как это они делали некоторое время назад.


Сегодня, как мне представляется, многие люди видят, что нацболы - это единственная серьезная радикальная оппозиция режиму, и в то же время видят, что это малообразованные молодые люди, без царя в голове, переходящие от акций сомнительных к акциям откровенно глупым. Ну, так кому от этого будет польза? На мой взгляд, только Кремлю.



Андрей Шароградский: А как вы полагаете, управляет ли Кремль ситуацией или направляет ее?



Дмитрий Травин: Я не могу знать, управляет этим или нет, я не сторонник конспиралогических теорий. Но в принципе всегда можно допустить, что умные политтехнологи со стороны власти тем или иным образом могут направлять естественно идущие процессы. Скажем так, я уверен, что подавляющее большинство, если не почти все нацболы искренне стремятся к антипутинской, антикремлевской деятельности. Но мы часто видим, что если власть действительно обеспокоена кем-то или чем-то, скажем, независимой телекомпанией, то власть очень быстро предпринимает меры. А в отношении нацболов мы видим, что меры часто такие травоядные, и по-настоящему нацболы страдают только в том случае, если затрагиваются интересы и имидж лично президента Путина. А очень часто и в отношении нацболов не предпринимается по-настоящему серьезных акций.


Я не исключаю того, что кто-то из Кремля может регулировать, так сказать, степень серьезности воздействия на них, в зависимости от того, на кого нацболы наезжают, на самого президента или на людей, которых, может быть, и сам президент хотел бы как-то держать на крючке.



Андрей Шароградский: Господин Травин, Эдуард Лимонов утверждает, что акции НБП наиболее эффективный метод действия оппозиции. Как вы считаете, насколько искренен он в этом своем утверждении?



Дмитрий Травин: Я не хотел бы рассуждать персонально по Лимонову, я не знаю этого человека лично и мне трудно представить, что у него в голове. Но вообще ведь обычно всякий политик, политик, стремящийся быть популярным, быть на острие событий, главное, к чему стремится, это к известности, к тому, чтобы люди о нем знали. Если Лимонов стремится быть серьезным политиком, то он должен по сути дела поддерживать всякие акции, которые способствуют распространению его известности. И в этом смысле оказывается, что любой скандал, связанный с нацболами, играющий или на руку Путину, или не играющий на руку Путину, в любом случае играет на руку лидеру этой партии.


XS
SM
MD
LG