Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письмо из Москвы: «Приходили мои подружки, одна из них социолог, рассказывала, что, судя по опросам, до людей всё-таки начинает доходить связь между ростом цен и Крымом, который теперь наш. На вопрос, купили ли бы они недвижимость в Крыму, отвечают дружно: "Конечно, нет, неизвестно, как там всё повернется". Другая дама - замечательная, умница, альпинистка и туристка, мы с ней не виделись несколько лет, первым делом спросила: "Ну, что на Украине? Ты туда уже, наверное, ездить не будешь". Объяснила ей, как могла, что езжу и буду ездить, и что там и как. Вроде поверила. Она говорит: " Я думала, на Украине внутренняя война между украинцами и русскими". Я спрашиваю: "А как они друг друга различают - украинцы и русские на Украине?" Отвечает : "Ну как, элементарно: все украинцы говорят только по-украински, а все русские - только по-русски. Из-за этого и война началась". После этого заявления мне захотелось повеситься у неё на глазах. А вам, Анатолий Иванович?», - спрашивает эта впечатлительная москвичка, знающая Украину не понаслышке. Сочувствую ей… Вот так они, эти умницы, альпинистки и туристки – вот так они представляют себе не только Украину, а всё – всё, что не прямо их касается. Так они знают и весь славянский мир, и Штаты. Невольно склоняешься к мысли, что они и зомбоящику верят потому, что очень плохо знают обо всём на свете, ничем как следует не интересуются, чистый лист бумаги, потому так легко и ложится на него всё, что несётся из зомбоящика. Чуть ли не природный неинтерес к миру, а значит и повальная неосведомлённость. Отсюда и доверчивость, готовность проглотить всё, что кидают им в рот, предварительно разжевав на кремлёвской кухне. Люди обыкновенные, одна беда: ничего не хотят знать, ничего не хотят узнавать сознательно, с приложением каких-то усилий, довольствуеются тем, что залетает в уши случайно. Иждивенцы. Подавай им жизнь на всём готовом, пусть нищая, лишь бы на всём готовом, в том числе – на готовой умственной пище. Лодыри. «Там, где есть интернет, - замечает Игорь Колесник, - информационная война невозможна. Если индивидуум, имея доступ к всемирной паутине, верит только отечественным СМИ, то он либо кретин, либо предрасположен верить только тому, что ему безальтернативно, безаппеляционно впаривают».

Вместо «кретин» мне хочется употребить слово «лентяй», в каком-то смысле оба слова означают одно и то же, не правда ли?

Пишет Укроп Донбасский – такой псевдоним придумал себе человек: «В ответ на очередной пакет санкций со стороны ЕС и США президент России издал указ, согласно которому каждый житель страны должен самостоятельно выколоть себе один глаз. Восемьдесят четыре процента россиян однозначно одобрили новое распоряжение руководства страны.
«Не понимаю, как я раньше жила с двумя глазами, это тяжелое и неудобное излишество», - пишет в своей новой колонке на сайте "Костоломской правды" журналистка Ульяна Стойбеда. «Давно пора было избавиться от двуглазости, навязанной нам Западом», - уверен политолог Сергей Мраков. Специалист также отметил, что важная составляющая решения - его предельная демократичность, поскольку каждый россиянин может свободно выбрать, какой именно глаз выколоть - левый или правый».

Читаю из следующего письма: «Пишу по теме "уязвленной национально-государственной гордости" у россиян, будто бы обнаруженной вами, А.Стреляный. Якобы уязвлены россияне распадом СССР. Извините уж за прямоту, но придется сказать, что это полная чушь. Вот оглянусь вокруг, подумаю, может и вправду где-то видел что-то такое? Нет, не видел. Про распад СССР и в девяносто первом году не много говорили, а уж сегодня… Ничего не слышал и не видел. Ни от кого не слышал и не видел никаких выражений на эту тему якобы уязвленной гордости. Помню, давно, в году так девяносто седьмом услышал ваши выступления на этой радиостанции «Свобода» на тему, что в недавнем прошлом над Украиной господствовала под красным флагом Россия, и когда услышал, то аж присел от такой чепухи. И накатал вам письмо, где доказывал и доказывал, что это совершенная неправда. Вот прошло семнадцать лет - немаленький срок - и что? Вы опять писать эту злую чушь? Перед глазами разрушенные Донецк и Луганск, сожженная Одесса, а на Крым ваши укронацики буквально зубами клацают, что туда им не дала Россия дотянуться и залить Крым кровью. Но вы, как и многие другие, этого видеть не хотите. Ну, что ж, только один тут вывод придется сделать: эта война не последняя».

Получив это письмо, я позвонил паре своих знакомых в Одессу, прочитал им его. Они и смеялись, и ругались, и отказывались считать, что человек это написал серьёзно, с верой в каждое своё слово. Я же думаю, что - с верой. Кто-то скажет, что в таком случае перед нами человек с приветом. Отчасти да, конечно. Он сильно увлечен своей мыслью, а в таком состоянии чего не скажешь. Научный, между прочим, работник. Работник научный, а подход у него далеко не научный. От лени, опять же, от неё, матушки. Я говорю, что русских мучает уязвлённая национально-государственная гордость. Он отвечает: врёшь, я таких уязвлённых вокруг себя не вижу. То есть, он опирается только на один источник: собственные наблюдения. Но ведь есть другие, более надёжные с научной точки зрения источники, только ему лень ими пользоваться. Социологические исследования, например. Документы Государственной думы, материалы печати, работы идеологов режима, писателей, публицистов – есть, короче, огромный массив документов, позволяющих составить достаточно полное представление о состоянии умов в России. Есть речи первых лиц режима, того же Путина. В сущности, достаточно одного этого источника. Его выступления, заявления, высказывания последних лет, та же Мюнхенская речь, - это всё бесспорные свидетельства уязвлённой национально-государственной гордости. Если бы его поддерживали единицы… Но его, как выразителя этой уязвлённости, поддерживает подавляющее большинство населения. А наш учёный слушатель – нет, ничего подобного, я, говорит, не вижу никакой уязвлённости в людях, которые вокруг меня. Вместе с ним они двадцать четыре часа в сутки воюют против Америки (о чём она, правда, не догадывается), отстаивают в этой войне свою национально-государственную гордость, а он говорит: нет, ничего подобного. Лодырь, увлечённый лодырь, есть и такая разновидность.

Вот, кстати, о войне с Америкой. Читаю: «Американцы, которые спрашивают меня о войне России против Украины и сами отмечают, что их отношение к ней как к несправедливой, они еще многого не знают о себе. Это ведь мы, русские в Америке, видим, какой огонь ненависти разжигают у россиян по отношению к ней. Как будто воюют Путин и Америка! И как хорошо, что американцы этого не знают. Но им непонятно, откуда такая немыслимая поддержка Путинского режима, такого агрессивного».

«Объясните мне, - пишет Геннадий Шульгин, - что случилось с людьми, почему большинство спятило так, что готовы друг другу глотки перегрызть? Прикидывал на гипнотическое воздействие телевизионной картинки, ведь было же время, когда люди свято верили в чудодейственную воду, заряженную через ящик проходимцем Чумаком. Но, как инженер, я не видел никаких вкраплений, вроде мифического двадцать пятого кадра, в стандартный набор телевизионного сигнала, слава Создателю, приборы позволяют увидеть лишнее. Так что же происходит с людьми? Я испортил отношения со многими умными, образованными и трезвыми знакомыми из-за разногласий в оценке происходящего... В восемьдесят шестом году, правда, я перенес из-за пребывания в Чернобыле лучевую болезнь, возможно это и сохранило мне иммунитет - научился не поддаваться на вранье и подлость. Но как быть другим, ведь падаем в пропасть, только медленно пока!», - пишет Шульгин.

В эти дни люди в интеренете побивают друг друга мыслями великих людей, мы говорили об этом в предыдущей передаче. Среди прочих – и мыслями Льва Толстого. Прислали и мне знаменитое его толкование патриотизма. Читаю: "Патриотизм" - чувство безнравственное потому, что, вместо признания себя сыном Бога, как учит нас христианство, или хотя бы свободным человеком, руководящимся своим разумом, - всякий человек, под влиянием патриотизма, признает себя сыном своего отечества, рабом своего правительства и совершает поступки, противные своему разуму и своей совести.." Толстой наговорил много всякого, но вот тут одну вещь он подметил, по-моему, точно, как раз то подметил, в чём не хотят признаваться себе многие и сегодня, а именно то, что патриот делается рабом своего правительства. Что и требуется правительству. Выгодно и человеку, и правительству. Он оправдывает своё добровольное рабство, свою продажность высоким чувством патриотизма. Я, мол, не раб, а патриот, а Толстой ему спокойно говорит: врёшь, добрый человек, лжёшь самому себе, ты именно раб, презренный раб своего правительства. Раб с идеологией, раб, получивший от государства веру. Отмечаю одно важное обстоятельство. Никто из тех, кто порвал отношения с друзьями-патриотами, родичами, подчас с самыми близкими и пишет нам, - никто не отзывается об этих людях дурно, наоборот, спешат подчеркнуть, что они хорошие – умные, образованные, душевные. Мало кто решается позволить себе догадку, что они только казались такими, пока не представился случай сбросить маски. И им хорошо без маски. Сбросил – и легче стало, нашёл себя, вернулся в свою тарелку. Вот тот человек, что написал нам о сожжённой Одессе. Ему же явно хорошо! Что значит то, что он уверен, что бандеровцы сожги Одессу? Взрослый человек, научный работник, не исключено – кандидат или даже доктор технических наук. Это ведь значит, друзья, что если завтра Путин скажет, что бандеровцами с пиндосами-америкосами сожжена Москва, а телевидение это покажет – нынешняя техника позволяет показать что угодно – то этот человек тут же напишет на радио «Свобода» лично А. Стреляному: что же ты, подлец, молчишь о сожжении Москвы?! При этом он сам может жить в Москве (где он живёт, я не знаю, не исключено, что и в Москве) – и будет уверен, что вместе с Москвой сожжён и дом, в котором он обитает, дом, из которого пишет о его сожжении. А если я явлюсь к нему в этот дом и спрошу, верить ли мне своим глазам, что он таки не сожжён, его дом – этот человек сдаст меня органам как врага народа. Это и есть фашизм, русский фашизм. Этот человек есть и творец, и продукт, и опора русского фашизма.

Пишет Илья Запорожец из Миргорода, да, Запорожец из Миргорода, не выдуманы ни фамилия, ни Миргород, хотя с сим последним сложнее – выдуманный Гоголем Миргород так наложился на подлинный, что бывает нелегко их различить. Прославленной лужи не стало на известном Гоголю месте, подчеркну: на известном ему месте, но в Миргороде хватает других мест, для чего-чего, а для луж хватает мест повсюду. «Я уже бубнел, - пишет Запорожец, - что донецкий конфликт - это конфликт на ментальной территории России и он, следовательно, вовсе не украинский, а российский, и наши, - украинские, - войска принимают в нем участие по суверенному недоразумению и территориальному статус-кво, поэтому, если мир в Украине закрепится, то война заполыхает в РФ. В России, вероятно, назревают события одного корня с донбасскими, когда субъекты федерации начнут с оружием в руках отвоевывать себе реальный федерализм и децентрализацию», - конец письма. Хорошо думают в Миргороде, явно лучше, чем в Кремле! Пустые формы, пустые формальности бывают не такими уж безобидными, мы об этом не раз говорили в нашей передаче. Пустая форма, оболочка без внутренности начинает тосковать по соответствующему ей содержанию. Пустой сосуд хочет быть заполненным. «Останови мою кровь, дай наполниться моей утробе чем ей положено наполниться!», - умоляет библейского Иосифа Прекрасного не менее прекрасная супруга вельможного кастрата. Обозначенное в меню стремится воплотиться в натуре. Или выкидывайте из конституции федеративное устройство страны или наполняйте его живым смыслом, иначе оно рано или поздно обретёт этот смысл само, своей волей, своим своеволием, не исключено - кровавым. Илья Запорожец, правда, не указывает на одно важное обстоятельство. Донбасс в лице своего актива, как выражались в советское время, не требовал особой отдельности, пока в Киеве была во многом его власть, точнее, власть его бандитов.

Автор следующего письма думает в том же направлении. Читаю: «Да, откровенные подонки ощущают себя победителями вместе с дедами, но сидят они в иномарках, не в "Жигулях". Остаётся увидеть, понравится ли им вешать колорадские тряпочки на отечественные консервные банки с болтами. Советская попытка производить свои автомобили даже по итальянской технологии закончилась тем, что машины получались плохие, зато Тольятти стал бандитским притоном вроде Донецка, куда одно время даже ОМОН вводили. Вялые, прямо скажем, западные санкции привели к тому, что рубль пошёл обесцениваться. Пока не сильно. А если рухнет раза в два-три? Что скажут миллионы колорадских патриотов? Ведь "Крымнаш" и "Новороссия" нужны им для понтов, а для жизни, для карманов – дорогая нефть и завышенный рубль. Крах СССР они считают случайным недоразумением. Массовое великодержавное сознание не было сломлено. Чтобы это произошло, потребовалось, как выясняется, поражение - осязаемое, демонстративное, катастрофическое. Множество торгашей, охранников потеряют тёплые места. 0дин ваш слушатель пишет, что поддержки силовиков и Уралвагонзаводов путинизму хватит на десятки лет. Ой ли? Оборотни не смогут трудоустроить миллионы безработных, а те не привыкли ходить в кирзачах. Была такая песенка в СССР: мы не пашем, не сеем, не строим - мы гордимся общественным строем. Сейчас все, кто патриотствует, не пашут, не сеют, не строят. 3а редким исключением. Большинство кормится из сырьевого бюджета непосредственно. Кто где. Промышленность не шевелится. Всё китайское, корейское, турецкое, японское и пиндосское. Своё есть, но очень мало, остатки советского, табуреты, картошка. Процветает производство ножей. Теперь, Анатолий, в России можно купить недорого самый затейливый нож, умельцы делают в обход запретов. Хошь с ручкой из слоновой кости, хошь с пауком на торце. Когда не работает ничто, всегда много сувениров. Делали бы и пистолеты с инкрустацией под Древний Египет, но менты запрещают. Только им можно. "Новороссия" систематически и дружно голосовала за урку. Теперь будем посмотреть, нагрянет ли беда в "Старороссию", не менее упорно и старательно выбиравшую оборотней», - говорится в письме.

По-моему, беда уже грянула. Не последний вопрос для русских: что мы строим, что создаём или, как они привыкли говорить, за что боремся. За социализм, а потом за коммунизм – таков был ответ до конца восьмидесятых годов. Потом слово «социализм» заменило или почти заменило слово «демократия». Тоже была ясность. А что строим, за что боремся сейчас? За социализм? Нет. За демократию? Ещё чего не хватало. А за что? Ответа нет. Мы видим, что сегодня на марше. На марше – фашизм. Но «социализм на марше» - так говорили, не стесняясь, сочиняли песни. «Сегодня мы не на параде, а к коммунизму на пути». А «фашизм на марше» - пока из Кремля не слышно. Так что же на марше?! Казённого ответа нет. Как ни верти, получается, что Россия сама не знает, что она собою представляет и чем хочет быть. Разве это не беда? Это – настоящая беда.

«Мы переписывались около года, - рассказывает русская женщина в письме на «Свободу» о своём американском замужестве. - Удивительно было встретить человека на другой стороне земного шара со схожими взглядами на жизнь. Мы были очень счастливы, как будто чувствовали, что ненадолго. Он собирался жить до девяноста четырёх лет, как его мама. Но случился инфаркт, внезапная смерть. Всё... Такая потеря, моя беспомощность... Было желание вернуться в Россию, но я решила остаться. Потихоньку освоилась, научилась жить одна и полюбила эту страну. Здесь вдова получает пенсию мужа пожизненно. Я вспомнила своё хобби - музыку. Она меня и спасла. Я влюбилась в американскую музыку, стала много играть для себя, для друзей, потом - в ресторане по вечерам. Это была жизнь и неплохие деньги. Американцы очень добрые и благодарные люди. Они меня приняли. Сейчас играю в большом госпитaле уже в качестве волонтёра. Играю и русскую музыку. Люди мне отвечают теплом. Анатолий Иванович, дорогой, кем бы я была в России сейчас? Американцы работают очень тяжело - жесткая конкуренция, строгий учет рабочего времени - до минуты, люди боятся потерять работу, страховку. В поисках лучшей работы переезжают с места на место, к этому всегда готовы. Уход на пенсию в шестьдесят шесть лет - это когда организм почти выработан, к сожалению. Вы бы видели руки американок после семидесяти! Но дорогая медицина (и недорогая для пенсионеров) помогает продлевать жизнь. Образование безумно дорогое. Но если молодой человек талантлив, то находятся спонсоры, которые оплачивают учебу таких, или государство - если стyдент из бедной семьи. Знаю об этом не понаслышке, так как сама проучилась в колледже четыре года бок о бок с молодыми, имею диплом. А в целом здесь чисто, улыбчиво, приветливо, как будто везде тебя только и ждут. Ощущать это безумно приятно». Я читал письмо из Америки. Все женщины были бы такими – так справлялись бы с трудностями жизни, с личными несчастьями. Может быть, и Америка так действует на приезжих своей жизненной силой, помогает человеку собраться, поверить в себя и… на старости лет пойти на четыре года в колледж. Это, говорит, была жизнь и неплохие деньги. Замечательно!

Один наш постоянный слушатель пишет о – читаю – «дебилах-блогерах - иными их представить себе трудно, это ж надо столько времени тратить, чтобы своею дуростью, да еще изложенной на ими же придуманном дебильском языке все виртуальное пространство заполнять!», - конец цитаты. Об этом писательстве сказано во всём мире уже очень много: выходят книги, статьи, в том числе научные, проводяться исследования, среди них и медицинские. Хочется людям писать – что тут скажешь! Это, по-моему, лучше, чем водку пить, - разрешите мне так пошутить. В былые времена многие вели дневники, почти каждая школьница и каждый второй школьник лет с тринадцяти-четырнадцати имели заветные тетради, и у кого-то хватало терепния заполнять их до конца дней. Засыпали друг друга письмами…

Русский язык великий и могучий, но то, что иногда говорится на этом языке, обычный человек без перевода не поймёт. Так что слушайте мой перевод нескольких строк из откликов на предыдущую передачу. Сначала вот такое высказывание: «Фольклорно-пафосные порывы пассионарных украинцев к идеалистической свободе столкнулись в реальности с мрачно-утилитарными представлениями правильных русских пацанов о должном устройстве мира. Живая этническая энергия в этой схватке противостояла энергии циклов Карно бронетанковых «сердец». Защита идеального подручными средствами сродни бою Давида с Голиафом, в результате которого первый возвращается к необходимости канализировать свою энергию в «орала», а второй получает наконец освобождение от бренного. Чего ни тому, ни другому, может быть, и не хотелось!». Теперь слушайте мой перевод этого высказывания. Автор хочет сказать, что жизнестойкие и целеустремлённые украинцы, воодушевившсь героическими преданьями своей старины, решили обрести, наконец, полноценную свободу. Их порыв натолкнулся на блатной русский мир, считающий, что у кого больше силы, тот и прав. Эту схватку наш слушатель уподобляет бою двух библейских персонажей, Давида и Голиафа. Давид был юноша, не побоявшийся сразиться за правое дело с матёрым мордоворотом в медном бронежилете, весившем шестьдесят килограммов, - и победил его благодаря своей ловкости, после чего вернулся к отцовским овцам, а мордоворот отправился в мир иной. Вот это всё и хотел сказать наш слушатель, употребляя для непонятливых такие слова, как «фольклорно-пафосные порывы пассионарных украинцев», «мрачно-утилитарные представления правильных русских пацанов», «энергия циклов» и так далее. Да, он ещё добавляет, что одному, может быть, не очень хотелось возвращаться после такого боя к сельским работам, а другому – расставаться с жизнью.

На волнах радио «Свобода» закончилась передача «Ваши письма». У микрофона был автор - Анатолий Стреляный. Наши адреса. Московский. 127006. Малая Дмитровка, дом 20. Пражский адрес. Радио «Свобода», улица Виноградска 159-а, Прага 10, 100 00. В Интернете я в списке сотрудников Русской службы на сайте: svoboda.org

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG