Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хлеб наш, Хопер наш – неформальные теги-лозунги общероссийской акции солидарности за сохранение Черноземья, против решения о добыче никеля на реке Хопер в Воронежской области и за продовольственную безопасность страны, которая прошла в России 28 сентября.

Гражданские активисты и просто неравнодушные люди в более чем 40 городах вышли в этот день с одиночными пикетами – поддержать жителей Прихоперья, которые уже почти год бьются, доказывая, что Черноземье – не "сырьевой придаток" и не место для добычи цветных металлов. Все это время несогласные уверяют: ничего страшного из-за никелевых разработок не произойдет, а потом за участие в протестных акциях выгоняют с работы, дают "административки", некоторых сажают. Но эти люди все равно твердят: черноземный край – житница всей страны; Хоперский заповедник – всемирно признанное заповедное место; мы тут живем, и нам решать.

Они хорошо знают, что польза от никеля будет только тем, кто владеет фирмами на Кипре и Британских Виргинских островах, к юрисдикции которых относится потенциальный добытчик ископаемых, Уральская горно-металлургическая компания. Зато в интернете с десяток блогеров ежедневно пишут, что "никель нужен стране", а на Хопре все дураки.

Интересы страны, говорите? Добываемый в России никель в основном идет экспорт, в стране остается менее 10%. Доходы от продажи металла получат частные компании, а ущерб природе и обществу от добычи ложится на государство и граждан на многие годы вперед! Если уж говорить об интересах страны на фоне самопровозглашенных продовольственных санкций, то стоит вспомнить: решение добывать цветные металлы в центральном аграрном регионе противоречит подписанной президентом "Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации". Сегодня в связи с санкциями основное положение доктрины – обеспечение каждого гражданина страны достаточным количеством безопасных продуктов питания, главным образом собственного производства, – становится сверхактуальным.
Доходы от продажи металла получат частные компании, а ущерб природе и обществу от добычи ложится на государство и граждан на многие годы вперед!

В лозунгах "Хлеб наш", "Хопер наш" есть некоторая горькая ирония, ведь местные жители практически с самого начала борьбы пытаются добиться проведения референдума – гарантированного законом, мирного, цивилизованного способа разрешения тяжелого конфликта. Kоренные жители этих мест согласно Конституции имеют право самостоятельно решать, как им жить, как распоряжаться своей землей.

За эти 3 года состоялись десятки многотысячных митингов, собиравших до 85% населения городов района, общественные слушания, собрана сотня тысяч подписей, работали эколагеря, народные обращения переданы лично в руки Путину и Донскому, министру природных ресурсов и экологии, организованы несколько общероссийских и международных акций солидарности. Из реакции на все это вспоминаются только аресты и преследование активистов.

Но люди снова и снова поднимаются и продолжают борьбу за то, что считают жизненно важным для себя, для своих детей и своей страны, как бы пафосно это ни звучало. Когда перечисляешь названия городов, заявивших о поддержке акции солидарности, представляешь карту нашей огромной страны и понимаешь: многие люди, поддерживающие акцию, никогда не были на Хопре и смутно представляют себе, где находится Новохоперск (я и сама только 2 года назад впервые побывала на Хопре и в Урюпинске, который является одним из центров протеста). Однако во многих городах, где прошли пикеты, местные жители на своем опыте знают, что такое экологические проблемы, и тоже борются с угрозами для их здоровья, природы и жизни.

Конечно же, понятны причины поддержки акции в черноземных регионах России: в Липецке, где также назревает угроза добычи цветных металлов, в Белгороде, в Тамбовской области, а также в примыкающих регионах – Волгоградской и Саратовской областях, которые тоже могут быть задеты последствиями добычи; в Пензенской области, откуда берет исток Хопер. Особенно ценна и трогательна поддержка в таких далеких от Черноземья регионах, как Ямало-Ненецкий автономный округ, Тюмень, Мурманск, Псков, Курган, Ижевск... В Челябинской области хоперцев поддерживают активисты, которые борются против строительства Томинского ГОКа (решение о его строительстве принято без учета мнения горожан). В некоторых регионах, поддерживающих акцию, есть угрозы здоровью и природе со стороны предприятий УГМК, в которую входит и Медногорский медно-серный комбинат, получивший лицензию на доразведку и добычу никеля в Воронежской области.

Во Владикавказе, где работает "Электроцинк", принадлежащий УГМК, местные жители и гражданские активисты уже много лет борются против нарушений экологического законодательства и загрязнения города тяжелыми металлами. В Свердловской области протесты вызывают выбросы с заводов СУМЗ и НСММЗ, а также несанкционированные захоронения промышленных отходов в пределах населенных пунктов со стороны СУМЗа, который – тоже часть УГМК. В 2013 году, например, на СУМЗе произошла утечка серной кислоты, 14 наполненных этой субстанцией цистерн сошли с рельсов. В Медногорске Оренбургской области концентрация загрязняющих веществ в двух карьерных озерах превышает допустимые нормы в десятки и сотни раз, в медногорских речках и ручьях погибло почти едва ли не все живое, воздух пахнет жженой серой, город окутан промышленным дымом.

На прошедших в воскресенье пикетах говорили не только о вреде природе и здоровью людей. В условиях жесткой борьбы с хищными предприятиями часто возникает угроза жизни и свободе самих активистов. 28 сентября в Санкт-Петербурге движения "Спасем Утриш!" и "Защитим Сиверский лес!" провели пикеты за освобождение защитника природы Кубани Евгения Витишко, петербургского градозащитника Дениса Левкина и противника добычи никеля, жителя Новохоперска, бывшего атамана Игоря Житенева, который уже почти 11 месяцев находится в СИЗО по абсурдному обвинению в вымогательстве средств у компании УГМК, а до этого был жестоко избит нанятым компанией ЧОПом.

40 городов – это много или мало? Имеют ли вообще сегодня значение голоса этих людей? Мы узнаем, если продолжим путь. Нам всем сегодня крайне нужна крепкая воля, упорный каждодневный труд и вера – в себя, в людей, в страну. И каждодневный витамин солидарности – чтобы выжить, чтобы общество не оказалось окончательно расколотым, разбитым, разорванным на части.

Татьяна Каргина – директор по развитию движения ЭКА, участник движения "В защиту Хопра"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG