Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Роман с мэром


Евгений Ройзман после посещения Избиркома в день, когда был официально признан победителем на выборах мэра Екатеринбурга

Евгений Ройзман после посещения Избиркома в день, когда был официально признан победителем на выборах мэра Екатеринбурга

Год назад Екатеринбург выбрал мэром Евгения Ройзмана. Это был выбор "по любви". Оправдался ли расчет?

Сегодня, 30 сентября, выходит в продажу книга московского журналиста Валерия Панюшкина "Евгений Ройзман: уральский Робин Гуд". И это не единственная книга о нем и о том, как он стал мэром, напечатанная к годовщине избрания оппозиционного кандидата мэром Екатеринбурга. Авторы книг объясняют свой порыв не в последнюю очередь уникальностью ситуации: власть не смогла контролировать избирательную ситуацию в миллионном городе, который выбрал мэром не члена команды губернатора и "Единой России", а популярного в народе борца с наркотиками. Через год после вступления в должность даже некоторые из его соратников задаются вопросом, оправдывает ли мэр Ройзман их ожидания.

Еще до выхода в свет книги московского журналиста Валерия Панюшкина, свою историю с Ройзманом в роли одного из героев под названием "Борьба за Екатеринбург" представил бывший первый заместитель главы администрации губернатора Свердловской области Алексей Багаряков. Бывшим он стал потому, что провалил избирательную кампанию на пост мэра Екатеринбурга кандидата от власти Якова Силина. Через год Алексей Багаряков не оправдал ожидания и тех, кто искал в его книге разоблачения закулисных тайн тех событий. От интервью по поводу своей книги политкуратор-неудачник отказался. Излагая свою версию событий, связанных с последними значимыми уральскими выборными кампаниями, он жонглирует фамилиями, часто забывая объяснить вероятному читателю из-за пределов Свердловской области, чем являются эти люди. Получилась книга для "местных".

Из книги "Борьба за Екатеринбург" Алексея Багарякова:

"Я много раз как руководитель пытался предостеречь от такого подхода к делу, но непомерные амбиции членов силинского штаба стояли на пути разума несдвигаемой скалой. Дошло до того, что они чуть ли ежедневно жаловаться на меня Силину и губернатору, хоть я всего-то пытался дать пару дельных советов...

Сегодня, по прошествии времени, можно смело утверждать, что образ Силина не был грамотно сформирован... Штаб Силина рекомендовал ему особо не разъезжать по улицам и районам, не встречаться с избирателями, так как город большой и охват получится минимальным. Вроде все правильно сказали, но на практике все выходит иначе. Одно дело – просто так кататься на собрания, и совсем другое, когда за твоей спиной почти все СМИ города и актуальные вопросы его повседневной жизни...

Другое дело – Ройзман. Он обошел чуть ли не половину домов в городе от двора ко двору и учтиво разговаривал с людьми на их языке. Не имея мощных СМИ за спиной, он умудрился заполнить этими видео все интернет-пространство... Силин ничего такого не делал, по предположениям технологов это должны были сделать за него СМИ, ведь у нас их было много. Он сделал только несколько пробных вылазок, после чего вся активность на улицах сошла на нет...

У меня была информация, что Ройзман на старом черном "мерседесе" без тонировки разъезжает по пробкам на Малышева и в районе вокзала, чем радует усталых после работы горожан... Он создал себе очень живой материал, который разогнал до небывалых масштабов "сарафанным радио" собственного производства...

В компании Ройзмана большинство креативных моментов было придумано А. Пановой, и, нужно отдать ей должное, у нее это получилось намного лучше технологов штаба Силина. Это и бутыли с водой, и календари-перевертыши, и прочие, как говорили технологи, "мелочи". В то же время все задумки силинского штаба выглядели каким-то шаблонными. Когда я увидел по новостям, как вице-губернатор Силин пиарится на борьбе с мигрантами и ездит в рейд по нелегальным квартирам, мне от такого "креатива" чуть плохо не стало...

Его (Силина) технологи ничего сами не могли придумать, залезали в интернет и ориентировались на кампанию Собянина, оттуда и борьба с мигрантами. Просто перерабатывали чужие идеи по принципу: раз это делают в Москве, значит это без сомнений круто. Что Собянин, что Силин с такими приемами очень сильно "дали вниз", ведь тему борьбы с мигрантами давно застолбили "наци" и прочие юродивые. Аксана, наоборот, создавала очень харизматичный и красивый образ, отказавшись даже от темы с мигрантами, хотя у Ройзмана наверняка была припасена пара историй. Ведь горожане знают, что мигранты ни при чем, а в бардаке виноваты чиновники и депутаты..."

От прочтения книги осталось ощущение, что ее автор, Алексей Багаряков, чрезвычайно внимателен к деталям из своей прошлой политической реальности, и сама эта скрупулезность составляет предмет его гордости теперь.

Евгений Ройзман и Аксана Панова

Евгений Ройзман и Аксана Панова

Валерия Панюшкина, напротив, уральский политический класс упрекнул в неточностях уже после прочтения двух глав из его книги "Евгений Ройзман: уральский Робин Гуд". Они были напечатаны до выхода книги на екатеринбургском сайте www.66.ru. Одна из глав называется "Мэр", другая – "Любовный треугольник", который составляют Евгений Ройзман, екатеринбургская журналистка Аксана Панова и нынешний губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. История личных отношений и совместной политической борьбы Ройзмана и Пановой, в то время владелицы информагентства URA.ru, стала известна за пределами Екатеринбурга, когда против нее было возбуждено уголовное дело о вымогательстве денег за некую положительную публикацию. Но подразумевалось, что так она расплачивается за поддержку Ройзмана, политические амбиции которого власть и лично губернатора Куйвашева не радовали. Автор, пожалуй, самого подробного изложения этой love story на уральском политическом ландшафте московский журналист Валерий Панюшкин настаивает, что его книга вообще не о политике, а на документальную, топонимическую и прочую точность он не претендует:

Валерий Панюшкин

Валерий Панюшкин

– Евгений Ройзман является важным типом появляющегося регионального деятеля, который не нацелен на то, чтобы попасть в Москву, в центральную власть. Такого феномена раньше не было. Теперь такие люди появляются все чаще и чаще. Вот есть Ройзман в Екатеринбурге, Шлосберг во Пскове. Это, естественно, в первую очередь рассказ не для екатеринбуржцев, он скорее для всей России. Во-первых, потому, что каждый из екатеринбуржцев уже имеет свое мнение о Ройзмане. И мы живем в такое время, когда других мнений никто не слушает. Во-вторых, это книжка, написанная не екатеринбуржцем, и поэтому на этапе редактуры мои екатеринбургские друзья находили неточности: неправильную какую-то топонимику, детали. Но я бы на месте екатеринбуржцев не заострялся на том, как "варяг" какой-то неправильно все пишет, мне было бы интересно, как все это видят люди со стороны.

Эта история не про выборы. Эта история не про политику. И даже не про фонд "Город без наркотиков". Это история про человека

В вашей книге довольно не схематично отражена личная жизнь, что редко встречается, когда книга посвящена действующему политику, а не является мемуарами о ком-то, работавшем в прошлом. Личная жизнь Евгения Ройзмана непростая и во время выборов стала публичной. Вы посвятили ей целую главу. Это важно или просто для публики, которая любит подобные истории?

– Эта история не про выборы. Эта история не про политику. И даже не про фонд "Город без наркотиков". Это история про человека. Там есть и про личную жизнь, и про общественную, и про художественную. Главный интерес, который представляет для меня Ройзман – то, что он сложная, противоречивая личность.

Люди должны занимать некую должность, потому что они интересны, а не наоборот. В Екатеринбурге это сработало

Я какое-то время следил за историей Ройзмана. Я позвонил ему, попросил о встрече. На каком-то этапе мы с ним договаривались даже, что я буду ему показывать текст не для того, чтобы он его исправлял, а для того, чтобы он его комментировал. Чтобы в конце каждой главы было написано что-нибудь вроде: "Дурак ты, Валера, ты все не так понял!" В итоге он от этого комментирования отказался. Видимо потому, что это выглядело бы как книга, которая написана нами вместе или по его просьбе. А это не так. Это не его взгляд, это мой взгляд. Я задавал ему много вопросов. Надо сказать, задавать вопросы Ройзману гораздо легче, чем его противникам. Даже если вопрос ему неприятен, он признает за журналистом право думать об этом и спрашивать. Но мне кажется, он человек достаточно мудрый, чтобы понимать: если про тебя выходят книжки сугубо хвалебные, то они ничего не стоят.

Благодаря дерзости он получил такую популярность, потому что это качество вообще на Урале ценится

Ройзман, безусловно, человек решительный и даже дерзкий. Мне кажется, благодаря дерзости он получил такую популярность, потому что это качество вообще на Урале ценится. Для меня как раз не важно, что он стал мэром. Это, на мой взгляд, важная история для России последнего времени, когда люди становятся интересными не потому, что они занимают некую должность. Так и должно быть: люди должны занимать некую должность, потому что они интересны, а не наоборот. В Екатеринбурге это сработало. В большинстве других случаев – не работает, – говорит Валерий Панюшкин.

Одним из тех, кто придал значение тому, что в книге Валерия Панюшкина не всё есть факты, стал екатеринбургский политический журналист Евгений Енин. Но он согласен с Валерием Панюшкиным в том, что Екатеринбург выбрал Ройзмана "по любви". Отдельная тема для дискуссии теперь – что из этого получилось. Есть и обманутые ожидания, но их обманул не Ройзман, люди сами обманулись, объясняет Евгений Енин:

– Я прочитал одну главу, заметил там несколько случаев совершенно явного вранья, и читать остальное мне не захотелось. Панюшкин пишет, будто "Эхо Москвы" в Екатеринбурге рассказывало, что Ройзман снят с выборов. Меня это зацепило, потому что я работаю на "Эхо Москвы" здесь тоже. На самом деле, все было наоборот. "Эхо Москвы" рассказывало, что Ройзман не снят с выборов. Были разбросаны листовки о том, что он снят с выборов, а "Эхо Москвы" рассказывало, что это неправда. Когда я читаю такое обидное для меня и для сотрудников "Эха Москвы" вранье, вопрос – а всему остальному я могу верить?

Какой мэр получился из Евгения Ройзмана?

За этот год он полностью вписался в структуру мэрии. Он стал политическим крылом мэрии

– Я полагаю, что те люди, которые ожидали какой-то революции во власти Екатеринбурга, разочарованы. Потому что, в общем-то, кроме приема граждан, мэр ничего не делает. Он обещал это делать – принимать граждан, он принимает. Кто-то этим доволен. Теоретически полномочия для того, чтобы что-то делать большее, заставлять работать исполнительную власть в мэрии, в принципе, у него есть. Но он говорит, например: "Сити-менеджер позвал меня на объезд". А могло бы быть и наоборот, когда он вызывает к себе сити-менеджера и говорит: "Значит так! Встал, пошел, поехал, приехал и мне доложил!" Потому что по городскому уставу все-таки главный он. Но за этот год он полностью вписался в структуру мэрии. Он стал политическим крылом мэрии. Например, когда мэрия проводила митинг за неделю до Дня России, это был способ показать, как много бюджетников она может мобилизовать, если что. Якобы проводили митинг к Дню России, но на самом деле все понимали, что мэрия просто показывает свою политическую силу перед реформой местного самоуправления, которая тогда начиналась. Это была абсолютно политическая акция со стороны того состава мэрии, который сейчас держит в городе власть. Десять тысяч человек вывели. Единственным человеком, выступавшим от мэрии, был Ройзман.

А своя команда у него есть? Он приводил каких-то людей? Появлялись какие-то новые фигуры влияния?

Остается вся та команда, которую многие горожане хотели бы сковырнуть. Если кто-то разочарован тем, что Ройзман оказался с этими людьми, это значит, что этот кто-то просто не читал предвыборную программу своего мэра

– Нет, он никого не привел, кроме одного человека в аппарат городской Думы, мне незнакомого. Тот ушел из-за известной истории с убитой старушкой. Важно понимать, что Ройзман, в общем, никого не обманул. Потому что в своей программе, которую он опубликовал, есть и о том, что Александр Якоб, нынешний сити-менеджер, – это хороший сити-менеджер. И он должен остаться. А если остается Якоб, то остается вся та команда, которую многие горожане хотели бы сковырнуть. Если кто-то разочарован тем, что Ройзман оказался с этими людьми, это значит, что этот кто-то просто не читал предвыборную программу своего мэра. Ройзман – это человек, который известен и популярен в Екатеринбурге. На этой известности и популярности он стал мэром. Такой уральский Робин Гуд, который борется с очевидным злом – наркоманией. Большинство подозревает, что когда-то на заре этой борьбы были использованы не совсем законные методы. Но это принимается, поскольку предполагается, что по-другому с этим нельзя было бороться. Он взял на себя полицейские функции, которые принадлежат государству, тогда, когда государство не смогло выполнять эти свои функции. Есть такой образ простого парня с окраины. А он совершенно не простой парень, но образ у него такой. И других подобных мэров мы не видим в России.

Люди набили его своими ожиданиями, как подушку пером, но это была их фантазия. И сказать сейчас, что Ройзман кого-то обманывал, – это абсолютно не верно

Розйман стал мэром на ожиданиях людей, приписывавших ему некие качества или обещания, которых он не имел или не делал. Я спрашивал у людей: "Вот вы за Ройзмана. Почему?" – "Ну, потому что он придет, он это сделает то, сделает это". – "Ребята, но он этого даже не обещал!" У екатеринбургского мэра очень урезанные функции. Он председатель городской думы. Он не занимается городским хозяйством напрямую. Люди набили его своими ожиданиями, как подушку пером, но это была их фантазия. И сказать сейчас, что Ройзман кого-то обманывал, – это абсолютно не верно. Он шел в мэры, заявляя, что он мэром быть не хочет. Он всего лишь хочет решить проблемы с Фондом, проблемы с Аксаной Пановой, которая была под судом тогда, с другими своими соратниками, попавшими под уголовное преследование. Он напрямую говорил и писал, что если эти проблемы власть решит, он в мэры не пойдет. К этому можно как угодно относиться. Но у меня к нему претензий нет. Я бы на его месте поступил так же, если бы были проблемы с моими близкими людьми, и была бы надежда эти проблемы решить, используя такой административный ресурс. Люди, которые голосовали, сами решали – нужен им мэр с такой мотивацией или нет. Очень многие говорили, что все-таки не нужно быть Ройзману мэром.

Он по большей части решил задачи, которые перед собой ставил в период предвыборной кампании, и, если предполагать, что он не врал, цели стать губернатором или снова мэром у него быть не должно.

– Во-первых, меняется ситуация. Он не говорил, что он не пойдет в губернаторы. Не помню такого. Суд над Маленкиным (один из соратников Ройзмана по фонду "Город без наркотиков".РС) продолжается. С фондом ситуация не знаю какая в данный момент. Теоретически можно предположить, что если будет закрыт фонд "Город без наркотиков", то политическая база у Ройзмана уменьшится.

В эфире телекомпании "Четвертый канал" в программе "Стенд", которую ведет Евгений Енин, недавно был один из создателей фонда "Город без наркотиков" Андрей Кабанов. Его в Екатеринбурге знают как Дюшу и как одного из близких друзей Евгения Ройзмана. По поводу этой дружбы, возможно, пора говорить в прошедшем времени, поскольку Дюша Кабанов за 15 минут телеэфира наговорил много неприятного про мэра и его губернаторские амбиции.

Когда мы очень легко и просто избрали Ройзмана в Госдуму, ему там, видимо, очень понравилось. Власть – это ведь наркотик. И он втянулся

Кабанов заявил, что фонд "Город без наркотиков" нужно закрыть, не в последнюю очередь потому, что там давно в ходу "красные" зоновские порядки, а прошедшие "реабилитацию" там наркоманы, участвуя в "профилактических" рейдах по наркопритонам, сами воруют наркотики, деньги и золото наркоторговцев, то есть мародерствуют. Фонд "Город без наркотиков", по убеждению Кабанова, нужен Евгению Ройзману как бренд и политический инструмент. "Когда мы очень легко и просто избрали Ройзмана в Госдуму, ему там, видимо, очень понравилось. Власть – это ведь наркотик. И он втянулся", – говорил Андрей Кабанов, который знает, что такое наркотики, и просил прощения за то, что сделал из Ройзмана героя.

С самим Евгением Ройзманом мы говорили до того, как его некогда ближайший соратник и друг Андрей Кабанов сказал все это в телеэфире. Но уже тогда Евгений Ройзман говорил, что книга Валерия Панюшкина, сравнивающая его с Робином Гудом, про события годичной давности сейчас не ко времени. А несостоявшиеся разоблачения бывшего чиновника Багарякова он вообще всерьез не принимает. Мэр Евгений Ройзман в книгах и он же в реальной жизни не хотят знать друг друга:

Для меня эта книга несвоевременная. Я читать не буду не потому, что я Валеру не уважаю, а потому что про себя не умею читать

– Валера Панюшкин эту книгу задумывал год назад. И на мой взгляд, тема ушла. Я устал быть в центре внимания. Мне надо сосредоточиться на работе. Валера хороший журналист, но он не местный. Он здесь побывал, многое увидел своими глазами. Но глубину этих отношений, столкновений, союзов, конфликтов ему просто времени не хватит до конца понять. Понятно, что фактические ошибки могут быть, потому что и легенды какие-то собраны, и еще что-то. Я не читал эту книгу, как не читал о себе никогда в жизни ни одной заметки, ни одной статьи. Надеюсь, книга Валеры никого не обидит, он ведь человек добрый, безусловно порядочный. Для меня эта книга несвоевременная. Я ее читать не буду не потому, что я Валеру не уважаю, а потому что про себя не умею читать. Я не представляю, как читать про себя.

Это лишнее внимание ко мне, к моей семье, еще к разным делам... Меня это задевает

Что касается книги Багарякова – это отдельная история. Багаряков был таким летчиком для особых поручений при губернаторе, поручений этих он не стеснялся и методов он не стеснялся. И конечно, он может какие-то кулуарные, достаточно серьезные интересные вещи выложить. Но, насколько я понимаю, он этого не сделал. Понятно, что эту книгу, даже если бы он это сделал, читать бы я, конечно, не стал. Я недавно перечитал "Илиаду" и "Одиссею". У меня есть две книги, которые я могу читать в любом состоянии – это "Дар" Набокова и "Острова в океане" Хэмингуэя. Мне есть что читать, и не так много свободного времени.

Разве не важно, что про тебя напишут и скажут? Не хочется контролировать впечатление, которое через книги и публикации производишь на людей?

Я говорю: "Вы эту книгу не делайте, а я вам дам книгу своих рассказов. Это будет коммерческий проект". Но они меня не услышали

– Валера Панюшкин не скрывал, что он будет книгу эту писать. Но тогда была предвыборная борьба, своя горячка, куча своих конфликтов. А сейчас уже не те масштабы. Я как пишущий человек переживаю за то, что я пишу сам, за то, что выходит из-под моего пера. Все остальные – писатели и журналисты – люди свободные. Вот у него есть свое видение, свой взгляд. Как я буду влиять? Валера мне предлагал и вычитать, и комментарии дать, но у меня не было физической возможности этим заниматься. Мне вообще не очень важно, что про меня будут писать. Потому что про меня писали всякое. Но как-то влиять на это я не умею и не хочу. Я считал нужным зафиксировать все, что касается фонда "Город без наркотиков". Бытописание собственной жизни – я к этому без интереса отношусь. Скажем так, я не хотел этой книги. Когда я разговаривал с издателями, я сказал: "Я не хочу". А проект, видимо, коммерческий, все решено. Я говорю: "Вы эту книгу не делайте, а я вам дам книгу своих рассказов. Это будет коммерческий проект. Это точно пойдет. Потому что я знаю, что я умею писать рассказы". Но они меня не услышали. Ну, вышла книга и вышла. Я и так все время в центре внимания. Это лишнее внимание ко мне, к моей семье, еще к разным делам... Меня это задевает, – признался Евгений Ройзман.

Выборы мэра Екатеринбурга прошли 8 сентября 2013 года. Евгений Ройзман выдвигался от партии "Гражданская платформа", его соперник Яков Силин – от "Единой России". В день голосования, когда в Екатеринбурге избирали также городскую думу, на участки пришел каждый третий избиратель города. Ройзман получил более 33 процентов голосов, Силин без малого 30 процентов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG