Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Патриотизм существует, христианство – нет. Патриотизм – изумительное, красивое, благородное идейное явление. Христианство – абстракция, и преуродливая. Зато не существует патриотов, а вот христиане – существуют. Ну невозможно без смеха называть себя "патриот" – маловато будет! Человек, царь природы, венец творения, принадлежащий к благородному сообществу узконосых сапиенсов, славных тем, что они расселились по всей планете, – и вдруг начинает зацикливаться на каком-то участке этой планеты?

Кого называют и кто называет себя патриотами? Во-первых и более всего это – агорафобы и ксенофобы, которые навесили ярлык "патрия" на свой аутистский чулан. Еще двести лет назад такие люди доминировали над нормальными людьми. Эти двести лет кончились на большей части планеты, и слава Богу.

Во-вторых, более извинительный вариант – люди поэтического склада, которые видят отблеск вечности и в златобагряном лепестке, и в поганке, и в овраге, и в даже в здании родного парламента. В-третьих, наиболее животрепещущий тип патриота – человек, на которого едет танк под предлогом, что он живет на земле, принадлежащей танкисту. "Ну нет, – кричит в отчаянии давимый, – это не ваша земля, это моя родина!" А что еще кричать, если танкист слова "приватность" не знает, а слово "родина" знает и размахивает именно этим словом. Приходится говорить с давлецом на доступном ему языке. Хотя патриот третьего типа, дай Бог, живет в Лиссабоне, отдыхает на Мадагаскаре, дети учатся в Лондоне, а в Луганске у него только мама и тетя. Третий тип патриота довольно симпатичен.

Кого называют и кто называет себя патриотами? Во-первых и более всего это – агорафобы и ксенофобы, которые навесили ярлык "патрия" на свой аутистский чулан. Еще двести лет назад такие люди доминировали над нормальными людьми. Эти двести лет кончились на большей части планеты, и слава Богу

Может ли христианин иногда бывать хотя бы таким патриотом? Теоретически – да, практически – надо подумать. Ведь на деле любой "патриотизм" в чем-то ограничивает человека, а христианин есть человек без ограничений, то есть человек как таковой. (Говорят, что где-то есть человеки как таковые, ставшие такими безо всякой религии – ну и дай им Бог здоровья, а мы лучше со Христом, с реальностью…).

Конфликт с патриотизмом заложен уже в молитве "Отче наш". Патерностер по-древнеитальянскому. Патрия, "отечество", значит, совсем-совсем в другом месте – внутри меня и выше небес. Христианина рождает Дух – так что и "родина" совсем другое означает. Не "волга-волга, муттер волга", а несколько капель воды, которыми побрызгали при крещении, – или бадья воды, или речка, но в любом случае полная отвязка от географии и привязка к теологии, вот наша утроба. Христианин не должен быть патриотом, однако, христианин может считаться патриотом. Хороший христианин даже непременно отличный патриот.

Любая христианская заповедь – начиная с заповеди не умножать заповеди – крайне полезна для любого земного сообщества. Христианину не нужно себя ломать, чтобы стать патриотом. Не крадешь? Родина расцветает! Не прелюбодействуешь? Родина расветает и начинает плодоносить! Не лжешь? Родина в экстазе, ВВП подскакивает в три раза, экспорт в четыре, родная валюта гордо оглядывается. Веруешь в Бога? Ну, этого родина может и не понять, но хуже точно не будет – если не выводить из веры в Бога принудиловку, а с какого бодуна такое выводилово?

Единственное, где вроде бы конфликтуют христианин и патриотизм, – "не убий". Не будем подражать овечьим шкурам, которые внушают, что "не убий" – это не про защиту отечества, да и не про смертную казнь. На Синае, возможно, было и не про то, а на Голгофе именно про то самое, ненаглядное – не убий никогда, никого, ни за что, а то как бы Христа не убил. Однако, позвольте, а кто сказал, что "не убий" опасно для всяких земных отечеств? Нет, ну укажите мне страну, которая погибла по причине отказа своих жителей давать превентивный отпор, подымать кирпич на пришедших с кирпичом и вообще не драться? Нету таких стран! А вот стран, погибших от желания подраться – пруд пруди. В смысле, кладбище клади.

Все великие империи, упомянутые в Библии, – накрылись медным тазом. Прямо как говорил Ходжа Насреднник у нефилософа Соловьева: "Тот, кто носит медный щит, тот имеет медный лоб!" Любопытно, что волею, скажем мягко, судеб, все тот же Израиль – отличный пример того, что жизнь по заповедям, включая "не убий", не мешает отечеству – государству, социуму, называйте, как хотите, – существовать. Израильские религиозники по некоторым соображениям не воюют за Израиль. И – ничего, стоит Израиль, даже вызывает жгучую зависть у великороссов своей военной мощью. А Россия, в которой уже пеленки в маскировочных пятнах, со всем своим псевдоправославным патриотическим стремлением положить душу за ближних – в полном военном ауте. То есть, конечно, завоевания происходят, но ведь, изволите видеть, числом, да и какие-то завоевания того-с… исподтишка, гнусненькие и ненадежненькие… Вроде бы мы их завоевали, спасли от них самих, а завоеванное все колется и колется, но никак не колосится.

Нет нынче у России с Украиной ничего общего, кроме линии фронта – и христианских задач. В обоих странах у христианина одна цель – быть христианином. Нести свой крест, а не базуку, отдавать за ближних душу, а не боезапас, раздавать имение не военному министерству, а нищим – которых и в Украине, и в России, спасибо войнушке, с каждым днем все больше и больше, а будет вообще завались.

Кто прет на Украину с православными лозунгами, делает это не потому, что ему патриарх приказал, а потому что у него с патриархом одно светское начальство и один внутренний дух злобы и усыновил их один отец лжи

Что ж, даже и не выступать? Не свидетельствовать о правде, типа "патриарх Кирилл лживая гэбистская подстилка"? Это же правдосвидетельство, а не лже? Ну, если очень хочется, разок… А смысл? Что, кто-нибудь сомневается? Да ни Боже мой! Кто прет на Украину с православными лозунгами, делает это не потому, что ему патриарх приказал, а потому, что у него с патриархом одно светское начальство и один внутренний дух злобы и усыновил их один отец лжи. Исчезнет в России православие – все равно будет переть. А вот если появится в России христианство – хоть православное, хоть какое – появится и шанс, что остановится мать, если, конечно, заповедь "не убий" из христианства не выкинут, как это сделано сейчас.

Так что и тут выходит лучший способ быть полезным отечеству – быть полезным Богу. Потому что России полезно будет, если она будет не прать, а жить, чего до сих пор никто тут не пробовал, и совершенно напрасно. Очень, очень увлекательное занятие! Даже если жизнь не очень вечная, она лучше любого, самого вечного смертоубийства!

Яков Кротов – священник Украинской автокефальной православной церкви (обновленной), автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG