Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выход из российско-грузинского кризиса ищут не только политики, но и общественные деятели


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Полина Ольденбург: Российские и грузинские власти вновь выступили с резкими заявлениями в адрес друг друга. Поводом послужили недавние аресты российских офицеров в Тбилиси. Но уже многие годы между двумя странами отношения остаются напряжёнными. Выход из создавшейся ситуации ищут не только политики, но и общественные деятели, представители интеллигенции. О том, что лежит в основе противостояния между Москвой и Тбилиси, сегодня в эфире Радио Свобода рассуждают известный грузинский режиссёр Гига Лордкипанидзе и известный московский поэт Игорь Иртеньев. С ним беседовал наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Господин Лордкипанидзе, что сегодня объединяет россиян и грузин?



Гига Лордкипанидзе: Грузин и россиян всегда объединяла общая вера в христианство, культура, грузинская и русская. Я фактически вырос на русской культуре, окончил ГИТИС, дружил со всеми выдающимися деятелями русского театра. Политические недоразумения, которые происходят между нашими странами, не влияют на наши взаимоотношения, они слишком крепки и слишком традиционны. Ни в каком деле одна сторона не бывает виновата, видимо, виноваты обе стороны.


Я могу назвать не один, не два примера этой потрясающей дружбы, потрясающей любви. Невозможно забыть гастроли русских театров в Тбилиси. И все это идет насмарку.



Олег Кусов: Господин Лордкипанидзе, а почему, на ваш взгляд, все это пошло насмарку?



Гига Лордкипанидзе: Один деятель, я не хочу называть его имя, когда был распад уже Советского Союза, сказал, что корабль тонет и все разбежались по своим каютам. Я ответил, что мы не каюта, мы все-таки страна, и надо примириться с тем, что уже отношения должны быть на другом уровне. Екатерина Великая, императрица России, когда к ней внесли проект договора с Грузией, трактат, там было написано "подданные ее императорского величества Екатерины II , цари грузинские Ираклий и Соломон", Екатерина перечеркнула слово "подданные" и написала "союзники ее императорского величества". Она была умная женщина.


Ну что же, произошло это историческое событие, распался Советский Союз. Надо примириться с тем, что у нас должны быть равноправные взаимоотношения, государственные, культурные и так далее. Уже придумана какая-то доктрина, что если на границе с Россией произойдут какие-нибудь неприятности или будет опасность для граждан, проживающих или в Абхазии, или в Осетии, то Россия имеет право войти в войсками в эту страну, то уже все становится ясно, что политики хотят максимально обострить положение. Я думаю, что это не в интересах ни одного народа.



Олег Кусов: Игорь, что вы могли бы дополнить к сказанному?



Игорь Иртеньев: Я с грустью об этом говорю, но я думаю, что идиллическая картина, она, видимо, станет достоянием прошлого, потому что то поколение, к которому принадлежим мы с господином Лордкипанидзе, все-таки по естественным причинам рано или поздно со сцены сойдет. Это встречное движение очень сильно ослабело. Мне это очень печально, но, как с этим бороться, я не знаю, но готов приложить все силы и приезжать в Грузию, и приглашать сюда своих грузинских друзей, коллег и устраивать совместные выступления, что мы, собственно, и делаем.



Олег Кусов: Если говорить о людях, которые все-таки смогут наладить... ну, будем верить, что они смогут наладить отношения между Россией и Грузией...



Игорь Иртеньев: Дипломатически вполне возможно. Этим же сейчас всем правит экономика. Если найдутся какие-то общие экономические точки соприкосновения, Грузия наш ближайший сосед. Надеюсь, что будут какие-то цивилизованные, соседские отношения.



Олег Кусов: А наладить их, по-вашему, могут экономисты?



Игорь Иртеньев: В первую очередь политики, конечно.



Олег Кусов: Господин Лордкипанидзе, по-вашему, кто сможет восстановить отношения между Россией и Грузией?



Гига Лордкипанидзе: В первую очередь, конечно, политики. Нужна воздержанность и с одной стороны и с другой стороны. Я, например, трагически переживаю, что моя внучка уже не разговаривает по-русски, а мой дом полон русских книг: Толстого, Достоевского, Тургенева, Чехова. Простите, что я буду говорить, может быть, не совсем для вас приемлемую вещь, но все-таки великое государство Россия должно проявить в первую очередь желание дружить с Грузией, быть с ней равных. От России зависит очень многое.



Игорь Иртеньев: Я абсолютно с вами согласен. Я считаю, что, конечно, в этих ненормальных отношениях преимущественно конечно вина России, крайне неуклюжие такие шаги были предприняты. Достаточно сказать об этом визовом режиме. Я получаю визу в Грузию в течение 10 минут в аэропорту, заплатив какую-то символическую сумму. Мой друг Гоги Карабадзе, актер мировой известности, в один из его приездов в Москву, по-моему, месяца за два начал эту унизительную процедуру, проходить оформление документов. И когда от него попросили справку, что у него нет СПИДа, тут его грузинский темперамент в полной мере проявился, он просто их всех послал и не поехал. Но свято место пусто, как известно, не бывает. Тут совершенно, как только начались проблемы с получением визы у грузин в Россию, открылась турецкая граница, уже все мои друзья буквально могут из-за стола праздничного сняться и поехать в Турцию догуливать. Я думаю, что если Россия в ближайшее время не предпримет какие-то решительные, продуманные, зрелые и благородные шаги, то мы просто можем такого замечательного, преданного друга, каковым для нас всегда являлась Грузия, потерять.


XS
SM
MD
LG