Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Последние из народа водь


Нефтеналивной терминал в Усть-Луге

Нефтеналивной терминал в Усть-Луге

Вместо вожанского этнопарка на побережье Балтийского моря построят порт и химический комбинат

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на пленарном заседании Всемирной конференции коренных народов, которая впервые прошла в рамках недели общих дебатов 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, заявил, что строительство порта в Усть-Луге вредит коренным народам – водь и ижора, проживающим на территории Ленинградской области.

Кингисеппский район Ленинградской области – основной район проживания двух малых народов, водь и ижора. Вожане живут в двух деревнях, Лужице и Краколье, причем вторая уже утратила статус населенного пункта и считается кварталом поселка Усть-Луга, растущего из-за строящегося здесь морского порта. Ижорцы в основном проживают в деревнях Ручьи и Вистино. Рядом собираются строить большой химический комбинат. Кстати, интересно отметить, что всеукраинская перепись населения 2001 года зафиксировала проживание на Украине 822 ижорцев, то есть больше, чем на их исторической родине. Причем 788 ижорцев проживали на тот момент в Крыму.

В конце 2008 года благодаря действиям активистов из Общества водской культуры российское правительство внесло водь в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации (подобный список малочисленных народов существует только в России, в других государствах подобных списков нет). Однако, это решение правительства, как считает коренная вожанка, одна из основательниц Общества водской культуры Катерина Скальд– Кузнецова, ни к каким последствиям для ее народа не привело.

Без какой-либо общественной поддержки, в условиях надвигающегося строительства порта, Усть-Луга, такому маленькому народу, как наш, очень сложно выживать

– К сожалению, это так. В положении народа водь не меняется ничего. Когда наш народ был внесен в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, у вожан затеплилась надежда, что это как-то повлияет на наше положение. Мы надеялись на помощь, не обязательно материальную, но хотя бы моральную. И напрасно. Произошло только одно событие: построили вожский музей в деревне Лужицы. Два первых музея, созданные нами (один размещался в доме основателя Общества водской культуры Татьяны Ефимовой, а второй нам подарили местные жители), сгорели. Теперь построен новый музей, этим занималась местная администрация. Однако музей до сих пор не открыт потому, что здание не сдано в эксплуатацию. Без какой-либо общественной поддержки, в условиях надвигающегося строительства порта Усть-Луга, такому маленькому народу, как наш, очень сложно выживать.

– Какую угрозу несет для деревни Лужицы строительство порта?

– Это опасно не только для деревни Лужицы. На окраине деревни уже проложена железнодорожная ветка. Несколько лет мы предъявляли строителям различные документы о том, что в местных деревнях проживают коренные народы. Однако строители, а подрядчики и исполнители работ постоянно меняются, каждый раз с удивлением об этом узнавали. Вот через Лужицы собирались провести шоссейную дорогу, но потом от этой идеи отказались. Непонятно, что они придумают еще. То, что люди живут на своей исконной земле, в домах, построенных предками, строителей не волнует. Кстати, проблемы ведь не только у народа водь. Проблемы и у ижорцев, которые рядом живут в деревне Вистино, где собираются построить химический завод с вредным производством. Мы, Водское общество, совместно с Ижорской общиной написали открытое письмо финно-угорским организациям всего мира. После этого письма, которое имело очень большой резонанс, разговоры о строительстве в Вистино химического завода прекратились, но до сих пор обсуждается вопрос о возможном переселении ижорцев из этой деревни.

Малые народы Ленинградской области. Карта Wikipedia

Малые народы Ленинградской области. Карта Wikipedia

Согласно переписи населения 2010 года ижорцев насчитывается 266 человек, вожан и того меньше – 64 человека. Но Катерина Скальд-Кузнецова обращает внимание на то, многие вожане во время переписи отказались регистрироваться вожанами, а вписывали себя русскими:

– Большинство пожилых людей вообще говорили: "Мы умрем, а нашим детям здесь делать нечего потому, что леса нет, моря нет". Жить на родной земле традиционным способом стало невозможно. Еще несколько лет назад местные жители могли собирать грибы и ягоды, ловить рыбу, сохранялись традиционные промыслы. Сегодня это невозможно. Мы неоднократно поднимали эту проблему на различных конференциях, в частности, в правительстве Ленинградской области, но отклика не было.

– А что же вы конкретно предлагали?

– Мы предлагали организовать вокруг деревни Лужицы экопарк. Создать, как шутят вожане, резервацию – некое защищенное с помощью российских законов место, где точно можно будет спокойно жить и знать, что тебя оттуда никогда не прогонят. И жить желательно рядом с лесом и морем, так, как мы жили всегда. Но местную природу уже так испортили, что наши мечты стали невыполнимыми.

Порт Усть-Луга продолжает наступление на территорию проживания коренных народов водь и ижора. Причем оказывается, что территория порта закрыта для иностранцев. Блогер bouncy решил выяснить причины этого, ведь через порт проходит международная пассажирская линия Усть-Луга – Силламяэ. Из правительства блогера отправили в ФСБ РФ, а оттуда пришел ответ: территория порта закрыта для иностранцев; более того, ФСБ просит немедленно сообщать о таких, если они будут наблюдаться где-нибудь поблизости. Впрочем, позже правительство открыло морские порты, в том числе, порт Усть-Луга, для захода иностранных судов.

Латвийские вожане в национальной одежде. Работа М. де Паули, 1960

Латвийские вожане в национальной одежде. Работа М. де Паули, 1960

Заявление президента Эстонии в Москве и Петербурге расценено как очередной демарш против российских портов, "отбирающих грузы" у портов прибалтийских. В своем недавнем докладе "Исследование конкурентной позиции портов Балтии" международная сеть фирм, предоставляющих аудиторские, налоговые и консультационные услуги, KPMG Baltics SIA действительно отмечает, что значительную долю грузов у портов стран Балтии "забирают" специализирующиеся на перевалке контейнерных грузов порт Санкт-Петербурга (60 миллионов тонн грузов в 2012 году) и порт Усть-Луги (47 миллионов тонн грузов в 2012 году). Однако в докладе отмечается: "Восточные порты стран Балтии обладают хорошими конкурентными преимуществами в области пассажирских перевозок и имеют все шансы стать лидерами в этом сегменте". Рассказывает Юрий Шевчук, председатель северо-западного отделения экологической организации "Зеленый Крест", тесно сотрудничающей с правительством Ленинградской области:

Эти народы существуют, они есть, но де-юре местом традиционного проживания и правом заниматься традиционной деятельностью не обладают

– Строительство порта в Усть-Луге начиналось несколько раз. До того, как в 2001 году было окончательно объявлено о строительстве, там пытались построить военный порт. В то время на малые народы водь и ижора внимания вообще никто не обращал. Сейчас там строится порт сугубо гражданского назначения. А с народами, которых мы называем – "малые коренные народности, проживающие на территории Ленинградской области", случилась такая история: они оказались лишены тех прав, которые есть у других малых народов. Это произошло потому, что "права на традиционное место проживания" и "права на занятие традиционной деятельностью" дают федеральные органы власти. Есть распоряжение Правительства РФ от 8 мая 2009 года № 631 "Об утверждении перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ". И в этом распоряжении упоминаний ни о води, ни об ижоре нет. То есть в Единый перечень коренных малочисленных народов они были внесены, а прав на место традиционного проживания и на занятие традиционной хозяйственной деятельностью не получили. На региональном уровне выделить какое-то место и назвать его "местом традиционного проживания" невозможно, запрещает закон. Хотя попытки наших региональных законодателей добиться этого от федеральных властей неоднократно предпринимались, но успехом не увенчались. Эти народы существуют, они есть, но де-юре местом традиционного проживания и правом заниматься традиционной деятельностью не обладают. Возникла правовая коллизия. Формально при планировании развития порта Усть-Луга и прилегающих к нему территорий не учитывается ни мнение этих народов, ни их образ жизни. Региональные власти, конечно, стараются кое-что для них делать: создали музей, проводят праздники, ярмарки.

Ситуация во всех отношениях осложняется тем, что ОАО "Усть-Луга" как единая компания фактически прекратила свое существование и перестала курировать развитие порта как единого механизма. У нас на сегодняшний день нет утвержденного Генерального плана развития территории порта, зато есть несколько маленьких компаний, которые курируют портовые терминалы. Одна занимается серой, другая углем, третья газом, а единая координационная схема отсутствует. Из-за этого затормозилось развитие промышленной территории, прилегающей к портовой зоне. Мы до сих пор не знаем, какие предприятия там будут созданы, какие нет. Поэтому сложно говорить о том, как это повлияет на природные условия территории и ее историко-культурные объекты, которые там есть. Нет единой управляющей компании – и спросить не с кого, – говорит петербургский правозащитник и эколог Юрий Шевчук.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG