Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Арктик-30": дело закрыто


Арестованное судно "Арктик санрайз" в порту Мурманска 1 августа 2014 года

Арестованное судно "Арктик санрайз" в порту Мурманска 1 августа 2014 года

Следственный комитет закрыл дело против активистов экологической организации "Гринпис", задержанных в Печорском море год назад

1 октября стало известно, что Следственный комитет закрыл дело против "Гринпис". Хотя это произошло еще 24 сентября, следователи позвонили адвокатам находившимся под следствием 30 экологов только 1 октября, о чем в твиттере организации тотчас же появилась запись: "ОФИЦИАЛЬНО! Адвокаты "Гринпис" получили уведомление следкома, что дело #Arctic30 закрыто. Спасибо всем, кто помогал!" В Следственном комитете эту информацию подтвердили.

Истории, о которой идет речь, на днях как раз исполнился год. 19 сентября 2013 года в Печорском море за попытку провести акцию против нефтедобычи в Арктике на платформе "Приразломная" российскими пограничниками были задержаны 30 человек, находившихся на борту судна "Арктик санрайз", принадлежавшего экологической организации "Гринпис" и плывшего под флагом Нидерландов. Кроме трех россиян на судне находились граждане 17 стран: экологи, члены команды корабля, журналисты. Около двух месяцев им пришлось провести в СИЗО Мурманска, а затем Петербурга. Сначала им предъявили обвинение в пиратстве, потом статью заменили на менее тяжкую – хулиганство.

"Я думаю, что главной целью этого громкого дела было напугать "зеленых", чтобы они не совались туда, куда не надо, – считает известный эколог, правозащитник Александр Никитин. – Их попугали, а потом отпустили, вот и все. Там же нефть, то есть деньги, вот им и дали сигнал: туда нельзя. Но обстановка год назад была совсем другая, не было никаких санкций, была уверенность, что те инвесторы, с которыми

Там же нефть, то есть деньги, вот им и дали сигнал: туда нельзя

договаривались, придут туда и будут работать. Сейчас ясно, что работать они там не будут – но уже по другим причинам, не экологическим, а политическим. Поэтому то, что делали активисты "Гринпис", теперь уже не так актуально, как раньше. Все очень быстро меняется. Если бы не было этих санкций и отказа некоторых западных компаний от работы на шельфе, то эту территорию надо было бы охранять, чтобы, не дай Бог, туда никто не прорвался. А сейчас там и охранять нечего, поскольку никаких работ там уже не будет. У нас, конечно, говорят, что сами будем разрабатывать, но я в этом сомневаюсь: нужны технологии, ресурсы, инвесторов надо привлекать, а это теперь невозможно. Судебная система у нас не работает, зато работает политика: она пришла и сделала за экологов их дело".

Дмитрий Литвинов и капитан судна "Арктик санрайз" Питер Уилкокс демонстрируют документы, позволяющие активистам "Гринпис" выйти на свободу по амнистии

Дмитрий Литвинов и капитан судна "Арктик санрайз" Питер Уилкокс демонстрируют документы, позволяющие активистам "Гринпис" выйти на свободу по амнистии

Пока активисты "Арктик-30" сидели в СИЗО, по всему миру разворачивались акции в их защиту: митинги протеста возле российских консульств в Берлине, Гамбурге, Мюнхене, Франкфурте, Бонне и Лейпциге, акции в Великобритании на 60 бензоколонках компании Shell, которая собиралась сотрудничать с "Газпромом" на российском шельфе, тридцатичасовой протест в 30 городах Индии, концерты солидарности с активистами в Польше, Бразилии, Аргентине и США. К этим акциям присоединились и российские экологи, все это называлось "глобальный день солидарности с арестованными активистами "Гринпис".

После двухмесячной отсидки в СИЗО активистов выпустили под залог, а в декабре они подпали под амнистию, объявленную к 20-летию российской Конституции. Впрочем, домой уехать удалось не сразу: в Россию они попали под конвоем, у них не было въездных документов. После того, как и эти сложности были улажены, судно "Арктик санрайз" еще много месяцев было вынуждено простоять в мурманском порту. Лишь после 10 месяцев ареста "Арктик санрайз" вернулось в Амстердам, и уже очень скоро, как только закончится его ремонт, "Гринпис" намеревается отправить его в новую экспедицию. Следственный комитет России лишь до сих пор удерживал некоторые вещи активистов – якобы для проведения следственных действий. Теперь эти вещи начнут возвращаться к хозяевам.

Если бы не цепкая память журналистов интернет-издания "Фонтанка", вспомнивших, что с момента произошедших в Печорском море событий истек год, и спросивших о судьбе обвиненных экологов в Следственном комитете, возможно, никто бы до сих пор и не узнал, что дело прекращено. Заместитель главного редактора "Фонтанки" Евгений Вышенков уверен, что дело это имеет ярко выраженную политическую окраску: "Все помнят акцию в Печорском море и реакцию российских властей: пираты, потом хулиганы, а потом все начало сходить на нет. Это история не уголовно-правовая, а политическая, где встретились две системы координат: российская и западная. Так получилось, что в этой партии была разыграна карта "Гринпис". Мы не знаем, какие велись разговоры между этими системами координат, ясно только, что прокуратура и Следственный комитет были только исполнителями. Ведь что получилось? Российская Федерация сначала создала эту ситуацию, а потом уступила.

Прибытие в Аргентину из России активистки "Гринпис" Камилы Специале

Прибытие в Аргентину из России активистки "Гринпис" Камилы Специале

В конце выяснилось, что не такое уж великое это дело. Ну, и ладно, и можно его прекратить… Это значит, что и Российской Федерации что-то уступили. Самое интересное было бы понять, кто из российских и западных политиков сидел за чашкой кофе, и о чем они договорились. Как разыгрывали эту карту. Все остальное – это всего лишь техника исполнения. Они могли кого-то отпустить раньше, кого-то – позже, могли штраф наложить. Это все нюансы. Когда государство принимало решение арестовать активистов "Гринпис", оно прекрасно понимало, сколько будет скандалов, кто что скажет, и какой блогер что напишет. Знали, что будет шум, знали, как будут реагировать на это в государственных СМИ. То есть ничего не происходило такого, что не вписывалось бы в известную концепцию Збигнева Бжезинского о большой шахматной игре".

Сейчас "Гринпис" ожидает решения Европейского суда по правам человека, в который обратились 30 активистов, требуя признать их задержание и арест незаконными.

"Закрытие дела Следственным комитетом пока еще комментировать сложно, – считает юрист "Гринпис" Антон Бенеславский. – Пока нам еще неизвестно конкретное содержание постановления о прекращении дела, поэтому говорить о формальных причинах, которые там указаны, мы не можем. "Гринпис" не занимается политикой, и то, как обошлись с активистами организации, мне кажется, объясняется скорее экономикой, чем политикой. Правда, в современном мире две эти области очень близки: где большие деньги, там и большая политика. Если бы мы говорили о раздельном сборе мусора, то там нет таких больших денежных интересов, а потому эта тема и не вызывает такой острой реакции. Я думаю, в России есть люди, которым важнее выкачать лишнюю тонну нефти, чем подумать о последствиях, которые, в конечном счете, могут коснуться и их самих. Глупость, к сожалению, существует на самых разных уровнях принятия решений".

Исполнительный директор экологического правозащитного центра "Беллона" Николай Рыбаков говорит, что в этом ярком деле отразились многие проблемы российской правовой системы: "Нам ведь никто до сих пор не объяснил ни позицию государства по этому делу, ни позицию правоохранительных органов. Смотрите, что получается: людей арестовали, долго держали в тюрьме, потом наступила амнистия. Многие считают, что она была связана с предстоящей Олимпиадой. Понятно, что если во время Олимпиады активисты самой известной в мире экологической организации находятся в заключении, а среди сторонников этой организации много людей активных, не скрывающих свои убеждения, то это, возможно, привело бы к акциям протеста на олимпийских мероприятиях. Этого не хотели допускать, и, возможно, это было одной из причин как самой амнистии, так и того, что активисты "Гринпис" попали под ее действие. Стало ясно, что все находятся в тупике, и как выбраться из него – непонятно. Амнистия была выходом, всех выпустили. Но так и не ответили на многие возникшие тогда вопросы, в том числе о правомерности действий правоохранительных органов. Ведь если вспомнить, какие серьезные обвинения были поначалу предъявлены активистам, то, конечно, непонятно, почему дело так закончилось. Ведь если группу людей обвиняют в терроризме, а потом это ничем не заканчивается, то все это выглядит как-то странно. До сих пор непонятно, была ли это инициатива с самого верха, или это была инициатива на местах, с которой потом не знали, что делать.

Это дело хорошо иллюстрирует тот факт, что экологические проблемы не имеют границ

​Я склоняюсь к тому, что это была региональная инициатива, принесшая всем много хлопот, – ведь это была самая громкая общественная кампания, которую можно вспомнить за последний год. Мне трудно представить, чтобы это было сделано специально. Не знаю, кто с самого начала принимал решение о задержании, понятно только, что амнистия помогла выйти из создавшегося тупика. Конечно, это дело очень легко представить как чисто экономическое, как борьбу с владельцем платформы "Приразломная". Но я считаю, что это совершенно не так, на самом деле это дело хорошо иллюстрирует тот факт, что экологические проблемы не имеют границ, и Арктика – столь важный регион для благополучия всего мира, что люди из всех стран понимают: они должны участвовать в принятии решений по этому поводу. С этой точки зрения это дело политическое. Ну и, конечно, это была акция устрашения. Вообще в последнее время местные власти получают все больше возможностей сводить счеты с разными активистами".

XS
SM
MD
LG