Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кадыров берет последний барьер на пути к президентскому креслу


По мнению эксперта, у Кадырова в спортивном костюме шансов на президентство в Чечне было больше

По мнению эксперта, у Кадырова в спортивном костюме шансов на президентство в Чечне было больше

В четверг 5 октября председатель правительства Чечни Рамзан Кадыров перешагнет последнее формальное препятствие на своем пути к посту президента республики. Сыну Ахмада Кадырова в этот день исполнится 30: по республиканским законам он официально сможет выставить свою кандидатуру на пост главы Чечни. Своими предположениями о дальнейших шагах Кадырова, о том, будут ли в республике проведены досрочные президентские выборы и о том, кто противостоит Кадырову на его пути во власть, Радио Свобода рассказал эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко :


Костры амбиций



У Кадырова, безусловно, высокие политические амбиции. Он на сегодняшний день самый известный, самый популярный человек в Чечне. Для молодежи - он некий символ того, как в столь юном возрасте можно чего-то достигнуть, причем не просто чего-то - а стать премьером, потом президентом. В том же Грозном и в некоторых других городах действительно происходит восстановление. Причем если два-три месяца назад говорилось о том, что это «потемкинские деревни» - нет, там действительно происходит восстановление. И тем, кто там бывает регулярно, это бросается в глаза.


Итак, амбиции у него очень велики. Он обещал, что будет какое-то подобие мира, будет амнистия - все это произошло. Но, тем не менее, многие в Кремле рассматривают его если не как второго Дудаева, то, во всяком случае, как человека, который стремится не просто вернуть Чечню в состав России, но и поставить ее на некое особое положение. И это действительно так.


Курс Рамзана состоит в том, что между Москвой и Грозным должны быть особые отношения - из-за войны, из-за многих вещей. Задача же Москвы прямо противоположная: безусловно, Москва благодарна Рамзану за то, что он сделал, но она вот таких амбиций не одобряет. С точки зрения Москвы, Чечня должна стать одним из - вот это важно - одним из регионов России. И тут, конечно, возникают противоречия, потому что, как я уже говорил, амбиции Рамзана на порядок выше.


«Делиться надо»


Вопрос - кем он будет? Еще два-три месяца тому назад, даже месяц тому назад эта проблема не обсуждалась. Считалось, что путь к президентству открыт и чуть ли не на следующий день после того, как ему стукнет 30 лет, он уже будет... - ну, там уже какие-то останутся дни до референдума по изменению Конституции, для избрания его, там это уже дело техники. Но такое ощущение, что юному Рамзану (а он достаточно юн для политической жизни) объяснили, что все не так просто, что надо подождать, надо подумать. И, конечно - Москва его уважает, но это не означает, что у него есть абсолютно безоблачная «зеленая» дорога на пост президента.




Конечно, у Кадырова есть противники - в том числе противники в силовых структурах. Есть люди, которые открыто говорят, что это новый тип сепаратизма, внутрироссийский сепаратизм. Наконец, есть просто недовольные, которые полагают, что те деньги, которые раньше оседали в Москве (я имею в виду деньги, выделяемые на реконструкцию) - они все больше прилипают непосредственно к Рамзану. То есть, попросту говоря, он не делится так, как хотели бы, чтобы он делился.




Карта Алханова


Так что я думаю, что у Рамзана очень сильные противники в Москве, которые, кстати говоря, начинают потихоньку отыгрывать карту Алханова - нынешнего президента.



Алханов не просто более лоялен Москве - он более инкорпорирован в российское общество, в российский вот такой полувоенный истеблишмент (я имею в виду МВД и все эти структуры); он более предсказуем, от него нельзя ожидать таких поступков, которые Рамзан допускает - то он посылает какую-то делегацию в Кондопогу, чем накаляет атмосферу, то он предлагает послать свою гвардию в Южную Осетию. Это, конечно, мало радует Кремль. Алу Алханов - человек более надежный в этом отношении, более спокойный. Но зато он менее популярный, молодежь к нему относится абсолютно индифферентно.

Кровная месть



Если суммировать все за и против - опять же, с точки зрения Кремля: быть Рамзану президентом или нет - я думаю, что на сегодняшний день все-таки быть. Но его трансформация в президента как бы замедлилась. И потом - есть еще одно обстоятельство: грядут президентские выборы в России - и Рамзан прекрасно понимает, что если Путин не останется, то любой другой человек не может гарантировать ему то самое президентское место, о котором он мечтает.


Поэтому я думаю, что Рамзан, несмотря на предупреждения, что не надо торопиться, он все-таки каким-то образом будет события форсировать. А получится ли у него осторожно, но энергично продвигаться к своей цели - посмотрим.


И самое последнее. Есть такое количество людей, жаждущих Кадырову отомстить - то есть, попросту говоря, желающих его убить, что это тоже, при всем цинизме того, что сейчас я говорил, нельзя скидывать со счетов. Ситуация в Чечне очень непростая - при всем том, что, когда туда приезжаешь и видишь это все как бы из окна машины, - все это в десять раз благополучнее, чем было полтора года тому назад.



История спортивного костюма



Когда Кадыров приехал в своем знаменитом спортивном костюме к Путину, то Путин к нему отнесся, не скажу - как к сыну, но, во всяком случае - как к молодому несчастному человеку. Был элемент такого вот личного.


Второй был элемент личный - все-таки Путин очень хорошо относился к его отцу. И те симпатии, которые он имел к отцу, он переносил на сына.


Далее, безусловно, Кадыров выполнял те задачи, которые были перед ним поставлены - прежде всего амнистия, прекращение боевых действий и так далее. Но по мере того, как росли амбиции Рамзана, конечно, Путин уже понимал, что это отнюдь не президент-подросток будущий, а фигура достаточно самостоятельная, независимая и в каком-то смысле даже опасная. Потому что, с одной стороны, он, безусловно, понимал, что без Путина он ничего не может - и понимает сейчас. Но амбиции растут, и вот эта непредсказуемость вынуждает Путина относиться к Рамзану осторожнее.



50/50: много или мало



Если к этому добавить, что коллеги Путина по силовым структурам относятся к Кадырову с очень большим подозрением, то я думаю, что, несмотря на большие симпатии самого Путина к Кадырову, все-таки он к нему относится с настороженностью. И обставляет его появление в качестве президента и его политический курс самыми разными условиями. Может быть, это и не доказательство - но с чего бы это месяц тому назад Рамзан вдруг заявил, что он не хочет быть президентом? Это политический ход, толчок которому был дан тем, что ему объяснили товарищи старшие: не спеши, мальчик.


Если раньше шансы на досрочные выборы президента Чечни были 99 к одному, то сейчас – скажем, 50 на 50. Вероятность досрочных выборов понижается. Это не значит, что их не будет, но такое ощущение, что сейчас мы находимся на каком-то перекрестке событий. Пока все складывается не в пользу раннего прихода Кадырова к власти. Но все равно еще шансы очень велики, даже более чем велики.


XS
SM
MD
LG