Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Семь лет за звезду


Демонтаж украинского флага, вывешенного на жилом доме на Котельнической набережной, 20 августа 2014 года

Демонтаж украинского флага, вывешенного на жилом доме на Котельнической набережной, 20 августа 2014 года

Мосгорсуд отклонил апелляцию на арест одного из фигурантов дела "о перекрашивании высотки" на Котельнической набережной

Московский городской суд 6 октября отклонил апелляционную жалобу на арест одного из фигурантов дела о раскрашивании высотки на Котельнической набережной в цвета украинского флага. 19-летнего жителя Санкт-Петербурга Владимира Подрезова обвиняют в хулиганстве и вандализме. 28 августа по решению Таганского суда он был отправлен в следственный изолятор.

Суд счел эту меру пресечения обоснованной, поскольку Подрезов не имеет в Москве постоянного места жительства и стабильного дохода. Владимир Подрезов признает: он был 20 августа в здании на Котельнической набережной, однако звезду не красил. Адвокат обвиняемого полагает, что рассмотрение апелляционной жалобы будет носить формальный характер, и обращает внимание на то, что следствие пока никак не доказало связь его подзащитного с четырьмя парашютистами, которые были задержаны сразу же после инцидента. Они, правда, находятся под домашним арестом, но также отрицают свою причастность к перекрашиванию звезды. Ответственность за акцию взял на себя украинский руфер Павел Ушевец, известный в интернете под псевдонимом Григорий Мустанг.

Александр Погребов, один из фигурантов "дела о высотке"

Александр Погребов, один из фигурантов "дела о высотке"

Уголовное дело по статьям “Вандализм” и “Хулиганство” было возбуждено после того, как утром 20 августа звезда на шпиле высотки на Котельнической набережной в Москве оказалась раскрашенной в цвета украинского флага, а на самую высокую точку здания был водружен флаг Украины. В этот же день были задержаны четверо парашютистов-бейсджамперов – Александр Погребов, Алена Лепешкина, Евгения Короткова и Алексей Широкожухов. Суд отправил их под домашний арест. Парашютисты отрицали причастность к перекрашиванию звезды, по их словам, они оказались на месте преступления случайно: они совершали прыжок с крыши, которая находится на несколько десятков метров ниже шпиля со звездой. Спустя несколько дней в Санкт-Петербурге был задержан и доставлен в Москву 19-летний руфер Владимир Подрезов, его суд отправил в следственный изолятор.

Владимир Подрезов, один из фигурантов "дела о высотке"

Владимир Подрезов, один из фигурантов "дела о высотке"

Адвокат Владимира Подрезова, Вадим Лисицын сразу полагал, что рассмотрение апелляционной жалобы на эту меру пресечения носит формальный характер:

­ – У меня нет никаких ожиданий от апелляционной жалобы. Это формальность, которую должен делать адвокат в связи с несогласием подзащитного с избранием ему меры пресечения в виде заключения под стражу. Когда он говорит, что недоволен и не хочет находиться под стражей, я обязан написать эту жалобу. Как ее рассматривает суд? Он связан доводами жалобы. Допустим, я говорю, что он молод, обращаю внимание на то, все остальные фигуранты дела находятся под домашним арестом, почему так жестоко по отношению к моему подзащитному подошли? Но это уйдет на второй план, потому что суд скажет: нарушений уголовно-процессуального закона при избрании меры пресечения судом допущено не было, до свидания, Вадим Николаевич. Это процедура настолько формальная, настолько унизительная.

Вадим Лисицын считает, что такая предрешенность исхода судебных заседаний связана с несовершенством уголовного законодательства:

Люди, которые похитили миллионы, находятся под домашним арестом и едят черную икру, а те люди, которые даже не долезли до крыши, чтобы покрасить эту звезду, сидят в тюрьме

– Не один случай был, когда люди умирали в СИЗО от сердечного приступа. Адвокаты до этого бьются в судах: освободите, больной же человек, пусть будет домашний арест, не надо так жестоко. А в итоге – труп. Это же все сплошь и рядом, из-за несовершенства нашего уголовно-процессуального закона. Мы его меняем огульно, поспешно, не образовывается практика применения одних норм закона, как уже выходят другие. Никто ничего не понимает, получается правовой хаос. Нет однообразия применения, а если нет однообразия применения закона, значит, для закона кто-то будет лучше, а кто-то – хуже. Никто из граждан Российской Федерации не понимает: люди, которые похитили миллионы, находятся под домашним арестом и едят черную икру, а те люди, которые даже не долезли до крыши, чтобы покрасить эту звезду, сидят в тюрьме. Этого никто не поймет. Выйди и спроси любого на улице: есть в этом справедливость? Справедливости нет. А основные принципы уголовного и уголовно-процессуального законодательства – торжество социальной справедливости. Все равны. А закон делает их неравными.

Адвокат Вадим Лисицын также рассказал, что его подзащитный, который уже больше месяца находится в следственном изоляторе "Бутырка", на содержание не жалуется.

Фото Григория Мустанга, которое он привел в качестве доказательства, что это он покрасил звезду на Котельнической высотке

Фото Григория Мустанга, которое он привел в качестве доказательства, что это он покрасил звезду на Котельнической высотке

По версии следствия, Владимир Подрезов помогал украинскому руферу, известному в интернете под именем Григорий Мустанг, который ранее взял на себя ответственность за перекрашивание звезды. Сам Подрезов знакомство с Мустангом не отрицает, однако настаивает: о планах Мустанга он не знал и в перекрашивании звезды не участвовал. В начале сентября издание РБК опубликовало показания ключевого свидетеля по этому делу – московского руфера Кирилла Ишутина, который также находится в СИЗО, правда, по обвинению в хранении наркотиков. По данным РБК, Ишутин сообщил следователям, что в акции по перекрашиванию звезды участвовали трое: Григорий Мустанг, Владимир Подрезов и еще одна девушка. Адвокат Вадим Лисицын уверяет: Ишутин не свидетельствовал против Владимира Подрезова, во время очной ставки, которую провели еще в конце августа, свидетель ничего не говорил о планах Подрезова залезть на высотку и покрасить звезду.

Как отмечает Вадим Лисицын, в расследовании дела пока особых подвижек нет: второго октября Владимира Подрезова доставили к высотке на Котельнической набережной и провели следственный эксперимент, при этом пока непонятно, как следствие будет увязывать действия Владимира Подрезова с действиями четырех парашютистов, задержанных по этому делу ранее:

Мы сейчас в недоумении от того, как ведется следствие, каким образом они собираются доказывать вину Подрезова, который не влезал на шпиль и не красил звезду

– Моего подзащитного привезли на место совершения преступления, – рассказывает Вадим Лисицын, – он показывал, где и когда встречался с Мустангом, каким образом они проходили в здание, где находился мой подзащитный в момент, когда Мустанг красил звезду. Мой подзащитный также пояснил, что не знал о замыслах Григория Мустанга, поэтому не ожидал быть привлеченным к уголовной ответственности. Он считал и считает, что закон не нарушал. Мы сейчас в недоумении от того, как ведется следствие, каким образом они собираются доказывать вину Подрезова, который не влезал на шпиль и не красил звезду. Как собираются доказывать вину в вандализме этих несчастных парашютистов, которые просто прыгнули с парашютом, но не лазили и не красили звезду. Как соучастие? Мы не представляем. Следственные действия не проводятся. При проверке показаний мы подходили к консьержу в доме на Котельнической набережной. Она нам рассказала о том, что на крышу в этом здании пролезают постоянно: ломают двери, как-то с помощью веревок залезают. Поэтому говорить о том, что мой подзащитный какой-то эксклюзив или был совместно с парашютистами – это полный бред. Можно тогда собрать целую толпу, кто лазил на крышу в течение последних пяти лет – там наберется человек сто – объединить дело в одно производство и обвинить в хулиганстве. Но ведь это же бред. Один человек лезет для того, чтобы залезть на крышу, второй лезет, чтобы покрасить звезду, бедные эти парашютисты залезли, чтобы прыгнуть с парашютом. У них разные цели, совместный умысел не доказан, – уверен адвокат Вадим Лисицын.

Алексей Широкожухов, один из фигурантов "дела о высотке"

Алексей Широкожухов, один из фигурантов "дела о высотке"

Адвокат Ольга Лукманова, представляющая интересы одного из четырех парашютистов, в интервью изданию “МК” рассказала, что подсудимым могут смягчить обвинение, исключив из него вандализм и оставив только статью "Хулиганство". При этом следствие намерено настаивать на продлении домашнего ареста парашютистов. Он истекает 19 октября. По данным Лукмановой, украинский руфер Григорий Мустанг также готов сотрудничать со следствием и согласен давать показания: однако общаться он намерен не с российскими, а с украинскими следователями. Ранее Таганский суд Москвы заочно арестовал Мустанга и объявил его в международный розыск.

Павел Шелков

Павел Шелков

Активист движения "Солидарность" Павел Шелков в интервью Радио Свобода рассуждает о том, как изменялось отношение гражданского общества к "делу о перекрашивании высотки" и о том, как дело может развиваться дальше:

– Первоначально, когда ребят задержали, у всех было мнение, что эти люди – герои, общественные активисты, которые с риском для себя покрасили звезду, символически выразили протест в поддержку Украины. Считали, что их позиция непризнания вины – это позиция защиты от уголовного преследования. Я тоже, честно говоря, сначала посчитал, что это именно так. В день, когда их задержали, я поехал на место понять ситуацию. Купил им продукты, что нужно в тюрьме. Я смог пообщаться с девушкой одного из ребят, там же была мама одного из задержанных. Общаясь с ними, я понял, что люди были совершенно не в этой теме, абсолютно аполитичны. Они фанатики вот этого движения – прыжков с парашютом. Все свое время, все свои деньги тратят только на это. Никакая политика их в принципе не интересует. Поэтому приписывание им политической акции абсолютно неправильно, абсолютно бессмысленное, им это абсолютно было не нужно.

Я предложил им поддержку адвокатов, которые занимаются политическими, но это тоже не нашло никакой поддержки, поскольку люди абсолютно не хотели быть политическими

Я спросил у мамы одного из ребят, есть ли у них адвокаты. Они сказали, что да, нашли адвоката знакомого. Я предложил им поддержку адвокатов, которые занимаются политическими, но это тоже не нашло никакой поддержки, поскольку люди абсолютно не хотели быть политическими. А дальше последовало признание реального человека, который покрасил звезду. И для всех стало очевидно, что ребята просто оказались в неудачное время. Вот этим, наверное, объясняется то, что протестное общество потеряло интерес к этой истории, поскольку реально человек или, как многие считают, герой, который это сделал, находится в безопасности. Ребята, которые совершенно не занимались политикой, совершенно глубоко аполитичны, не вызвали той солидарности, которую бы они вызвали в случае, если бы реально они сделали бы это. Все немножко успокоились. У ребят фактически алиби: не они это все делали. Все посчитали, что их, скорее всего, выпустят. И перестали за этим следить.

– Как вы считаете, есть вероятность, что это дело спустят на тормозах? Потому что если эти четверо под домашним арестом, то Владимир Подрезов в СИЗО. Какова вероятность, что дело сдуется?

Евгения Короткова, фигурантка "дела о высотке"

Евгения Короткова, фигурантка "дела о высотке"

– Скорее всего, спустят на тормозах в силу хотя бы того, что власть в этой ситуации выглядит совершенно глупо. Власти невыгодно демонстративно преследовать и публично наказывать аполитичных людей, которые вообще не имеют отношения к тому, что и правонарушением нельзя назвать. В каком-то смысле, конечно, так показывают каждому: даже если ты никак не выражаешь своего мнения относительно войны с Украиной, не участвуешь ни в каких протестах, тебя могут арестовать совершенно на пустом месте, приписать какие-то абсурдные обвинения. В каком-то смысле люди аполитичные тем самым получают “щелчок по носу”: если вы ни в чем не будете участвовать, вы так же, как политические, можете быть подвергнуты репрессиям. Но с другой стороны, действия наших властей абсолютно алогичны в течение длительного времени, особенно за последние полгода, когда они развязали войну с Украиной. То, что прозвучал своеобразный ультиматум реальному человеку, который все это сделал – ты сам сдашься и вернешься, или мы демонстративно этих ребят накажем, – сделало в каком-то смысле ребят заложниками. С точки зрения логики, конечно, их должны выпустить, когда это дело уйдет от общественного внимания, а так это уже фактически произошло. Но если хотят их сделать заложниками, тогда их будут держать, прессовать, – полагает активист движения "Солидарность" Павел Шелков.

Фигурантам дела "о перекрашивании высотки" грозит до семи лет лишения свободы.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG