Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Над Советом Европы и его судебным органом, Европейским судом по правам человека в Страсбурге, нависла большая, возможно, фатальная угроза. Одна из ведущих держав Европы, Великобритания, может покинуть эти организации. Создав тем самым прецедент и подав пример другим государствам, прежде всего России.

Ирония судьбы в том, что именно Британия была одним из главных инициаторов принятия Европейской конвенции по правам человека. Ее убежденным сторонником был Уинстон Черчилль. Он возглавлял страну (и консервативную партию) во время Второй мировой войны, а затем и в 50-х годах. Теперь его наследие поставлено под угрозу той же, ныне правящей, партией тори. К ней же, кстати, принадлежал и сэр Дэвид Максвелл-Файф, один из главных авторов текста конвенции.

Теперь участие страны в этом международном договоре волею все той же партии поставлено под вопрос. О необходимости ограничить власть страсбургских судей говорил на съезде тори лидер консерваторов, нынешний премьер-министр Дэвид Кэмерон. А министр юстиции Крис Грейлинг разъяснил, как конкретно это будет достигнуто – при условии, конечно, что консерваторы одержат победу на парламентских выборах будущего года.

Европейскому суду по правам человека будет фактически предъявлен ультиматум: или он соглашается на то, что его решения будут иметь для британских судов строго рекомендательный характер, или же Британия вовсе выйдет из-под его юрисдикции. Трудно, почти невозможно себе представить, чтобы страсбургский суд и Совет Европы согласились на такие "факультативные занятия". Значит, с Британией придется попрощаться.

Проблематичным в таком случае становится и дальнейшее членство Соединенного Королевства не только в конвенции по правам человека, но и в Совете Европы. По распространенному здесь мнению, такая жесткая позиция консерваторов – это crowd-pleasing, то есть, по-русски говоря, популизм. Желание угодить общественному мнению и набрать очки у избирателей. Ради победы на выборах населению обещана программа радикального снижения налогов, призванная обеспечить поддержку среднего класса. А для того чтобы полюбиться классам, стоящим ниже на социальной лестнице, нужна шумная борьба против иммиграции, исламского радикализма и терроризма и брюссельских и страсбургских бюрократов. Тем более что это находит положительный отклик в сердцах правых евроскептиков внутри консервативной партии, которых Кэмерон имеет все основания опасаться.

Правые бульварные газеты, рассчитанные на не самую, мягко говоря, образованную публику, вышли под ликующими шапками: "Конец фарса прав человека", "Неделя триумфа британских ценностей", "Конец безумию" и так далее. Эти опытные, ушлые газетчики не сомневаются: для большинства их читателей "права человека" стали чуть ли не ругательными словами (над чем газеты эти трудились долго и упорно, разжигая националистические чувства и ненависть ко всему, что связано с европейской интеграцией).

Сам факт, что некая общеевропейская структура смеет что-то указывать Британии, вызывает сильные отрицательные эмоции

Чем же так прогневил Европейский суд часть правящей элиты и широкие народные массы? Выделяются три вызвавших особое раздражение решения. Во-первых, принятое много лет назад постановление, требующее предоставить право голоса на выборах заключенным в тюрьмах. Во-вторых, дело Абу Каттады, проповедника-исламиста, которого британские власти выслали в Иорданию. Но высылка затянулась на много месяцев из-за позиции Европейского суда, требовавшего гарантий, что исламиста не будут на родине пытать. И третий мощный раздражитель – позиция страсбургского суда против пожизненных приговоров без права на амнистию. Страсбургские юристы считают, что даже самого закоренелого преступника нельзя автоматически лишать надежды, пусть сугубо теоретической, на исправление и прощение.

Ни один из этих вердиктов не имел практических последствий. Заключенные по-прежнему не голосуют, Абу Каттаду все равно выслали, а необходимость давать шанс на освобождение осужденным на пожизненный срок суды тоже обходят. Но сам факт, что некая общеевропейская структура смеет что-то указывать Британии, вызывает сильные отрицательные эмоции. Эти эмоции особенно эффективно эксплуатирует партия Независимости Соединенного Королевства (UKIP), цель которой – выход из ЕС, полный разрыв с континентом, прекращение иммиграции в страну, возвращение к традиционным ценностям, своего рода "духовным скрепам". За последние четыре года численность этой партии увеличилась втрое, еще быстрее растет ее популярность среди широких народных масс. Ясно уже, что на предстоящих в будущем году парламентских выборах партия впервые пробьется в парламент, может быть, даже получит там значительное число мест. А значит, нельзя исключать создания правящей коалиции из консерваторов и юкиповцев. Причем тон в такой коалиции будут неизбежно задавать последние, ведь именно их идеология на подъеме и в сознании масс, и на правом фланге политического класса.

Как может она преломляться во внутренней политике, можно только догадываться. Регулярные расистские оговорки видных деятелей партии столь же регулярно осуждаются на официальном уровне. Особенно много шума наделали призывы "учиться у Гитлера", которого некоторые руководители UKIP считают "эффективным менеджером". Открытого поклонника Гитлера дезавуировали, но от своего глубокого восхищения Владимиром Путиным лидер партии Найджел Фарадж отказываться не собирается. И это о многом, наверно, говорит.

Пока идея любого альянса с UKIP остается анафемой для подавляющего большинства членов парламента. Эксплуатируя ее любимые темы, консерваторы, собственно, и пытаются выбить козыри из рук своих правых конкурентов. Но тем самым они способствуют дальнейшему сдвигу общества вправо. И UKIP может победить – если не как партия, то как идеология.

Тем временем британской интеллигенции пришлось сделать для себя пренеприятнейшее открытие: оказывается, рабочий класс вовсе не либерален по своим инстинктам. "Отнять и поделить" (высокие налоги на буржуев и высокие социальные расходы на бедных) – это сколько угодно, а права человека, свободы и интернационализм – это не по адресу. Похоже на Россию, но в Британии куда многочисленнее и сильнее средний класс. В какой степени и он в годину кризиса подвержен бацилле ксенофобии и изоляционизма? Скверный симптом – быстрый рост численности юкиповского "комсомола" (YI), причем пополняемого прежде всего за счет студенчества (с 1700 до 2600 за последние полгода). Это вам не пролетариат, который за UKIP проголосует, но маршировать под знамена не пойдет.

Остается верить в британский "иммунитет". Категорически не согласны с планами консерваторов и лейбористы, и либерал-демократы. Против разрыва с Европейским судом не только левые газеты – "Гардиан" и "Индепендент", но и центристская, тесно связанная с Сити "Файнэншл таймс". Они считают, что британский уход из юрисдикции суда и из конвенции по правам человека, нанесет немалый ущерб мировому правопорядку. "Хотя русские и турки не всегда буквально выполняют решения Страсбургского суда, тот факт, что они признают его полномочия, важен. Он служит улучшению положения с правами человека и поддержанию международно-правовых норм", – пишет "Файнэншл таймс" в редакционной статье.

И подчеркивает, что до сих пор единственным государством Европы, не признающим Страсбургский суд, была Белоруссия.

Андрей Остальский – лондонский журналист и политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG