Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем и как помогут Ливану российские военные


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.



Андрей Шарый : Сегодня утром с московского аэродрома Чкаловский в Ливан вылетел первый самолет с техникой и личным составом российского инженерного батальона. Российские военнослужащие будут восстанавливать дороги и мосты, разрушенные во время недавнего конфликта с Израилем. Москва в то же время отказалась принять участие в международной миротворческой операции. И политологи, и эксперты отдельно подчеркивают это обстоятельство. Об этой теме корреспондент Радио Свобода Никита Татарский.



Никита Татарский : В течение трех дней в Бейрут должны прибыть морским путем. Правительство России выделило около 500 миллионов рублей на гуманитарную миссию российского инженерного батальона, то есть российские военнослужащие не войдут в состав международных миротворческих сил ООН. Их участие - результат двусторонних договоренностей между Ливаном и Россией. Об особенностях такой позиции рассуждает эксперт газеты "Коммерсант" Сергей Строкань.



Сергей Строкань : Это все проистекает из природы особой позиции, которую заняла Москва в ливанском урегулировании и в том, что, в общем-то, после очень долгих дебатов, которые проходили в российских верхах, была принята такая формула российского участия в Ливане. С одной стороны, Россия не принимает участие в собственной миротворческой операции под эгидой ООН, с другой стороны, Россия демонстрирует флаг в Ливане и напоминает о том, что она не уходит от этого региона, его проблем, от ближневосточного урегулирования.


Тонкостей здесь, на самом деле, много. Первая тонкость заключается в том, что дистанцировавшись от миротворческой операции, Россия застраховала себя от таких возможных неудач, с которыми могут столкнуться "голубые каски" ООН в Ливане. Это первое. А второе, Россия, таким образом, лишила себя необходимости отвечать на очень сложный и деликатный вопрос - как быть, допустим, со сторонами конфликта, в частности, с боевиками "Хезболлах", с их разоружением? Допустим, вспыхнет какой-то конфликт и что? Россия, которая имеет весьма сложные отношения со сторонами, Россия, которая не называет "Хезболлах" террористами? Если бы она принимала участие в миротворческой операции, то тогда ей было бы необходимо как-то реагировать. Она могла бы испортить вот эти особые отношения. А так этого не будет сейчас. Наконец, российский контингент будет действовать вне зоны конфликта, что тоже сводит риск нахождения там российских военнослужащих к минимуму.


В то же время российский батальон будет там находиться по, хочу подчеркнуть это, двусторонним соглашениям с ливанским правительством. Он будет осуществлять конкретные задачи по восстановлению инфраструктуры. Таким образом, вся его деятельность там будет в имиджевом плане работать на, скажем так, рейтинг Москвы. Потому что вы сами понимаете, благородное дело, всем понятно - восстанавливать дороги, мосты и так далее. Конечно же, это добавить Москве очков.


Вы же понимаете, что изначально так уже сложилось, что первая скрипка была отдала другим. А россия в своем нынешнем статусе не любит находиться на вторых ролях.



Никита Татарский : Военный обозреватель газеты "Комсомольская правда" Виктор Баранец согласен с тем, что такое осторожное присутствие в Ливане России выгодно. Но почему именно военные займутся строительными и восстановительными работами в рамках гуманитарной миссии?



Виктор Баранец : Во время бомбежек объектов, таких как мощная развязка или электростанции, подстанции, всегда в любом случае возникает возможность того, что там могут остаться неразорвавшиеся снаряды. Более того, уже сейчас первичная разведка показала, что практически 5 процентов боеприпасов, которые использовали израильтяне, они оказались устаревшими. Эти бомбы находятся еще в земле, и взрывы возможны. Кто лучше всех может это сделать? Это может, естественно, делать только армия, у которой богатый опыт. Причем в составе этого инженерно-саперного батальона есть очень большие асы, которые поработали очень длительное время, контрактники, в Чечне, на счету у которых разминирование десятков тысяч боеприпасов. Этот фактор тоже учитывать нужно.



Никита Татарский : А Сергей Строкань напоминает, что Россия не единственная страна, занявшая такую позицию.



Сергей Строкань : Это никоим образом не противопоставит Россию ООН. Это вопрос добровольный. Я хотел бы обратить внимание на то, что не только Россия не будет представлена в этом контингенте. В частности, другой постоянный член Совета Безопасности ООН США тоже не посылает своих "голубых касок". Аналогичную позицию российской занял еще один постоянный член Совета Безопасности - Британия, которая тоже посылает свои инженерные войска, но вы там не найдете британских "голубых касок". Таким образом, здесь все нормально. Никакой проблемы нет. Если произойдет какое-то обострение конфликта, то опять-таки это не будет касаться, собственно говоря, тех военнослужащих, которые посылаются туда, хочу подчеркнуть, для решения локальных задач.


В то же время, конечно же, если встанет вопрос о том, что формат нынешней миротворческой операции не соответствует тем задачам, которые ставятся, что реальность такова, что миротворцы в своем нынешнем качестве не справляются с ней, тогда Россия, конечно же, будет как-то, может быть, участвовать в обсуждении этого вопроса. Но это уже совершенно другая история, понимаете.



Никита Татарский : Пока планируется, что российские военнослужащие пробудут в Ливане два месяца. Но, по мнению экспертов, этот срок может быть увеличен.



XS
SM
MD
LG