Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Рошаль: "Я ожидаю в ближайших партиях улучшения качества игры"


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие главный редактор еженедельника "64. Шахматное обозрение" Александр Рошаль .



Андрей Шарый : Как российские средства массовой информации комментируют продолжающийся в Элисте матч на первенство мира по шахматам между российским гроссмейстером Владимиром Крамником и болгарским спортсменом Веселином Топаловым. Так называемый "туалетный скандал" - болгарская сторона обвинила противника использовать недозволенные методы борьбы: консультации с компьютерными программами во время посещения туалета - взывал поток не слишком остроумных комментариев журналистов на эту тему. О работе журналистов, о ходе самого матча в Элисте я беседовал с известным шахматным аналитиком, главным редактором еженедельника "64. Шахматное обозрение" Александром Рошалем.



Александр Рошаль: Кризис преодолен, но, на мой взгляд, все-таки временно. Крамник, который допустил юридические ошибки... Понимаете, кто-то там вовремя не подал апелляцию на результат засчитанной 5-й партии, что-то еще, а Крамник вел себя немножко по-любительски. Потому что он, действительно, по-человечески (я бы сказал, а не по-любительски) вышел и начал журналистам и апелляционному жюри, в лице его председателя Георгиус а Макропулос а, начал высказывать свои справедливые претензии. Но в этот момент его менеджер обязан был писать протест. Крамник все время выступает в роли собственного менеджера. Представьте себе, что в футбольных командах игроки будут заниматься написанием протестов против матчей. Это достаточно смешно.



Андрей Шарый: Если я скажу так, что во всем виноват Топалов. Вы со мной согласитесь или нет?



Александр Рошаль: Нет. Я никогда не решусь так говорить в отношении одного игрока. Хотя в данной ситуации, конечно, симпатии подавляющего большинства шахматистов, шахматных любителей повернулись на сторону Крамника. Топалов - некий зомби. У него есть Данаилов, который, вообще говоря, является гениальным менеджером, но это злой гений. Он ловко манипулирует происходящим.


Дело в том, что Крамник на этот раз поступил просто блестяще. Он написал встречный протест. Он сказал, да, я колебался между личным и общественным, но вот я решил играть эту партию по просьбе многочисленных трудящихся. Он сказал - хорошо, я понимаю, какой ущерб шахматному миру, и шахматам вообще, нанесет прекращение этого матча. Я буду играть. Однако, сказал Крамник, я оновременно оставляю за собой право и, более того, уже веду консультации с юристами, я не согласен с тем решением, что мне поставили ноль. Он оставляет за собой право вернуться к этому разговору.


И вот играет человек Топалов с полученной незаслуженно единицей в 5-й партии. Играет, чувствуя себя морально, наверное... Я не думаю, что он настолько зомбирован, что у него нет каких-то внутренних угрызений совести. Да еще и цвет выиграл у Крамника белый. Теперь выигрывать надо только убедительно, чтобы его признал шахматный мир чемпионом мира.



Андрей Шарый: Во время предыдущего нашего разговора, вы посетовали на то, что сейчас пресса не уделяет большого заметного внимания шахматам. Но вот получилось так, что опять пишут не столько о шахматах, сколько о конфликте вокруг шахмат. Как вы оцениваете качественный уровень публикаций, которые в эти недели посвящены тому, что происходит в Элисте?



Александр Рошаль: Боюсь, меня мои коллеги неправильно поймут. Но буквально по пальцам я могу насчитать публикации, которые заслуживают не то, чтобы внимания, а уважения. Да, действительно, пишут все! Теперь за перо взялись те люди, которые приблизительно знают, что такое слово "шахматы". Шахматные, чисто шахматные журналисты, те люди, которые этому жизнь посвятили, пишут объективно и хорошо.


У меня было много в свой жизни претензий, например, к Юрию Васильеву в "Спорт-Экспрессе". Он пишет сейчас объективно и хорошо. Пишет об этом хорошо "Коммерсант". Но у меня пальцев одной руки хватит, чтобы закончились эти комплименты.



Андрей Шарый: Как обычно на психологии шахматистов сказывается такого рода стрессовые ситуации? От этого матча ожидали, и вы в том числе, хорошего шахматного содержания. Они показывают хороший уровень игры или нет?



Александр Рошаль: В самом начале было много ошибок, хотя стиль обоих шахматистов угадывался. Ошибки сыпались, как из рога изобилия. Все говорили, вот, подумаешь, зато хорошо - нельзя думать, что это компьютеры. Дело в том, что все забыли или многие не знали об этом, что в матчах на мировое первенство только где-нибудь к середине качество партий становится достаточно высоким. В начале - волнение, в конце - усталость. Напряжение порой способствует повышению качества игры.


Я ожидаю в ближайших партиях улучшения качества игры. На мой взгляд, интерес, который подогрели в эти дни, он, конечно, схлынет, но не настолько, что о ней забудут.



XS
SM
MD
LG