Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинообозрение с Андреем Загданским

Александр Генис: В очередном выпуске нашего “Кинообозрения” о новом фильме рассказывает ведущий этой рубрики режиссер Андрей Загданский.

Андрей Загданский: Политический шпионский детектив «Самый опасный человек», на мой взгляд, непременно будет упомнут, когда через полгода появится список «оскаровских» номинантов, и в первую очередь это будет номинация “Лучшая мужская роль”. Это последняя роль Филипа Хоффмана, который умер в Нью-Йорке в феврале этого года. Один из самых ярких актеров своего поколения, Хоффман был уже награжден «Оскаром» за роль Трумэна Капоте в фильме «Капоте». Последняя роль Филипа Хоффмана - агент немецкой спецслужбы Гюнтер Бахманн в экранизации романа Ле Каре - неизбежно оставляет ощущение какого-то рокового предчувствия, словно Хоффман играет самого себя. И вся построенная им хитрая, умная, изощренная интрига и в конечном счете очень человеческая схема разрушается брутальными, тупыми силами насилия, силами, где нет места тонкостям разведывательной работы, а есть только эта самая сила. И это мне почему-то резонирует с судьбой и жизнью самого Хоффмана, который так виртуозно играл на экране и создал целый ряд совершенно блестящих образов и так ужасно пал жертвой героина. Глубокое ощущение печали, когда ты смотришь на него на экране. И есть какое-то прощание, какое-то предчувствия в его глазах.

Действие фильма разворачивается в Гамбурге, том самом городе, где исламские террористы планировали свою атаку на Соединенные Штаты в 2001 году. С тех пор, как сообщают нам в самом начале титрами, спецслужбы Германии и Америки пристально следят за городом и деятельность мусульманских общин, дабы история 2001 года не повторилась. В городе существует секретный отдел немецкой разведки и именно его возглавляет Гюнтер Бахманн. В город проникает молодой мужчина, мусульманин из Чечни, зовут его Исса Карпов, играет его, между прочим, русский актер Григорий Добрынин, которого многие знают по фильму «Как я провел этим летом», и очень хорошо играет. Исса проникает в город, известно о нем очень мало, и исчезает он в городе, исчезает для секретных спецслужб. Его необходимо найти и разобраться, собственно говоря, что с ним делать: то ли арестовать, то ли использовать в своих целях, то ли просто найти и убедиться, что Исса не представляет никакой опасности. А может быть его можно ё использовать как приманку, как способ выйти на бОльшую цель.

Возможно множество вариантов. Все они присутствуют в расчетах Гюнтера. Гюнтер персонаж трагический, он очень хороший, полный, медленный, пьющий, постоянно пьют «скотч», страдает одышкой. Такой ё усталый созидатель. Он уже потерпел большое поражение на Ближнем Востоке, его сеть была скомпрометирована агентами ЦРУ, погибли люди все из-за того, что кто-то не доверял его безупречному инстинкту и таланту разведчика. Мы понимаем, что история, которая разворачивается в фильме, грозит повторением, она обязана повториться, но тем не менее, Гюнтер настойчиво движется к своему финалу, к развязке. У него видение одно, абсолютно гуманистическое, человеческое, наверное, с точки зрения разведки очень осмысленное, а у людей, которые наблюдают за его деятельность из-за океана, из ЦРУ видение другое. Фильм может оставить впечатление, кстати, ё антиамериканского, поскольку здесь есть четкое противопоставление тонкой и изощренной разведывательной работе и брутальному вторжению людей, которые приезжают на машинах, все хватают, всех арестовывают и всех увозят.

Александр Генис: Это в традиции европейского детектива.

Андрей Загданский: Английского политического детектива.

Александр Генис: В первую очередь, я как-то заметил, что у Шерлока Холмса во всех его рассказах стреляют только американцы. Правда, может быть я не совсем прав, но тем не менее, бОльшая часть выстрелов производится американцами. Ни Шерлок Холмс, ни Ватсон не стреляют, хотя Ватсон и носит револьвер.

Андрей Загданский: В английской литературной традиции существуют два столпа разведывательного шпионского детектива. Грэм Грин, который сам начинал и работал в политической разведке, как и другой классик - Джон Ле Каре. Вот — два столпа. Самый знаменитый, по всей видимости, фильм подобного жанра «Третий человек» - это экранизация романа Грэма Грина, и в нем тоже есть вполне антиамериканские настроения.

Александр Генис: Там есть Орсон Уэллс, который весь этот фильм переделал под себя и стал шекспировским героем. Он уже Яго, а не какой-нибудь шпион крутой из ЦРУ. Он настолько сложная личность, что зрители забывают про детектив.

Андрей Загданский: Он сложная личность, но мы про детектив не забыли. Это персонаж вполне из политического разведывательного детектива, это его территория. То, что он вырастает до шекспировского масшаба, это еще не значит, что фильм перестал быть тем, что он есть на самом деле — шпионским детективом. Собственно говоря, очень похожее происходит и в романах Ле Каре. Ле Каре тоже был английским разведчиком.

Александр Генис: Причем в Гамбурге. Он был там консулом и разведчиком одновременно. Он хорошо знает, о чем пишет.

Андрей Загданский: Знаете, что с ним самое интересное, одна из чрезвычайно интересных деталей с Ле Каре — кому он обязан своей литературной карьерой.

Александр Генис: Кому?

Андрей Загданский: Филби. Вот тут совершенно потрясающий поворот. Дело вот в чем, что он работал как консул и как разведчик. Консул — это была его крыша, это было его официальное лицо. Когда Филби сбежал, то он выдал списки разведчиков, которые имели дипломатическое прикрытие. Ле Каре потерял свое дипломатическое прикрытие, он должен был уйти из разведывательной работы.

Александр Генис: Хорошо еще, что он не работал в Москве или в Тегеране.

Андрей Загданский: Совершенно замечательная деталь, которую я недавно выкопал из-за этого фильма, поскольку мне было страшно интересно. Выясняется, что Филби был поклонником Ле Каре и читал его романы. Более того, когда впервые Ле Каре приехал в Советский Союз — это был 1987 год, Филби хотел встретиться с Ле Каре, позвал его на обед, на что Ле Каре ответил, что он с предателями за один стол не садится.

Александр Генис: Вот видите, а с поэтами садился. Вы знаете, что когда Бродский узнал о Нобелевской премии, он сидел в китайском ресторане в Лондоне именно с Ле Каре? Надо сказать, что Бродский Ле Каре очень любил и немного ему завидовал. Ему ужасно нравилась его слава, ему-то было интересно все, что связано с его шпионскими романами, он был большой поклонник Ле Каре. Кстати, я как раз нет, мне Ле Каре не очень нравится и никогда не нравился. Мне кажется, что он все равно неправильно представляет советскую разведку, потому что для него это всегда партнеры игры в теннис. Есть правда с одной стороны и с другой стороны, главное - то, что происходит посередине. Но я отказываюсь верить, что английская разведка и советская разведка — это одинаковые силы, что КГБ и MI6 — это равноценные институты, я в это не верю, я не верю в зеркальную теорию.

Андрей Загданский: У Ле Каре больше опыта.

Александр Генис: И все же я не верю в то, что советские разведчики могут быть благородными, честными, сильными.

Андрей Загданский: Вы не видели фильм «Мертвый сезон»?

Александр Генис: «Мертвый сезон» я видел, ему не поверил. У Ле Каре в советских разведчиках сочетание добра и зла примерно такое же, как и у английских разведчиков. Но я на стороне английских разведчиков, а не русского КГБ. Так что меня в этом не переубедить.

Андрей Загданский: Я скорее с вами. Тем не менее, возвращаясь к фильму, который я всем с легким сердцем рекомендую, потому что это - очень плотно сделанная вещь. Я подозреваю, что сценарий был переписан, роман переигран, центр тяжести сместился от чеченского героя, который вынесен в название фильма, этого беглеца, который бежал из Чечни, из Турции, оказался в Гамбурге, на главного - нашего Гюнтера Бахманна. Он и складывает всю эту цепочку, которая должна в его замысле привести к возможности собрать большую информацию, посадить «кротов», создать людей, которые будут приносить информацию оттуда, от исламских террористов, от исламских боевиков. Все это, увы, разрушается. Но фильм крепко сделан, совершенно замечательно прописан сценарий — уж это вам точно понравится. Я думаю, что его вполне могут номинировать за лучшую сценарную работу по опубликованному произведению. Но еще раз скажу — Филип Хоффман царит.

Александр Генис: В этом фильме есть один явный недостаток — он устарел. Дело в том, что картина снята по роману, написанному в 2008 году. В 2008 году мир был совсем не такой, как в 2014 году. Ле Каре - специалист по борьбе двух сверхдержав. Его - тема манихейская борьба между двумя сверхдержавами, такая битва титанов. После смерти коммунизма он отошел от этого, уже давно пишет от террористах. Однако террористы были главными врагами начала 21 века, но не сегодня. Я думаю, что следующая картина уже будет не о террористах, а о новой «холодной войне, как бы печально это ни звучало.

Андрей Загданский: Мир изменился за последние полгода, в ноябре 2013 года началась новая точка отсчета, мы это очень хорошо понимаем, как бы ни развивались события, все равно началась другая эпоха.

Александр Генис: С Майдана в Киеве.

Андрей Загданский: Но не будем забывать и другой кризис, кризис Ирака и Сирии, который существует параллельно украинскому, и на сегодняшний день в Америке занимает куда больше сферу общественного сознания. Эти жуткие обезглавливания двух репортеров, которые появились в интернете, делают фильм особенно актуальным. Я понимаю, что мы с вами в первую очередь рассуждаем о ситуации “Украина и Путин”, но Ирак и Сирия, угроза радикального ислама, о которой так много говорят и в Англии, и в Америке, никуда не делась. Это по-прежнему еще один чрезвычайный фактор в современном мире.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG