Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Томске больше года действует областной закон о патронатном воспитании


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина.



Никита Татарский: В Томске уже больше года действует областной закон о патронатном воспитании. Эксперимент по патронату жители Томска начинали одни из первых в России. Другие формы опеки развиваются в Томске, как и в других регионах страны с большим трудом. Но есть в томской области, в деревне Зырянка, детский дом, многие воспитанники которого благодаря специальной экспериментальной программе обрели семью. Патронатное воспитание, опека или усыновление – не важно, говорят сотрудники общественного фонда «День аиста», главное, чтобы россияне начали брать детей-сирот в свои семьи. Фонд появился в Новосибирске сравнительно недавно и уже активно работает в сибирском регионе.



Мелани Бачина: Зырянский детский дом стал одним из первых, где начали эксперимент по патронату. В самом детском доме воспитанников почти не осталось – живут в семьях. Это уникальный для всей Томской области случай. Директор Татьяна Шайдо рассказывает, что поначалу они просто просили деревенских жителей взять ребятишек домой на выходные, а потом уж – под патронатное воспитание. Когда этот эксперимент в Зырянке начинали, сильно рисковали.



Татьяна Шайдо: Вмешалась прокуратура, они начали говорить, что это деятельность незаконная, нет закона о патронатном воспитании в Федерации. И, наконец, ситуация благополучно разрешилась. Депутаты Думы Томской области приняли закон «О патронатном воспитании» в Томской области, и наша деятельность стала летитимной.



Мелани Бачина: Семья Зуевич уже четыре года воспитывает брата и сестру, Таню и Андрея. Говорят, разное бывает, дети непростые. Но о том, что взяли на воспитание сирот, нисколько не жалеют. Десятилетнего Андрюшку научили управляться со скотиной, он теперь настоящий помощник.



Андрей: Коров накормить, свиней напоить и вычистить.



Житель Зырянки: Да ну, какая может быть обуза? Это, наоборот, мне кажется, им в пользу пойдут, хоть чему-то научатся.



Мелани Бачина: За заботу о детях семье Зуевич, как и другим родителям, детский дом платит зарплату. Патронатное воспитание, говорят в детдоме, сегодня единственно возможная форма найти детям-сиротам семью. Российские граждане детей почти не усыновляют, и это проблема не столько финансовая, сколько психологическая, говорит руководитель общественного фонда «День аиста» Евгения Соловьева.



Евгения Соловьева: Не секрет, что в обществе есть такая фраза, что «грязь от грязи грязью и останется». Сиротство давно уже приобрело в России масштабы национального бедствия, которым государство и общество не особенно озабочены. Громкие цифры количества сирот в нашей стране регулярно озвучивают те, кому это вменено в обязанности, но эти цифры настолько затаскали, что привычное обывательское ухо уже не слышит ничего ужасного.



Мелани Бачина: У самой Евгении в семье четверо детей, двоих из которых они с мужем усыновили. Женя говорит: не важно, берете вы ребенка в семью насовсем или на время, главное, чтобы решились взять.



Евгения Соловьева: Из двух зол выбирает меньшее. Если выбирать детский дом и патронатную семью, конечно, патронатная семья. Потому что, в общем-то, для ребенка самое главное – это право чувствовать себя сыном и дочерью. Мы об этом не задумываемся, но я разговаривала очень много с детьми, которые уже выросли, и для них было очень важно носить фамилию отца официально.



Мелани Бачина: Патронатное воспитание – это временное пребывание детей в семье. В Зырянском детском доме говорят: временное часто становится постоянным. Многие дети, которых сначала берут на патронатное воспитание, в итоге обретают семью.


XS
SM
MD
LG