Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Либо моя фамилия, либо деньги"


Российский экономист Сергей Алексашенко

Российский экономист Сергей Алексашенко

Сергей Алексашенко о причинах вынужденного прекращения работы над бюллетенем "Комментарии о государстве и бизнесе"

В последнем выпуске бюллетеня "Комментарии о государстве и бизнесе" института "Центр развития" НИУ ВШЭ ведущий российский экономист Сергей Алексашенко участия уже не принимал. Предыдущий выпуск был посвящен Банку России. В нем авторы бюллетеня подвергли критике политику Центробанка. Ранее, 5 сентября, Сергей Алексашенко ушел с должности старшего научного сотрудника Высшей школы экономики в связи с переездом в США и, по его словам, "чтобы не ставить под удар" учреждение. Уехать из России известного экономиста, в прошлом первого зампреда правления Центробанка, фактически вынудили: сначала Алексашенко был изгнан из совета директоров "Объединенной зерновой компании", а затем не был переизбран в совет директоров компании "Аэрофлот". В своих интервью, в том числе на Радио Свобода, Сергей Алексашенко неоднократно подвергал критике политику президента России Владимира Путина и экономический курс российского правительства.

С экономистом Сергеем Алексашенко побеседовал корреспондент Радио Свободная Европа/Радио Свобода Карл Шрек.

– Можете ли вы объяснить обстоятельства, по которым вас исключили из бюллетеня?

Руководителей Центра проинформировали о том, что крайне нежелательно видеть мою фамилию на первой странице нашего бюллетеня

– Как и любая другая организация, Центр развития должен существовать на какие-то деньги. Получают они их, в том числе, от Высшей школы экономики и от разных государственных структуры, с которыми имеют контракты. Потому что макроэкономические исследования редко бывают интересны, когда ситуация более-менее спокойная, частный бизнес за них не очень хочет платить. И руководителей Центра развития проинформировали о том, что крайне нежелательно видеть мою фамилию на первой странице нашего бюллетеня. Это вызывает некое непонимание, раздражение и неудовольствие. Намекнув, что, если это останется, денег на финансирование работ не будет.

– А когда вам сообщили об этом?

– Я об этом узнал в конце прошлой недели.

– Вам сообщили детали? Вы же часто критикуете политику российского государства. Они напрямую сказали вам, что причиной является это?

– Я выступал редактором этого бюллетеня, то есть у меня не было там авторских статей практически никогда. И поэтому было сказано, претензии не к содержанию, что было там написано, а к тому, что… ну, почти дословно, что моя фамилия присутствует на первой странице.

Ситуация достаточно банальна: или Алексашенко уходит с работы, его нигде не видно и не слышно, или у вас не будет денег на существование. Я не могу ставить под удар людей

– Вы сейчас в Вашингтоне. Сначала вы собирались один год провести на стажировке в Джорджтауне. Вы все еще являетесь профессором в Джорджтаунском университете?

– Нет, я сейчас не Джорджтауне, я веду переговоры с университетами и думаю, что в каком-нибудь из них осяду. Я в Вашингтоне, да.

– В интервью, которое было опубликовано в РБК, вы сказали, что живете в США. Может быть, это тоже является раздражителем?

– Не знаю. Может быть. Я не могу отвечать за реакцию людей, с которыми я не общался. Ситуация достаточно банальна: или Алексашенко уходит с работы, его нигде не видно и не слышно, или у вас не будет денег на существование. Я не могу ставить под удар людей.

– А что касается вашей работы в ВШЭ, это будет влиять каким-то образом на нее?

– Я из Высшей школы экономики уволился. Они просто не внесли по каким-то причинам изменения на сайте, но я с 5 сентября уже в ВШЭ не работаю.

– А почему вы решили уволиться?

– Ровно потому, что я переехал жить в США. Я обсуждал эту тему с руководством Высшей школы экономики, в общем, это моя была инициатива. Я считаю, что пока наши университеты не созрели для того, чтобы иметь научных сотрудников, работающих не то что удаленно, а за океаном. И я догадывался, что если ситуация останется такой, как она была, то у университета могут возникнуть свои проблемы. И это, собственно, было мое решение, чтобы не ставить и университет под удар.

– В последнее время приходят не очень позитивные новости из России по поводу экономики. Вы считаете, можно ожидать ухудшения в российской экономике? Доллар взлетает по отношению к рублю, падают цены на нефть… Насколько серьезные проблемы могут быть в экономическом плане в России в ближайшее время?

– Я бы сказал так, что нет оснований считать, что ситуация в российской экономике будет улучшаться. До настоящего времени власть, президент, правительство не сделали ничего такого, что могло бы изменить ход экономики к лучшему. Ухудшение может быть, но оно будет вот не обвальным, как в 2008 году, когда все просто рухнуло на 10 процентов. Такого не будет. Будет потихонечку – сегодня один показатель хуже, завтра другой показатель хуже… Я бы, честно говоря, даже не стал привязываться к тому, что рубль упал по отношению к доллару. Ну, сейчас упал, глядишь – через недели две вырастет немножечко, потом опять упадет. Рубль почти в свободном плавании, поэтому он может ходить вверх и вниз в зависимости от сезонных факторов тоже. Общая динамика падения рубля понятна, рост инфляции понятен. То, что бюджет сокращает расходы, понятно. Что ВВП практически не растет, понятно. То, что во всей промышленности растет только оборонный комплекс, тоже понятно. Инвестиции снижаются. И вот так потихонечку все будет немножечко со знаком минус. Но не обвальное падение.

– А чем вы сейчас занимаетесь в Вашингтоне?

– Я сейчас в Вашингтоне занимаюсь обустройством жизни моей семьи. У меня есть ребенок, которому пять лет, и мне как-то надо его в жизнь встраивать – в школу идти ему нужно, объяснять, как жизнь устроена.

– Сколько лет вы работали над бюллетенем?

– Мы его начали выпускать, я думаю, в самом начале 2009 года, может быть, в конце 2008-го, на рубеже этих лет.

– Несмотря на то что вы уволились из Вышки, вы собирались дальше над ним работать?

– Я и продолжал там. Вот не этот выпуск, который был вчера, в понедельник вышел, а выпуск предыдущий, две недели назад, я над ним работал, да.

– И собирались дальше сотрудничать?

– Собирался дальше работать, да. У меня в планах было, что я буду с этим работать.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG