Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Развитие патронатных семей в России


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Александр Гостев : Показатели младенческой смертности в России занижены примерно в два раза. Все чаще у будущих мам беременность и роды проходят с различными патологиями. Растет число детей, родившихся с хроническими заболеваниями. Эту ужасную статистику сегодня озвучили участники конференции по проблемам материнства и детства, которая прошла в Москве. Инициатор ее проведения Межрегиональный общественный фонд солидарной солидарности "Наш выбор". На "круглом столе" побывала и корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: Нашумевшие президентские инициативы об увеличении размера пособий по уходу за ребенком и базовом материнском капитале, мягко говоря, были раскритикованы. В подтверждение этой точки зрения представители общественности и эксперты в сфере социальной политики детально разобрали оба правительственных законопроекта. Один из них - о базовом материнском капитале - Минздрав России на днях передал на рассмотрение в правительство. Согласно этому документу капитал будет формироваться при рождении женщиной второго ребенка. Его сумма составит 250 тысяч рублей. По прошествии 3 лет женщина получит право использовать эти средства на три цели - улучшение жилищных условий семьи, обучение ребенка, пенсионное обеспечение матери.


Научный руководитель Центра социальных исследований Евгений Гонтмахер видит проект как весьма отдаленную перспективу.



Евгений Гонтмахер : В базовом материнском капитале есть свои внутренние провалы, которые ничем пока не закрыты. Потому что если в проекте, предъявляемом правительством, это означает, что можно спустить на тормоза, обесценить, сделать так, что мало не покажется.



Ольга Вахоничева : Еще более мрачную картину Гонтмахер изобразил, рассказывая об увеличении детских пособий. Как известно, женщина получает ежемесячное пособие на малыша. Тысяча пятьсот рублей на первого ребенка, 3 тысячи - на второго. Когда ребенку исполниться полтора года, право на эту льготу отменяется. Вот тогда-то и начинаются серьезные проблемы. В основном Гонтмахер говорил о неблагополучных или так называемых маргинальных семьях, для которых ребенок - лишь источник денежных доходов.



Евгений Гонтмахер : Значит, было 1,5 тысячи и даже 3 тысячи и вдруг стало 70. Что происходит с ребенком здесь? Либо его сдают, извините, в детский дом, либо он остается в семье, но он голодный, больной, босой. Отсюда безнадзорность, беспризорность. С одной стороны, вроде бы сделали правильно, но, с другой стороны, мы подталкиваем какую-то часть женщин к такому кредиту.



Ольга Вахоничева : По официальным данным в детских домах страны воспитывается почти 100 тысяч ребят. По мнению директора детского дома номер 19 Москвы Марии Терновской, стереотип восприятия этого учреждения слишком негативен.



Мария Терновская : Все воспринимают детский дом, как такое наследие сталинских лагерей, по сути дела. Ассоциируется это с чем-то ужасным, нехорошим. Туда не хочется идти. Это надо переломить. Это вопрос восприятия, вопрос сознания людей. Это, действительно, надо назвать другим словом и начать новую жизнь.



Ольга Вахоничева : Альтернатива детскому дому - патронатные воспитание.


Это не просто схема устройства детей в семьи, а целая система профессиональной работы. Сегодня эта форма воспитания в России находится в зачаточном состоянии. Нет адекватного федерального законодательства для полноценной работы системы. В Томской области обошли эту проблему, приняв региональный Закон "О патронатном воспитании". Рассказывает корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина.



Мелани Бачина : Зырянский детский дом стал одним из первых, где начали эксперимент по патронату. В самом детском доме воспитанников почти не осталось - живут в семьях. Это уникальный для всей Томской области случай. Директор Татьяна Шайдо рассказывает, что по началу они просто просили деревенских жителей взять ребятишек домой на выходные, а потом уже под патронатное воспитание. Когда этот эксперимент в Зырянке начинали, сильно рисковали.



Татьяна Шайдо: Вмешалась прокуратура. Они начали говорить, что эта деятельность незаконная, нет закона о патронатной воспитании в Федерации. Наконец, ситуация благополучно разрешилась. Депутаты Думы Томской области приняли Закон "О патронатном воспитании в Томской области". Наша деятельность стала, действительно легитимной.



Мелани Бачина : Семья Зуевич уже четыре года воспитывает брата и сестру Таню и Андрея. За заботу о детях семье Зуевич, как и другим родителям, детский дом платит зарплату. Патронатное воспитание, говорят в детдоме, сегодня единственно возможная форма найти детям-сиротам семью.


Российские граждане детей почти не усыновляют. И эта проблема не столько финансовая, сколько психологическая, говорит руководитель общественного фонда "День аиста" Евгения Соловьева.



Евгения Соловьева : Не секрет, что в обществе есть такая фраза, что грязь от грязи грязью и останется. Сиротство уже давно приобрело в России масштаб национального бедствия, которым государство и общество не особенно озабочены. Громкие цифры количества сирот в нашей стране регулярно озвучивают те, кому это вменено в обязанности. Но эти цифра настолько затаскали, что привычное обывательское ухо уже не слышит в них ничего ужасного.



Мелани Бачина : У самой Евгении в семье четверо детей, двоих из которых они с мужем усыновили. Женя говорит, что неважно, берете вы ребенка в семью насовсем или на время. Главное, чтобы решились взять.



Евгения Соловьева : Из двух зол выбирают меньшее. Если выбирать детский дом или патронатная семья, конечно, - патронатная семья. Потому что для ребенка самое главное - это право чувствовать себя сыном или дочерью. Мы об этом не задумываемся, но вот я очень много разговариваю с детьми, которые уже выросли. Для них было очень важно носить фамилию отца официально.



Мелани Бачина : Патронатное воспитание - это временное пребывание детей в семье. В Зырянском детском доме говорят - временное часто становится постоянным. Многие дети, которых сначала берут на патронатное воспитание, в итоге обретают семью.



Ольга Вахоничева : В любом случае, детские дома и патронатное воспитание в широком понимании не решают проблемы материнства и детства. Тем более что их финансирование, особенно в регионах, заставляет директоров детских учреждений ходить по спонсорам с протянутой рукой.


Так как же избежать демографической катастрофы и обеспечить семьям с детьми благополучное существование? Конечно, заманчивые обещания государства о выплате тех же пока призрачных 250 тысяч рублей базового капитала, вызовет всплеск рождаемости, считает президент фонда социальной солидарности "Наш выбор" Ирина Хакамада, но социальная сфера не прощает политического цинизма. По ее мнению, решать проблему материнства и детства нужно не декларативными заявлениями с высоких трибун. Первые задачи своего фонда в этом направлении она обозначила так.



Ирина Хакамада : Самая главная цель, чтобы хотя бы в Интернет и все немногочисленные средства информации, которые сюда пришли, вкинуть первую идею, что неплохо, чтобы государство (перед выборами или нет, неважно) задумалось, наконец, о том, что делать с социальной жизнью матерей, детей, как улучшить демографическую ситуацию. Неплохо, что они что-то предложили, но мы предлагаем, как сделать так, чтобы это было серьезно, чтобы дало какой-то эффект, чтобы исправить ошибки, чтобы это не было всего лишь предвыборной кампанией. Для решения демографического кризиса два ребенка в семье не решают. Стимулирование только второго ребенка. Нужно, на самом деле, три как минимум, а, вообще, четыре. Вы думаете, что русский народ вам так быстро по четверо детей нарожает в нынешних условиях?



Ольга Вахоничева : Как скал один из участников "круглого стола" надо ввести финансовую ответственность государства за упущения и промахи в социальной политике, тем более таком важном направлении, как будущее российской нации.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG