Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обнародован короткий список претендентов на премию "Русский Букер"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Андрей Шарый: Сегодня в Москве жюри престижной литературной премии «Русский Букер» огласило так называемый «шорт-лист» – короткий список произведений, прошедших в финал премии 2006 года за лучший роман на русском языке. Из допущенного к конкурсу 41-го произведения на нынешнем этапе отобрали шесть, а победителя «Русского Букера» жюри назовет 6 декабря. Автору лучшего романа вручат премию в размере 20 тысяч долларов, остальные финалисты получат по одной тысяче долларов – тоже немало.



Лиля Пальвелева: Нынешний год для русской букеровской премии юбилейный. Она отмечает 15-летие. В декабре станет известен автор лучшего романа года, однако, войти в шестерку финалистов также почетно. Их список председатель жюри прозаик Александр Кабаков оглашает в мгновенно притихшем зале…



Александр Кабаков: "Рыба" Петра Алешковского, "Санькя" Захара Прилепина, "На солнечной стороне улицы" Дины Рубиной, "2017" Ольги Славниковой, "Иерусалим" Дениса Соболева и "Вилла Бель-Летра" Алана Черчесова.



Лиля Пальвелева: Поскольку в декабре членам жюри предстоит выбрать одного-единственного победителя, сейчас они, опасаясь слишком явно обозначить свои предпочтения и тем самым нарушить интригу, о конкретных авторах и их произведениях рассуждать отказываются, ограничиваясь лишь общими рассуждениями. Так, литературный критик Дмитрий Бак считает: в нескольких романах есть явные тематические пересечения.



Дмитрий Бак: Первое, преобладание повествования о жизни, формах самой жизни. Вот так получилось. Это не первый раз говорится, но в этот раз получилось тоже так. И с этим связано второе: раз реальность определяет поэтику, то в реальности надо искать и те вызовы, которые породили тематические схождения в этой шестерке. А этот вызов один, собственно говоря, это тот момент перехода, который наша страна, наше общество, все мы пережили в последние 20 лет. Вот эта тема литературой так и не освоена до конца. И в трех с половиной, а может быть, и в четырех романах, и в шести речь идет именно об этом. Другие два романа (и я не буду называть, кто есть кто, прочтите) отвечают на некоторые другие вопросы. И это очень хорошо, что все-таки абсолютного монолита нет.



Лиля Пальвелева: Мы же отметим, что наибольшие шансы стать лауреатом «Русского Букера» за 2006 год, наверное, есть у Дины Рубиной и Петра Алешковского. Так уж совпало, но оба их романа связаны с азиатскими республиками. Главным действующим лицом произведения «На солнечной стороне» Рубиной является Ташкент, где она провела детство и юность, точнее – солнце, заливающее улицы этого города.


А Петр Алешковский успешно справился с трудной и деликатной задачей, написав свой текст от лица молодой женщины - беженки из Таджикистана.


Впрочем, разумеется, выбрать могут и какое-то другое произведение. Как бы то ни было, говорит еще один член жюри этого года красноярец Роман Солнцев, художественный уровень всех шести романов - не в пример прошлым годам - достаточно высок.



Роман Солнцев: Конечно, из 40 книг выбрать шесть все-таки сложно. Я выбрал две, но надо было шесть. И, поразмыслив, мы отобрали вместе, коллективно вот те еще четыре. Это действительно хорошие книги. А что такое шедевр? Вот, видите, не все шедевры. Соберите любых критиков, любых читателей… боже мой, какая там речь о шедеврах, если мы иногда не можем договориться, что такое литература?! Для кого-то это холодное построение готического такого толка, для кого-то это страсть, нелепая, темная, может, нарочито темным языком выраженная, для всех нас литература разная. Мне нравится Бунин, тому нравится что-то еще. Я на все смотрел еще глазами той страны, где я живу, я смотрел глазами сибиряков. И то, что сюда вошли несколько книг, безусловно замечательных, я уже этому рад, потому что были годы, когда я недоумевал, почему этому господину дали такую высокую премию.



Лиля Пальвелева: Чтобы всякие сомнительные романы не попали в букеровский список, говорит Александр Кабаков, жюри руководствовалось исключительно литературными соображениями.



Александр Кабаков: Не выдерживались никакие политкорректные квоты издательств, изданий, пренебрегали национальностью и полом и даже в некоторых случаях идеологическим несогласием с позицией автора. Мы, действительно, вполне единодушно выбрали эти романы. Я думаю, что это вполне показательный список для русской романистики того года, который мы оценивали. Я думаю, что здесь есть чтение для людей с самым разным вкусом, и я надеюсь, что за эту рекомендацию читатели нам будут благодарны.



Лиля Пальвелева: Между тем, не каждый из шести романов так уж легко найти. К примеру, книга «Иерусалим» Дениса Соболева выпущена в свет хоть и крупным, но все же провинциальным издательством «Феникс» из Ростова-на-Дону. Впрочем, кажется, именно этот роман имела в виду вошедшая в состав жюри этого года Светлана Сорокина (в прошлом известная телеведущая, а ныне радиожурналист).



Светлана Сорокина: Я не буду конкретизировать, о какой книге речь, но вот одну бы я точно не включила в этот список, будь моя воля. Но, в общем, меня убедили, и я сдалась. Но не буду говорить, какая это книга. На мой взгляд, она просто плохо читается. Мне было неинтересно, я с трудом продирались через эту «высокую литературу». Но я просто читатель, поэтому мне было в каком-то смысле трудно. А что-то читалось легко, по каким-то вещам даже вопросов не возникало.



Лиля Пальвелева: Решено, что когда станут выдвигать произведения на соискание букеровской премии следующего года, несколько изменятся правила. Среди номинаторы (то есть, тех, кто имеет право высказывать свои предложения) появятся библиотеки. Причем, не ведущие, избранные (они и сейчас обладают таким правом), а любые, российские.


XS
SM
MD
LG