Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бывший президент Чехии, известный политик, драматург, общественный деятель Вацлав Гавел отмечает 70-летие


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Владимир Ведрашко.



Андрей Шарый: Бывший президент Чехии, известный политик, драматург, общественный деятель Вацлав Гавел отмечает сегодня свое 70-летие. Вчера вечером в Праге прошел праздничный ужин, на который бывший президент пригласил своих друзей, бывших сотрудников, ряд известных чешских и зарубежных политиков, дипломатов, рок-звезд, деятелей искусства. Вайлав Гавел – бывший диссидент, в годы коммунистического правления провел несколько лет в тюрьме, а после «бархатной» революции 1989 года был избран сначала президентом Чехословакии, а затем и Чехии. Находился на этом посту до февраля 2003 года.



Владимир Ведрашко: Драматург, писатель, любитель рок-музыки и покровитель артистических сообществ, фестивалей, гуманитарных акций, этот человек, став после «бархатной» революции 1989 года президентом тогдашней Чехословакии, прошел вместе со словацкими соседями через «бархатный» же раскол федерации, через все коллизии первых лет либеральных реформ, привел страну в НАТО и Европейский союз. И был при этом принципиальным антикоммунистом, не шедшим с «красными» ни на какие компромиссы. Более того, Вацлав Гавел неоднократно подчеркивал принадлежность Чехии к Евроатлантической цивилизации, вполне недвусмысленно поворачиваясь спиной к современной России, стране, которую он всегда твердо осуждал за нарушение прав человека, а особенно за методы ведения чеченской военной кампании.


Вацлав Гавел остается в чешской истории как политик, пытавшийся сочетать решение государственных вопросов с высокими гуманистическими и моральными стандартами.


Я обратился к журналисту Либору Дворжеку с просьбой оценить политическое наследие Вацлава Гавела.



Либор Дворжек: Гавел бы диссидент, попавший в политику. Если вы посмотрите на современнейшую историю среднеевропейских стран, бывших членов Варшавского договора, ни один из бывших диссидентов, которые попали на эти посты высшие в своих странах, не остался так долго в свое функции. Гавел же был сначала чехословацким президентом, потом – два раза президентом чешским. Что касается его политического наследия, это, по-моему, принцип морали в политике. Или его принцип неполитической политики какой-то. Хотя, конечно, он после 10 лет президентства своего тоже должен был привыкнуть к каким-то нормам, которые общи для все политиков во всех странах и при всех режимах. Во всяком случае, если его сравнить с сегодняшними политиками, представителями наших самых сильных партий, то это человек совершенно другого склада, это что-то вроде философа на троне. Надо напомнить российским слушателям, что у нас эта традиция существует уже со времен буржуазной первой республики, когда таким философом на троне был Томаш Гарриг Масарик.



Владимир Ведрашко: А вот мнение доцента политологии Высшей школы экономики Владимир Пророка.



Владимир Пророк: Президент Вацлав Гавел – прежде всего философ. Значит, он старался свои философские взгляды, свои ценности пробить в чешскую политику. Но проблема в том, что политика – это дело конкретных проблем, и не всегда высшие идеи можно применить к реальности. Потому что решение конкретных проблем всегда нуждается в компромиссах. Но благодаря Вацлаву Гавелу Чешская республика стала известной, можно сказать, по всему миру. Потому что люди нуждаются в высших ценностях, которых, увы, в каждодневной жизни не видят. Не все, что он старался продвинуть в Чешской республике, выполнилось. Обещания и реальность давно часто отличаются. В начале 90-х годов элиты старались создать мнение или образ, что наш поход, можно сказать, в западное сообщество будет без проблем. Значит, будут высокие зарплаты, квартиры новые будут, людям будет жить легче и лучше быстро. Это же не выполнилось, хотя Чешская республика по сравнению с остальными странами восточной Европы, конечно, имеет лучше, выше жизненный уровень, можно сказать, тут жить легче.



Владимир Ведрашко: В конце 90-х годов политическим советником Вацлава Гавела был известный ныне ученый, политолог Иржи Пеге.


Господин Пеге, как вы оцениваете политическое и моральное наследие Вацлава Гавела?



Иржи Пеге: Я думаю, что роль наследия Вацлава Гавела в определенной мере постепенно снижается. Ныне на политическую сцену вышли другие, более молодые политики. Однако Гавел установил высокие моральные параметры, своего рода зеркало, в которое могут посмотреться современные политики. Гавел многое сделал для создания и развития Конституционного суда. Его роль является определяющей во вступлении Чехии в ЕС и НАТО.



Владимир Ведрашко: В 1997-99 годах вы были советником Гавела. Какие советы вы давали ему?



Иржи Пеге: Вацлав Гавел не нуждался в политических советах. Он был достаточно самостоятельной политической фигурой, которая сама формулирует свои взгляды и политические шаги. Тем не менее, Гавел нередко нуждался в коррекции некоторых своих формулировок, некоторых текстов, и тогда он обращался к своим советникам. И мы ему просто что-то подсказывали, комментировали. Вообще работать с ним было, с одной стороны, довольно трудно, ибо, как я уже сказал, он был сильной личностью. Но справедливо и то, что он был готов прислушаться к хорошему совету, живот откликался на хорошие предложения.



Владимир Ведрашко: Отличался ли официальный образ Вацлава Гавела, созданный прессой, от его бытового, повседневного образа? Не использовал ли он некоторую театральность в своем поведении?



Иржи Пеге: Да, в своих официальных ролях Гавел играл роль более официального деятеля. В быту же, в частной жизни он был очень приветливым, юмористичным человеком. Гавел за словом в карман не лез. Вот был такой эпизод. В 1998 году сложилась ситуация, похожая на нынешнюю, когда политики размышляли над вероятностью внеочередных выборов. И вот во время одной из встреч с политическими лидерами тогдашний премьер-министр Клаус обратился к Гавелу: «Послушай, Вацлав, вот тут в зале сидит твой советник Иржи Пеге, он же один из самых плодовитых чешских публицистов, а мы тут все-таки обсуждаем довольно конфиденциальные вещи, - не появится ли все это завтра в газетах?» И тогда Гавел повернулся к Клаусу и сказал ему: «Послушай, Вацлав, я думаю, что самым плодовитым публицистом и автором газетных статей являешься ты. А уж Иржи Пеге на втором месте».



Владимир Ведрашко: О Вацлаве Гавеле рассказывал его бывший политический советник Иржи Пеге.


XS
SM
MD
LG