Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Красноярский врач Алевтина Хориняк добилась оправдания в суде по делу о незаконно выписанном рецепте

Суд в Красноярске оправдал врача Алевтину Хориняк, которая была обвинена в нарушении закона при назначении обезболивающих средств онкологическому больному. В 2009 году, откликнувшись на просьбу своего знакомого, больного раком, Хориняк выписала ему обезболивающий препарат "Трамадол". Он относится к сильнодействующим лекарствам и подлежит строгому учету. В некоторых странах препарат признан наркотиком.

Давнишнему знакомому Алевтины Петровны, инвалиду детства Виктору Сечину, в 2008 году врачи диагностировали рак. Когда состояние пациента ухудшилось и начались боли, онколог прописала ему обезболивающие препараты, среди которых был и "Трамадол". Виктор получал его бесплатно, по федеральной льготе. Но в конце апреля 2009 года лекарства по льготной программе не успели поступить в город, а впереди были длинные майские праздники. По словам Алевтины Петровны, она не могла смотреть на мучения больного и выписала ему рецепт.

Госнаркоконтроль... Расследование... Суд...

В 2011 году решением врача заинтересовались сотрудники Госнаркоконтроля. Началось расследование, и дело передали в суд. Алевтину Хориняк обвиняли в подделке документов (ч. 2 ст. 327 УК РФ) и незаконном обороте сильнодействующих веществ с целью сбыта (ч. 3 ст. 234 УК РФ).

Это стало полной неожиданностью для пожилого врача:

– Мне говорят, что я подделала документ, но я же не вносила ложных сведений. На самом деле больной был прикреплен к другой поликлинике, поэтому мне и говорят, что нарушен закон и что документы я подделала, – рассказала Алевтина Хориняк. – Я двадцать лет общалась с его семьей и ухаживала за его отцом, у которого тоже был рак, а потом и за ним самим. Отец Вити просил меня не оставлять сына, потому что у его матери тоже были проблемы со здоровьем и сама бы она не справилась. Я полностью посвятила себя этой семье. Когда в очередной раз пришла к Виктору, то испытала шок – он уже не просто стонал, а кричал от боли. Онкологи правильно говорят: нельзя прерывать прием препаратов, нужно, чтобы их концентрация в крови больного была постоянной, чтобы они могли жить достойно. В нашей стране это не решено. И больные, и врачи остаются заложниками системы.

И больные, и врачи остаются заложниками системы

Врач, к которому Виктор Сечин был прикреплен по месту жительства, – не стала выписывать так называемый "платный" рецепт. Как поясняет Алевтина Петровна, действительно никто не хочет выписывать лекарства, которые нужно покупать на равных условиях со всеми, особенно федеральному льготнику, ведь тогда и фармацевтические компании могут жаловаться, и сами больные, да и статистика ухудшится.

– Следствие еще делает упор, что на тот момент, когда я выписала ему таблетки, у него не было медицинских показаний к применению препарата, хотя до этого он постоянно их принимал и в карточке это записано, – рассказала Алевтина Хориняк. – Мне же говорят, что я просто выписала рецепт знакомому наркоману. Даже верховный суд РФ в разъяснениях о составе преступления пишет о том, что если выписан рецепт по медицинским показаниям, то уголовному преследованию не подлежит. В Конституции же, которая превыше суда, написано, что больной имеет право на снятие боли любыми способами. А врач обязан, несмотря ни на пол, ни на расу, ни тем более на место жительства, оказать человеку помощь и превыше всего он должен ценить жизнь человека.

Как отмечают специалисты, перебои с льготными лекарствами действительно нередки. Особенно тяжело в этом случае приходится онкобольным. Кстати, бывают и случаи летального исхода из-за болевого шока. Иногда больные предпочитают самостоятельно ускорить приход смерти: стоит вспомнить смерть контр-адмирала ВМФ Вячеслава Апанасенко и многих других. Медики же, как правило, предпочитают не идти против системы, ведь они осознают, что могут оказаться на скамье подсудимых, как и Алевтина Хориняк.

Красноярские коллеги врача, ставшей подсудимой, считают, что ее случай неоднозначен – ведь проблема наркомании существует, поэтому бесконтрольно выписывать подобные препараты нельзя. В то же время они согласны с тем, что ситуацию необходимо менять.

– В таких обстоятельствах, когда нет препаратов по льготе, возможно, следовало бы выписывать рецепт на их платное приобретение, если согласен больной и родственники, но все-таки по месту жительства, по месту прикрепления, – считает врач красноярской поликлиники Оксана Петрова. – Иначе можно будет приходить в каждую поликлинику и выписывать в каждой препарат. Все должно фиксироваться. Чисто по-человечески я ее не осуждаю, потому что у всех врачей есть давнишние знакомые, о которых знаешь все, об их здоровье, и им хочется помочь. Порой больному сложно попасть на прием или врач не приходит. Особенно тяжело хроническим больным. И тогда есть вариант выписать рецепт. Поэтому я ее понимаю, но все же всегда надо очень внимательно смотреть за своими действиями и уметь просчитывать возможные последствия.

Ситуация, когда нет препаратов, ненормальная. У нас нет своих фармацевтических заводов. Закупка за рубежом идет долго, с оформлением множества бумаг на таможне процесс затягивается, тем более когда речь идет о сильнодействующих или наркотических веществах. Как вариант облегчения ситуации, возможно, было бы лучше переходить на такие формы выпуска препаратов, которые для наркоманов были бы бесполезны, а для больных было бы проще получить их, – считает Оксана Петрова.

"Объективная сторона преступления очевидна"

Пока в красноярских медицинских кругах идет обсуждение добродетельности и этичности поступка Алевтины Петровны, с точки зрения юристов, случай довольно прост. И объективная сторона преступления очевидна.

– Закон у нас один для всех, поэтому, раз человек закон нарушил и это нарушение квалифицируется как уголовное преступление, значит, его нужно судить. А вот что касается наказания, то здесь, безусловно, должны быть учтены все смягчающие обстоятельства, – считает красноярский юрист Александр Глисков. – Есть же установленный порядок оказания помощи. Одно дело, когда больница соблюдает все регламенты, когда официально препарат закуплен, официально препарат назначен, официально применен. Другое дело, когда кто-то за деньги из-под полы и подделывая документы, пусть даже при всех смягчающих обстоятельствах, оправдывая свое поведение интересами больного, поступает так. Его судят не за то, что он помощь оказал, а за то, что подделал документ. С таким же успехом можно сказать, а давайте мы оправдаем чиновника, который подделал диплом и устроился на госслужбу, ну он же хотел людям служить. То, что у нас наркополицейские давно и последовательно занимаются всякой мелочевкой, это совершенно очевидно, что они ловят наркоманов, а не наркодилеров. Поэтому они пошли по простому пути. Там, где легко поймать, взяли и поймали, а там, где сложно поймать, зачем

У нас наркополицейские занимаются всякой мелочевкой, это совершенно очевидно, что они ловят наркоманов, а не наркодилеров

напрягаться, в засаде там сидеть, выслеживать кого-то, поэтому их мотивы здесь вполне понятны. У нас вот эта 327-я статья, касающаяся подделки документов, крайне распространена, подделывают всё: дипломы, санитарные книжки, рецепты. По-хорошему вообще надо усиливать ответственность за это преступление, потому что люди не понимают, что так делать нельзя.

При этом следует помнить, что может идти речь о несовершенстве закона, который дает лишь общие положения и в котором невозможно предусмотреть все случаи жизни. В общих принципах уголовного права основополагающими являются такие понятия, как здравый смысл, преступный умысел и вредные последствия. Например, если взять те же сильнодействующие вещества, когда они оказались у того человека, который не имеет на них прав, проще говоря, у наркомана, то, безусловно, в этом случае есть вредные последствия для общества. Если же вредных последствий нет, нет преступного умысла, то можно говорить и об отсутствии состава преступления, – говорит Александр Глисков.

Однако же в 2013 году 71-летнюю Алевтину Хориняк, которой грозило до 9 лет лишения свободы, осудили по двум статьям УК РФ "Подделка документов" и "Незаконный оборот сильнодействующих веществ с целью сбыта" и приговорили к 15 тысячам рублей штрафа. Но осенью того же года суд Красноярского края вынес решение о пересмотре дела в новом составе суда. В итоге в октябре 2014 года городской районный суд учел показания свидетелей и другие доказательства невиновности и решил, что в "действиях врача не было состава преступления, и врач не имела умысла сбыть сильнодействующие вещества". Алевтину Хориняк оправдали.

Сама Алевтина Петровна говорит, что, если бы она в тот момент знала, чем ее помощь может закончиться для нее, она бы все равно выписала рецепт, "потому что ни один человек, у которого есть чувства, не смог бы смотреть на его мучения спокойно".

Материалы по теме

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG