Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Возможен ли Октоберфест в России?


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Мюнхене Александр Маннхайм.



Дмитрий Морозов: Из Мюнхена в Москву только что вернулась большая группа депутатов Государственной Думы и ученых нескольких российских вузов. Трехдневный симпозиум, ради которого они приехали в Баварию, удачно совпал с традиционным, крупнейшим в мире праздником пива - Октоберфестом. Российская делегация, естественно, не упустила случая расслабиться и посетить фестиваль.


Корреспондент Радио Свобода в Мюнхене Александр Маннхайм успел побеседовать с несколькими из них…



Александр Маннхайм: Нынешний, 173-й по счету Октоберфест, самый успешный за последние десять лет, если судить по количеству посетителей и по бочкам выпитого пива, буквально оглушил россиян своей музыкой, весельем и тысячеголосым гамом. Все было для них новым, необычным. Однако, к их вящему удивлению, на этом сугубо немецком празднике они услышали и родные нотки. У моего микрофона Леонид Рокецкий , председатель Комитета Совета Федерации по вопросам местного самоуправления...



Леонид Рокецкий: Праздник Октоберфест - это восхитительно. Праздник объединяет нацию. Это замечательно! У нас такого нет. Многих поразило то, что там вдруг появились русские мелодии - «Катюша», «Калинка». Интересно, все же мы в самой консервативной части Германии. Причем, поют все. У нас во многих программах по телевидению ежедневно передают и рекламируют все сорта немецкого пива. Немецкие песни слышу каждый день. Поэтому мы слушаем немцев ежедневно, немцы поют наши песни. Многие политики думают, как сформировать национальную идею: им надо ехать на Октоберфест и учиться, как это формировать. Мне кажется, что народ симпатичнее друг другу без указания каких-то министров или политиков.



Александр Маннхайм: Возможны такого рода народные гуляния в России?



Леонид Рокецкий: Ой, это так надо было бы! Но, по всей видимости, сначала нужно было бы, чтобы выпили всю водку, (смех) а вот потом, когда останется только пиво без водки, вот тогда получится.



Александр Маннхайм: Мой следующий собеседник - депутат Госдумы Иван Мельников .



Иван Мельников: Я очень много слышал об этом празднике, но увиденное превзошло все мои ожидания. Во-первых, поразило количество людей. Люди радуются, веселятся, ведут себя непринужденно. Я не видел полицейских, не видел службы безопасности, и у меня сложилось впечатление, что и необходимости в их присутствии не было. Откровенно говоря, перенося это на нашу российскую действительность, для меня это очень поразительно. Дело закончилось тем, что и мы себя вели весьма непринужденно, также, как и завсегдатаи этого праздника, Октоберфеста, веселились. Я выпил две больших литровых кружки, а это больше, чем моя обычная доза.



Александр Маннхайм: Для немца (уточним - для баварца) это просто смешно. А как вы полагаете, возможно проведение такого рода мероприятия в России?



Иван Мельников: Да, мы обсуждали эту тему, сидя за столами на Октоберфесте. И пришли к такому выводу, что можем, и это было бы очень интересно, если бы мы нашей русской Масленице придали бы такой же размах, как немцы Октоберфесту.



Александр Маннхайм: А теперь у моего микрофона Сергей Захаров, научный руководитель Центра по демографии экологии человека при Российской академии наук. Как и подобает ученому, он сразу же дал краткий анализ Октоберфесту, как общественному мероприятию.



Сергей Захаров: Я впервые принял участие в Октоберфесте, и мне кажется, что здесь больше от шоу, такой массовой культуры, чем сохранение традиций каких-то прошлых времен. Сейчас он приобретает характер такой - возможность релаксации для людей. У меня такое ощущение, что немцы нуждаются время от времени в том, чтобы освободиться от достаточно размеренной, как бы по расписанию, жизни, ощутить себя людьми раскрепощенными. Конечно, восхищает массовость и то, что это довольно мирное мероприятие. Я видел, некоторые люди на Октоберфесте выпили довольно много, но они оставались людьми. Есть люди выпившие, но вот так, чтобы были совсем пьяными, я не видел. В России это неизбежно. Самые низменные, звериные чувства - они начинают выходить на первый план. Я себе с трудом представляю в России столь масштабное многотысячное мероприятие, где скапливается столько людей, чтобы было довольно спокойно, неагрессивно и без привлечения сил правопорядка огромного. Может быть, они и были, но я этого не ощущал. Это хороший пример массовых праздников, проявлений массовой культуры, которая скорее объединяет, чем разъединяет людей.


У нас все-таки это более интимный процесс - общение с друзьями, более тесный круг, который редко сопряжен с таким фоном - рев, крик, песни, музыка. Персональное общение затруднено. В России, мне кажется, главное отличие в том, что у нас такое общение гораздо более интимизированно, более дружеское и предполагает обязательно диалог, разговор обо всех проблемах - от международных до нарядов, мод и прочих.


Людям, конечно, нужны праздники, причем не официальные праздники, а которые идут как бы снизу. Но они должны иметь какую-то российскую специфику, про которую я не готов сказать, что нам надо, но какая-то форма, и обязательно ли это должно быть многотысячным собранием людей в одном месте, не уверен.


XS
SM
MD
LG